фильтр
по источнику
OpenSpace.ru

Без провокации не обойдешься

Почему оппозиционер должен быть провокатором

До сих пор российские протесты развивались по одному и тому же сценарию. Противоправные или всего лишь морально неприемлемые действия власти побуждали наиболее активных и радикальных граждан протестовать. Власть нехорошо обходилась с этими людьми: била и задерживала их в начале декабря 2011 года, била и задерживала накануне и во время инаугурации Путина в мае 2012-го.

Сама собой сложилась система, в которой «радикалы» провоцируют власть совершить очередную подлость и беззаконие, а власть, совершая эту подлость и беззаконие, провоцирует более пассивных граждан, и те идут на согласованный и безопасный митинг.

Однако одни только согласованные и разрешенные хождения по улицам уже не дают роста численности и силы движения: система перешла на новый, более высокий уровень неустойчивого равновесия. Власти привыкли к тому, что граждане могут ходить и что-то кричать в специально отведенных для этого местах. Митинги и шествия прошли раз, прошли два и три, и… ничего: Путин пока в Кремле, деньги исправно воруются, проведен ТО репрессивного аппарата, который по-прежнему готов держать и не пущать. Власть устраивает поддержание status quo. Оппозиции же необходимо его нарушить.

Провокационные акции должны толкать власть на совершение действий, столь очевидно несправедливых, что они вынуждают граждан отторгнуть эту власть и бороться против несправедливости, существование которой они, возможно, ранее игнорировали. Только такая эскалация ведет к разрешению конфликта между властью и обществом. Речь не идет, конечно, о создании напряженности на пустом месте — только о том, чтобы показать то напряжение, которое уже существует в обществе. Кинг специально оговаривал, что протестные акции не исключают переговоров с властью, напротив, создание напряжения должно побудить власть к переговорам, компромиссу или даже капитуляции. «Никогда еще привилегированные группы не уступали своих привилегий добровольно». Говоря более привычным для России языком: «В борьбе обретешь ты право свое!»

В российских кухонных разговорах за тезисом о необходимости эскалации, о применении тактики провокативных акций прямого действия обычно следует возражение: «Ты что же, не понимаешь, что это выльется в насилие?». Мартин Лютер Кинг, отвечая на подобный упрек, писал: «Это все равно, что обвинять ограбленного в том, что наличие у него денег привело к дурному поступку — ограблению… Общество должно защищать ограбленного и наказывать грабителя!» Не протестующие виноваты, когда их и всех, кто попал под раздачу, бьет ОМОН.

Другое распространенное возражение: мол, вся эта суета с митингами и гражданскими акциями несвоевременна, Россия находится на другой ступени общественного развития, и когда-нибудь, лет через 200, мы получим и честные выборы, и работающий суд. Это мысль основана на дурно понятом историческом детерминизме: течение времени само по себе нейтрально и не приведет нас ни к свободе, ни к процветанию. Только действия или бездействие людей приближают нас к цели. Для протеста, для неповиновения всегда «не время». Цитируя Кинга, скажем: «“Подождите” почти всегда означает “никогда”».

Массовыми такие акции могут стать только при радикализации все большей части нынешних участников протеста. На первый взгляд задача выглядит как порочный круг. Однако здесь на помощь российской оппозиции успешно приходит власть, которая и без провокаций совершает действия, пусть не приводящие к увеличению абсолютного числа протестующих, но зато радикализующие уже имеющихся — это и действия полиции 6 мая, и обыски у Навального, Собчак и других оппозиционеров, и лишение мандата депутата Гудкова.

Остается надеяться, что радикализация приведет к успешной реализации тактики мирного гражданского неповиновения, а не к вооруженному противостоянию и появлению профессиональных революционеров-бомбистов.

В офлайн!

Андрей Лошак о том, что делать дальше

Летом ВЦИОМ опубликовал шокирующую цифру: 35% россиян вообще не читают книг, а из тех, кто читает, 43% предпочитают российские боевики и милицейские детективы. Комментируя эти данные для «АиФ», Сергей Капица сказал: Мы, наконец, пришли к тому, к чему стремились все эти 15 лет, — воспитали страну идиотов. Если Россия и дальше будет двигаться этим же курсом, мы получим страну, которой будет легче править, у которой будет легче высасывать природные богатства. Но будущего у этой страны нет!

Капица называет телевидение преступной антиобщественной организацией, разлагающей сознание людей, и обращается к государству с призывом срочно сосредоточиться на культурной политике. Профессор Капица — великий подвижник науки, но, как это свойственно многим хорошим людям, чрезмерный идеалист. Мы-то знаем, что государство кровно заинтересовано в преумножении агрессивно-послушных дебилов, в этом, собственно, его культурная политика и заключается. Спасать страну и народ можно лишь собственными руками.

В офлайн!

Андрей Лошак о том, что делать дальше

Москва и Россия — и вправду две страны, плохо знающие друг друга. Москва без циркового шоу с дополнительными списками и близко бы не подошла к 50% за Путина. Россия и без шоу проголосовала за него — не от злокозненности, а оттого, что объективно больше не за кого. Разгоряченных москвичей раздражает пассивный фатализм провинции. После выборов Фейсбук потонул в потоках горечи и злости. Философ Мартынов: «Путин поднял древнюю Россию, портки, лапти, бить жен, закусывать водку снегом. Они пришли и разбили наши айфоны». Журналист Сорокин: «63 процента России будет выбирать эту власть снова и снова, потому что она им обещает халяву, а это для русских, похоже, главная ценность, своего рода национальное достояние». Режиссер Серебренников: «Я с этими людьми живу в одной стране? Мы с ними говорим на одном языке? Мы читали одни книги? Мы слушали одну музыку? У нас одна судьба? Мы с ними часть одного народа? Кто они? И кто я?». Спустя время раздался более взвешенный голос Юрия Сапрыкина, предложившего ни в чем не обвинять любителей Стаса Михайлова и терпеливо ждать, когда они сами его разлюбят. Наконец, мудрейший Григорий Ревзин сказал самые важные слова: «Россия выбрала Путина президентом. У нас есть два способа поведения. Или развестись с ней и лететь куда-нибудь очень легким и независимым, или полюбить ее заново».

