фильтр
по источнику
Slon.ru

Бытует мнение, что человек, даже и с большими (очень большими) деньгами может сделать в России политическую карьеру, лишь став частью системы (если повезет — важной деталью, а нет — так хотя бы ее винтиком). Как это сделал, например, Михаил Абызов, глава одного из министерств Открытого правительства. Или Владимир Груздев, владелец «Седьмого континента», бывший депутат Госдумы, а сегодня — губернатор Тульской области. Есть еще вариант — возглавить государственную корпорацию, как Виктор Вексельберг — «Сколково», например. Такого рода схемы устройства людей с большими деньгами в политический процесс можно было бы назвать адекватными сегодняшней политической логике.

Циники, их же можно поименовать реалистами, склонны видеть в деятельности Михаила Прохорова тот же самый подход. С той лишь разницей, что вместо «Сколково» и Открытого правительства Михаил Дмитриевич избрал нишу так называемой публичной политики. То есть он выступает не в роли чиновника, а в роли руководителя партии, политического деятеля. Что, по мнению циников, в сегодняшней системе — тот же чиновник, который — ко всем прочим качествам — должен также обладать некоторыми актерскими навыками и большей долей лицемерия.

Есть и другая точка зрения (условно — идеалистов). Мол, не надо везде видеть кремлевских марионеток. Ё-мобиль — отдельно (тяжелый бизнес-проект, хорошие машины в России вообще никто не делает), президентские выборы — отдельно. И вообще. Не надо плодить лишние сущности. Пианист играет как умеет. Прохоров учится на ошибках и планирует вдолгую. Сейчас, в частности, он занят созданием «Гражданской платформы». Ведет партийное строительство. Строит политическую карьеру, устремленную в будущее. И посмотрим, что будет лет через пять-десять. Когда закончится «эпоха Путина» (а она ведь должна закончиться когда-то, не правда ли?).

Но меня, если честно, рассуждения идеалистов не убеждают — уж очень легко Прохоров зимой 2012 года сыграл роль карманного кандидата для успокоения рассерженных горожан. А затем — просто пропал. Вместе со своими 8% голосов. Так не делает политик, цель которого — получение власти, а не игра с этой властью в поддавки.

Май 1968 года в Париже был похож на Болотные митинги в России в 2011–2012. Только Болотные митинги были еще глупее и растеряннее бардака 1968 года в Париже. Конечно же, в России, как всегда, злобный климат, и самое реакционное правительство в мире. Однако генерал де Голль тоже не был мальчиком из хора. Он пришел к власти, напоминаю, в 1958 году, в результате классического латиноамериканского стиля военного переворота, вывел войска на пляс Репюблик, и это де Голлю писали на стенах: «1958–1968, хватит, Шарль, уходи!» Похоже на московские антипутинские лозунги? Похоже.

«Революция норковых манто», собравшая на проспект Сахарова едва ли не всех проституток шоу-бизнеса обоих полов, конечно же, не была все-таки революцией норковых манто, туда явились в массе своей честно рассерженные горожане, интеллигенция. Однако Париж 1968 года и Москву-Болотную 2011–2012 сближает инфантилизм сознания рассерженных горожан, не привыкших к протесту и выражавших его как тщеславные дети. И в Париже 44 года назад, и в Москве только что, налицо самоупоение и ликование. А власть взять забыли, не озаботились. Только старый Лимонов с искаженным яростью лицом с тремя сотнями «спартанцев» портил праздник ликования на площади Революции.

Чтоб вы знали, де Голль ушел не под давлением студентов. Ушел в 1969 году от старости скорее, в возрасте 79 лет, и через год умер. Президентом стал жесткий консерватор Жорж Помпиду. Студентов загнали в аудитории и кампусы. Жизнь вернулась на круги своя. В Лионе работала гильотина, паспортные фотокарточки казненных ежедневно печатались на последней странице «Фигаро».

