фильтр
по источнику
PublicPost

В администрации президента, инициировавшей запрет на усыновление, поторопились и не рассчитали возможные последствия, уверены собеседники PublicPost. Когда 14 декабря Барак Обама подписал “закон Магнитского”, Путин сказал — ответить. После этого в администрации все забегали по коридорам с бумажками, я своими глазами видел. В итоге победила идея замглавы администрации Вячеслава Володина, — рассказывает источник, близкий к администрации президента. Володин, в свою очередь, заручился поддержкой Екатерины Лаховой, которая о запрете на усыновление мечтала давно, у нее были все материалы, и Ольги Баталиной — своей давней знакомой еще по Саратову. Кто конкретно писал поправку, непонятно — по данным PublicPost, это все же Лахова. А вот член Координационного совета оппозиции Сергей Пархоменко нашел другой след с помощью IT-специалистов. В базе документов Госдумы он нашел текст поправок и исходные данные текста — согласно им документ создавал референт государственно-правового управления администрации юрист Сергей Тихомиров. Но и та и другая версия подтверждают — идея запрета в любом случае была спущена из Кремля, как и говорили источники PublicPost в среду, в день второго чтения в Госдуме.

Более того, один из собеседников в «Единой России» рассказал, что перед голосованием лидеры думских фракций встречались со спикером парламента единороссом Сергеем Нарышкиным, который с 2008 по 2011 год был руководителем администрации, и начальником управления внутренней политики администрации Олегом Морозовым, который с 1994 по 2011 год был депутатом. На этой встрече и было принято решение голосовать за закон. Голосовали в итоге не все. С теми, кто во втором чтении на кнопку не нажал или голосовал против, в четверг, 20 декабря, Морозов встретился еще раз. Интересно, что не поддержавший поправку во втором чтении Александр Сидякин на эту встречу просто не пришел. А вот Мария Максакова, воздержавшаяся в третьем чтении, пришла, но ее не убедили. В любом случае, иронизирует собеседник PublicPost в «Единой России», «при Суркове такого не было» (бывший замглавы администрации президента Владислав Сурков курировал внутреннюю политику с 1999 по 2011 год — PublicPost), и запрет на усыновление — «это крупнейший провал и ошибка внутренней политики Володина, который не просчитал риски».

Татьяна Макарова (жена арестанта Владимира Макарова)

Наверное, мне уже никогда не забыть подробностей 5 сентября 2011 года. Дня, когда суд признал моего мужа виновным в совершении насильственных действий сексуального характера в отношении нашей дочери и приговорил его к 13 годам колонии строгого режима. Казалось бы, прошел всего лишь год, но в нем было так много событий, переживаний и перемен, что хватило бы, думаю, на целую жизнь…

Столкнувшись лицом к лицу с судебной системой, я поняла, что суд в России — это театр абсурда, в котором не имеют значения ни здравый смысл, ни показания свидетелей, ни доводы адвокатов. Это всего-навсего фикция, потому что решение выносится заранее и в рамках единственно возможного алгоритма: уголовное дело — суд — обвинительный приговор — колония.

Сейчас невиновный человек «отбывает наказание» за то, что попался под руку в разгар антипедофильской кампании. Он находится в исправительной колонии в Ростовской области, работает бригадиром и по-прежнему верит в свое оправдание в Верховном суде.

А судьи, следователи, прокуроры… Меня давно интересует вопрос: как они, совершая из раза в раз подлость, живут с этим, мирятся сами с собой? Закрывают глаза на выбивания показаний из невиновных, отправляют их в тюрьмы, разрушая тем самым их семьи и жизни. Я не верю, что они не думают об этом, несмотря на выработавшийся профессиональный цинизм. Что у них есть, кроме большой зарплаты и доставшейся им власти над чужими судьбами? Совесть и Бог — так давно забытые ими понятия…

Николай Клименюк (зам. главного редактора PublicPost)

Процесс в Хамовническом суде зафиксировал окончательный коллапс правосудия. В не менее абсурдных процессах Ходорковского-Лебедева, Козлова или «педофила» Макарова правосудия было не больше, но там для понимания происходящего приходилось разбираться в довольно сложных материях, а судьи кое-как соблюдали внешние приличия. В деле Pussy Riot все не так. Предмет судебного разбирательства доступен и более-менее понятен — это минутное публичное выступление. Суд тоже был публичным, и даже самый непонятливый зритель видел, что это не суд. Участники процесса во главе с судьей даже не пытались имитировать следование букве и духу закона: судья демонстративно попирала нормы права и принятые в суде процедуры, адвокаты подсудимых не менее демонстративно отказались от участия в фарсе и заявляли свои протесты и ходатайства исключительно с прицелом на пересмотр дела даже не в российских кассационных инстанциях (они такая же фикция, как и Хамовнический суд), а в ЕСПЧ.