Русские почему-то считают, что мегадемонстрации на Западе могут делать с правительствами своих стран что хотят. Свергают их и убирают. Это не так. Подавляющее большинство мегадемонстраций заканчиваются ничем. Социалисты, пришедшие к власти во Франции в 1981 году, удовлетворили несколько раз требования демонстрантов. Президент-социалист Франсуа Миттеран считал, что его правительство должно вести себя как подобает социалистическому правительству — прислушиваться к народу. Премьер же Великобритании, консерватор-людоед мадам Тэтчер, напротив, презрительно игнорировала шествия, митинги и забастовки. Она разорила всю угольную промышленность Великобритании, поставив шахтеров на колени, дала умереть в тюрьмах десятку объявивших голодовку ирландских националистов. Невзирая на мегадемонстрации протеста. Провела империалистическую войну с Аргентиной, также невзирая на мегадемонстрации.

Но вернемся к нашим российским мутонам. Лето кончается, те, кто безрезультатно злоупотребляли доверием рассерженных граждан, самоназванные лидеры протеста, опять скликают их на шествие и митинг, на «марш миллионов». Понятно, почему «марш» (он же демонстрация) стал полюбившейся лидерам буржуазии формой протеста? Потому что такая форма позволяет опять и опять присваивать себе протестное движение. Люди-то приходят из своих личных побуждений, главное из побуждений — гнев и возмущение президентом, правительством и правящей партией — «Единой Россией». Однако буржуазные лидеры заявят позже хвастливо, мол «мы вывели…», после называется цифра, как правило, завышенная, говорящая о безудержном тщеславии называющего ее. В этом, они считают, и заключаются их политические заслуги.

Верят ли они, что мегадемонстрации заставят президента, правительство и партию «Единая Россия» оставить власть и провести в стране свободные выборы?

Нет, не верят. Ибо уже убедились, что властная группа научилась ловко справляться с мегадемонстрациями, организуя контрдемонстрации еще большего масштаба и научившись более или менее цивилизованно загонять демонстрации оппозиции в политические объятия. Не верят. Но в глубине души у них теплится надежда, что однажды в центре Москвы, на какой-нибудь площади Революции (примитивные начала политической географии Москвы они все-таки усвоили, и я их носом тычу полгода, и на своей шкуре 6 мая усвоили) произойдет им желанное. Они надеются, что рассерженные горожане вскипят и все сделают, сменят власть. А буржуазные лидеры ловко возглавят граждан.

Так что нас с Вами ждут бесконечные дубли Болотной, Сахарова и опять Болотной. В ожидании «авось». А власть будет стараться, чтобы «авось» никогда не случился.

Депутат-единоросс Александр Сидякин, автор недавно принятого Госдумой закона о митингах, предложил наделить некоммерческие организации (НКО), финансируемые из-за рубежа, статусом «иностранного агента» и ввести административную и уголовную ответственность. В случае принятия закона подобные НКО сами должны будут подать документы в Минюст для включения их в соответствующий реестр. Тем, кто будет злостно уклоняться от этой процедуры, грозит уголовное наказание вплоть до лишения свободы. Одни лидеры общественных организаций считают, что закон никак не повлияет на НКО, другие — что он их уничтожит.

Лев Пономарев, лидер движения «За права человека»:

Похожее происходило в Америке в период маккартизма, самый черный период американской демократии. Сегодня все крупные правозащитные организации в России финансируются из-за рубежа, это правда, потому что в России денег им не дают. Мы неоднократно говорили, что хотим получать деньги в России, нам начинал давать Ходорковский — известно, где он находится. Больше нам тут никто денег давать не собирается. Они пишут, что если НКО получает деньги из-за рубежа, она не должна заниматься политической деятельностью, при этом не уточняют, что это такое. Если бы они сказали, что мы не должны, например, напрямую участвовать в избирательной кампании, тратить гранты на раздачу листовок — я абсолютно согласен, мы в этом и не участвуем. Но они под политической деятельностью имеют в виду влияние на политику государства — а я действительно стараюсь влиять на политику государства, и я от этого не откажусь, и влияние на общественное мнение — опять-таки, это моя прямая задача. Когда мы требовали отставки Нургалиева или Бастрыкина, мы влияли на политику государства. Защищая отдельных людей, мы на нее не влияем, но когда сообщаем о системных проблемах, уже влияем. То есть я подхожу под критерии агента иностранного государства и вынужден буду официально в таком качестве зарегистрироваться. Я на это пойти не могу, значит, организация «За права человека» перестанет существовать. К сожалению, и другие правозащитные организации, скорее всего, придут к такому вывод, либо маргинализуются и скажут: да-да, мы не будем требовать отставки министра, который нарушает права человека. И их участь будет такой же, как у профсоюзов в советское время.

Речь Владимира Путина на открытии Петербургского экономического форума насторожила ведущего обозревателя Reuters. В своей сегодняшней колонке Кристиа Фриланд высказывает мысль, что заверения президента Путина о том, что Россия продолжает стоять на пути реформ и модернизации, — это попросту то, что хотят услышать западные бизнес-партнеры России.

Свои сомнения Фриланд, в частности, основывает на недавней лекции видного западного интеллектуала, бывшего руководителя Либеральной партии Канады, потомка белоэмигрантов Майкла Игнатьеффа.

«Либеральные демократии стоят перед новым и решающим вызовом — как строить отношения с “посткоммунистическими олигархиями” России и Китая. Эти авторитарные, капиталистические, прочно встроенные в глобальную экономику режимы беспрецедентны. Отношение к ним — величайший стратегический и моральный вопрос для Запада сегодня. Ответ на него определит историю XXI века так же, как борьба с коммунизмом и фашизмом определили XX век», — считает Игнатьефф. Предполагать, что будущее будет развиваться по какому-то определенному сценарию, — неуместно, и ожидание того, что Россия и Китай неизбежно пойдут по западному пути — это просто оптимистическое либеральное клише, продолжает он.

По мнению Фриланд, именно это клише российская элита и представила западным бизнесменам на прошедшем экономическом форуме. «Он сказал все то, чего хочет любой гражданин Европейского союза и других развитых стран. Именно так Путин видит будущее России всего через несколько лет. Мы идем тем же путем, который прошли все развитые страны», — приводит она слова первого вице-премьера Игоря Шувалова.

Уже в который раз в деле Pussy Riot нас пытаются убедить, что все будет решать только суд и сугубо по закону. А вы, уважаемые, не путайтесь тут под ногами и не мешайте вершиться правосудию. Что? Не будьте, господа, экстремистами! РПЦ, Патриарх, президент, «Единая Россия» тут, как обычно, абсолютно ни при чем.

К счастью, наш «малообразованный» народ, наверное, еще может отличить «незабудку от дерьма» и понять, когда годами под стражей держат олигарха за то, что он что-то там украл. Или бывшего военного за попытку организовать мятеж. Ректора университета за взятку. Спортсмена за убийство студента. Хотя любой из них может быть абсолютно невиновен. Но нет разумного объяснения тому, что после многочисленных громких медведевских гуманизаций три женщины, имеющие детей, сидят который месяц под стражей за танцы и крики. При наличии прямой и понятной статьи 5.26 Административного кодекса «Оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики». Ну, никак не больше тысячи рублей штрафа. Тут, разумеется, вступает в действия Главный Принцип Российского Права: «В России законы читают только законодатели, а исполняют только умалишенные». Кого и по какому громкому делу в России сажали по закону? Попробуйте вспомнить.

Соответственно, если спрос на элементарную справедливость полностью игнорируется, то на сцену, так сказать, истории выходят галоши (зимой надо подумать еще о валенках или чунях).

Да, никто не может запретить оцерковленному государству (ну, или огосударствленной церкви) посадить одного — троих — десятерых танцоров, блогеров да и просто мыслящих ненадлежащим непочтительным образом.

С другой стороны, никакая госмашина не может запретить вручить не устраивающему общественность чиновнику-политику-священнику очередную калошу. Не от радости и хохмы ради. На самом деле — от отчаяния и безысходности. В Великобритании в память о Пороховом заговоре сжигают чучело Гая Фокса, а у нас в знак участия в «чудесах» и беспределах — презентуют галошу. Нет у нас нормальных судов, но есть кондовые российские калоши. Можно, разумеется, принять за неделю и ввести в действие новый «антикалошный» закон: за один непочтительный взгляд на кого надо — пять лет зоны. Гомосексуалистов и прогулки запрещают — чего галоши-то не попытаться запретить.