Во время процесса участницы Pussy Riot извинились перед оскорбленными верующими за «этическую ошибку». Сама же Русская православная церковь потерпела в деле Pussy Riot полное этическое фиаско. В самом начале еще можно было говорить о том, что церковь не вмешивается в светское судопроизводство. Но после того, как суд начал «рассматривать дело по существу», этот довод утратил всякую силу — суд полностью отверг политическую составляющую выступления Pussy Riot; Алехину, Самуцевич и Толоконникову под оглушительное молчание официальной церкви судили за нарушение церковного регламента и богохульство. По инициативе обвинения и при полной поддержке судьи Сыровой в зале Хамовнического суда в течение полутора недель выясняли, что «православно», а что не очень. Официальной церкви следовало выступить с объяснениями, сказать: «Прекратите говорить от нашего имени чушь», — в конце концов, разъяснить нормы церковного права, раз уж ими так заинтересовался светский суд. Ничего этого не произошло.

Благодаря молчанию церкви мы знаем теперь, например, что она считает «антихристианскими» феминизм и саму идею равноправия мужчин и женщин. Что она считает приемлемым применение в современном мире постановлений средневековых церковных соборов. Русскую православную церковь не оскорбляет, когда светский суд считает возможным обсуждать, с какой скоростью правильно креститься. Ее не беспокоит, что за «ненависть» к православию судят православную Марию Алехину, которая работала волонтером в православной же благотворительной организации. Наконец, православная церковь не сочла нужным пояснить, на что следует, а на что не следует обижаться православным верующим — а именно оскорбление их нежных чувств и было предметом рассмотрения в Хамовническом суде.

Молчала не только официальная церковь — ни один православный священник не пришел к Хамовническому суду, чтобы выразить свой протест против происходящего там беззакония, творимого именем православной церкви. И весь этот позор останется на церкви независимо от того, каким будет приговор, и будет ли, с учетом огромного резонанса, Путин принимать решение единолично, или посоветуется с патриархом.

За то, что произошло в Хамовническом суде, придется извиняться и государству, и церкви. Чем раньше это произойдет — тем лучше для всех.

Важно и другое. Pussy Riot протестовали против прихода церкви в школу. Теперь мы точно знаем, какие именно основы православной культуры там будут преподавать.

топ авторов мнений

Юлия Латынина 26
Станислав Белковский 20
Михаил Делягин 17
Олег Кашин 13
Андрей Пионтковский 11
Михаил Ходорковский 11
Андрей Колесников 10
Юрий Пронько 7
Семён Новопрудский 6
Анатолий Лысенко 5
Дмитрий Камышев 5
Дмитрий Орешкин 5
Михаил Касьянов 5
Слава Тарощина 5
Александр Донской 4
Александр Рубцов 4
Алексей Навальный 4
Валерия Стрельникова 4
Глеб Павловский 4
Эдуард Лимонов 4
el-murid.livejournal.com 3
Simon Shuster 3
Алексей Кудрин 3
Алексей Кунгуров 3
Борис Вишневский 3
Валерий Соловей 3
Виктор Шендерович 3
Дмитрий Губин 3
Дмитрий Травин 3
Марианна Кочубей 3
Матвей Ганапольский 3
Михаил Фишман 3
Николай Петров 3
Станислав Кучер 3
Ivan Krastev 2
KermlinRussia 2
yzhukovski.livejournal.com 2
Александр Гольц 2
Александр Морозов 2
Александр Рыклин 2
Алексей Захаров 2
Алексей Левинсон 2
Алексей Макаркин 2
Алексей Мухин 2
Анатолий Баранов 2
Андрей Анисимов 2
Андрей Бабицкий 2
Андрей Бузин 2
Андрей Лошак 2
Андрей Мальгин 2
Андрей Полунин 2
Антон Носик 2
Божена Рынска 2
Булат Столяров 2
Валерия Новодворская 2
Василий Власов 2
Владислав Иноземцев 2
Владислав Наганов 2
Владислав Сурков 2
Георгий Бовт 2
Глеб Черкасов 2
Евгений Чичваркин 2
Екатерина Винокурова 2
Кирилл Рогов 2
Лилия Шевцова 2
Максим Гликин 2
Михаил Леонтьев 2
Николай Клименюк 2
Олег Козырев 2
Сергей Гуриев 2
Сергей Митрофанов 2
Сергей Шелин 2
Юрий Староверов 2