Вопрос, однако, в том, что в следующий раз галошу вручат по результатам голосования в интернете (намедни аж администрация президента сказала, что это самый демократичный нынче способ) и придется сажать уже за «лайки» и тысяч десять человек. Одним словом, в эпоху быстрого развития интернет-технологий закон за галошами не угонится. Ну, или придется в неделю по закону принимать.

Поправки об одиночных свадьбах

Закон уже получил прозвище «больше трех не собираться». И действительно, теперь уведомления требует «организация не являющегося публичным мероприятием массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах». Поскольку эта формулировка в законе никак не расшифровывается, то трактовать ее будут правоохранительные органы в том ключе, в котором сочтут нужным. Какому-то сотруднику полиции может показаться, например, что 20 человек — это уже массовое пребывание, и потому они не могут без предварительного уведомления играть на лужайке в футбол. Или праздновать свадьбу на улице (да еще и с ленточками оппозиционного цвета!). Или ждать на платформе электричку. Иначе говоря, любая отдельно стоящая группа людей на улице уже виновна, и уже власти будут решать, кого именно следует задерживать, а кого нет. Быть законопослушным человеком при таких законах невозможно по определению. Ну разве что передвигаться по городу перебежками по ночам, сторонясь других людей. А о праздновании, скажем, свадьбы, надо просто подавать уведомление в мэрию. Или проводить одиночную свадьбу — она точно уведомления не требует.

Поправка об одноразовых заявителях

Согласно новому закону, организатором мероприятия не может быть только тот, кто был дважды за последний год осужден за нарушение правил публичного мероприятия. При этом, что такое «нарушение правил публичного мероприятия», в законе не указано. Например, организатор подал уведомление на митинг с темой «В защиту Конституции». А вы пришли на него и стали скандировать по привычке «Жулики и воры — 5 минут на сборы». Вас тащат в автозак и объявляют виновным в нарушении темы проведения публичного мероприятия. И вы уже никогда не можете стать организатором своего митинга. Таким образом, полиции надо продолжать задерживать по несколько сотен человек за раз и, глядишь, со временем и подавать заявки будет некому.

Поправка о назначении организаторов

Организаторы мероприятий по новому закону несут наибольшую ответственность — именно на их плечи ложится ответственность за причиненный вред. Вообще-то это противоречит Гражданскому кодексу, ведь в случае, когда вред причинен совместными действиями нескольких лиц, они по закону несут солидарную ответственность (ст. 1080 ГК РФ). Организатором несогласованной акции считается тот, кого таковым сочтут власти — в поправке говорится, что организатором признается тот, кто фактически руководит процессом. Теперь при задержании каждый активист понимает, что на него могут при желании легко навесить 100 000 рублей (а если где-то было повреждено какое-нибудь имущество, скажем, разбито окно, то до 300 000). Очевидно, что в такой ситуации мирно идти в автозак желающих будет меньше. В конце концов, даже если его и не признают организатором, то 20 000 (штраф для рядового участника) — тоже сумма немаленькая. Своими руками единороссы максимально повысили мотивацию активистов всеми силами отбиваться от стражей порядка.

Я знаю, что на Болотную, Сахарова, «Белое кольцо» и шествие по Якиманке стекались по одному: разрозненные группы людей присоединялись к толпе с самодельными дурацкими плакатами. А гражданским акциям обязательно предшествовали долгие личные дискуссии на тему «почему я пойду или не пойду на тот или иной митинг». И ведь этот хаос местами разбавляли политические и общественные организации совершенно разного толка — будь то коммунисты, националисты или федерация автовладельцев. Я знаю, что на Поклонную, Лужники, Манежную площадь (оба раза) «за Путина» люди шли «организациями»: выходили из общих автобусов, шли колоннами, с одинаковыми хорошо отпечатанными флагами, с лидерами во главе каждой «ячейки». Изредка, как, например, на Поклонной горе, шествие разбавлялось отдельными идейными, — часто городскими сумасшедшими. Организаторы путинских митингов, наверное, считают это оргпобедой и свидетельством цивилизованности.

Я не знаю среднего морального облика митингующего. Но помню, что ни на Болотной, ни на Сахарова я не встретила ни одного выпивающего человека. Помню и стойкий запах алкоголя, молодых людей с «Ягуаром» и пустые бутылки в Лужниках и на Манежной площади.

Полный портрет и политическая позиция каждого из тех, кто решил выйти на улицы, мне, конечно, не известны. Но на митингах «За честные выборы!» люди чуть ли не сами подходили ко мне и рассказывали, где они служат, как они работали наблюдателями, и как они возмущены нарушениями. Я помню, как стеснялись говорить о своем участии в митингах бюджетники, иногородние студенты и все «запутинцы». «Нет, это не стыдно… Но…», — говорит мне девушка из тех, кого привозили в Москву для голосования по открепительным и поддержки митинга за Путина. «Я голосовал за Путина. Работаю в Москве. Был в Лужниках и оба дня на Манежной площади. Больше вам знать ничего не надо», — отрезает мне мужчина с Манежной площади.

Последний вопрос был главным для всех журналистов, освещающих провластные акции в последние месяцы. Мы с рвением искали на уличных акциях внятный и искренний ответ на вопрос: «Почему Путин?», а получали — в лучшем случае, Свету из Иваново, в худшем, предложение отправиться подальше. Варианты ответов: «Вы же понимаете, что меня сюда заставили прийти», «Обещали премию и выходной», «Я хорошо живу и хочу так же, больше голосовать не за кого». Если ты общаешься с представителями прокремлевской молодежи напрямую, по правую руку от тебя моментально появится куратор процесса и будет следить за чистотой ответов — дальше он будет отслеживать, кому и куда ты звонишь и с кем говоришь еще.

топ авторов мнений

Юлия Латынина 26
Станислав Белковский 20
Михаил Делягин 17
Олег Кашин 13
Андрей Пионтковский 11
Михаил Ходорковский 11
Андрей Колесников 10
Юрий Пронько 7
Семён Новопрудский 6
Анатолий Лысенко 5
Дмитрий Камышев 5
Дмитрий Орешкин 5
Михаил Касьянов 5
Слава Тарощина 5
Александр Донской 4
Александр Рубцов 4
Алексей Навальный 4
Валерия Стрельникова 4
Глеб Павловский 4
Эдуард Лимонов 4
el-murid.livejournal.com 3
Simon Shuster 3
Алексей Кудрин 3
Алексей Кунгуров 3
Борис Вишневский 3
Валерий Соловей 3
Виктор Шендерович 3
Дмитрий Губин 3
Дмитрий Травин 3
Марианна Кочубей 3
Матвей Ганапольский 3
Михаил Фишман 3
Николай Петров 3
Станислав Кучер 3
Ivan Krastev 2
KermlinRussia 2
yzhukovski.livejournal.com 2
Александр Гольц 2
Александр Морозов 2
Александр Рыклин 2
Алексей Захаров 2
Алексей Левинсон 2
Алексей Макаркин 2
Алексей Мухин 2
Анатолий Баранов 2
Андрей Анисимов 2
Андрей Бабицкий 2
Андрей Бузин 2
Андрей Лошак 2
Андрей Мальгин 2
Андрей Полунин 2
Антон Носик 2
Божена Рынска 2
Булат Столяров 2
Валерия Новодворская 2
Василий Власов 2
Владислав Иноземцев 2
Владислав Наганов 2
Владислав Сурков 2
Георгий Бовт 2
Глеб Черкасов 2
Евгений Чичваркин 2
Екатерина Винокурова 2
Кирилл Рогов 2
Лилия Шевцова 2
Максим Гликин 2
Михаил Леонтьев 2
Николай Клименюк 2
Олег Козырев 2
Сергей Гуриев 2
Сергей Митрофанов 2
Сергей Шелин 2
Юрий Староверов 2