Современные либералы сложили с себя ответственность за положение народа, отгородившись от него «креативными кластерами». И в этом смысле перестали отличаться от «охранителей» режима. Разница — исключительно в подходе. Либералы упрекают народ в том, что он говно, охранители просят не трогать народ, потому что он говно.

Вот один вполне рукопожатный представитель «креативного класса» защищает в своем блоге пропутински настроенных работников «Уралвагонзавода» от нападок рьяных «белых ленточек»: «Русских людей надо любить и жалеть. Пусть у них будут Путин, “Единая Россия”, великая наша держава, великая наша страна, Максим Галкин, водка, колбаса, свет и горячая вода. И не надо их трогать. А то они потрогают вас». Очень удобно: пока мы тут наслаждаемся новым айпэдом и коллекцией Marni для H&M, они пусть смотрят свой телевизор. Многовековой груз ответственности сброшен: «Jedem das Seine» — каждому свое.

Что-то такое почувствовали кремлевские пиар-технологи, сделав антагонизм народа и интеллигенции основой избирательной кампании. Старый добрый большевистский прием, спекулирующий на разжигании в людях физического труда классовой ненависти к зажравшимся столичным белоручкам. Кампания строилась на сплошных мифах и фальсификациях — вплоть до слова «быдло», выдернутого из какого-то коммента в чьем-то блоге, но это сработало. Рейтинги Путина объективно накануне выборов начали расти. Значит, почувствовали в провинции вот это «ужаснитесь сами себе», идущее из протестующей Москвы, и не захотели ужасаться.

На самом деле либеральные москвичи и патриархальные провинциалы не являются врагами друг другу, как бы их ни пытались стравить. Мы все — и те, кто с айфоном, и те, кто с шансоном, — один народ. Если отбросить в сторону стилистические разногласия обеих сторон, никакого конфликта между нами нет. Есть общий интерес: жить в богатой, цивилизованной, безопасной и свободной стране. Конфликт в России испокон веков один: между государством и населением.

На это традиционно возражают: «народ заслуживает ту власть, которую имеет». Да, это так. Но хочется спросить: и что? Кто сказал, что это — навсегда? Сегодня заслуживает, а завтра — нет. Лишать народ шансов на развитие в силу его якобы генетической предрасположенности к рабству — это чистой воды нацистская идея о расовой неполноценности, причем в отношении собственного народа и, в конечном счете, самого себя. Но именно так думают охранители режима. С публицистом Ольшанским случилась в прошлом году занятная история. В марте он написал для журнала «Эксперт» текст, где честно признавал убогость и вороватость нынешней власти, но делал из этого парадоксальный вывод: другой нам и не надо, она тождественна этой стране, а будем улучшать — придет страшный народ и мало тогда никому не покажется. Это вообще основная мысль Ольшанского, занимающего среди либералов оригинальную нишу Кассандры в стане троянцев. Ранним утром Ольшанского разбудил главред «Комсомолки» Сунгоркин. Из объяснений стало ясно, что Сурков, курирующий «Эксперт», прочитал текст и рекомендовал его напечатать в самой массовой в стране газете. Статья вышла под характерным названием: «И неожиданно предпочтут повесить на той березке саму интеллигенцию». Меня тогда поразила невысокая самооценка власти, готовой к тому, чтобы быть публично оплеванной, ради того, чтобы как можно больше людей разделило вот эту нехитрую мысль: «Да, мы и сами с говнецом, но вы-то — полное дерьмо».

Заложница

О ролике Чулпан Хаматовой в поддержку кандидата Путина

Разве не его правительство откровенно наебало нас на выборах? Разве не они плевать на нас хотели при помощи Кургиняна?

Мне казалось, что теперь мы можем объявлять этих людей теми, кем захотим, потому что они нам больше – не нужны. Никакая лояльность уже невозможна, она сдохла четвертого декабря. Лояльность не переизбрали.

Я верю Чулпан Хаматовой, но, простите меня, я ни минуты не верю в то, что Путин всегда делает то, что обещает. И я не хочу верить в то, что Хаматова будет за него голосовать, как говорит об этом в том самом проклятом ролике.

А если бы Путин делал то, что обещал, то у нас были бы совсем другие суды, другие дороги, другая полиция, другая медицина, здравоохранение, и, конечно, страна.

В этой стране не били бы журналистов до полусмерти, не мухлевали бы на выборах и не брали бы в заложники сердобольных людей, которым приходится сниматься в агитационных роликах. В этой стране много чего было бы устроено по-другому. В том числе, власть. С ней, наверное, можно было бы иметь дело без оглядки на то, что в какой-то момент она достанет из-за спины одну простую вещь.

Ту самую ручку от швабры. Для всех для нас.

В этот раз получилось, что из-за гражданской активности стало непонятно, что делать дальше. Коммунисты, например, хотят канализировать весь протест, перехватить его и использовать на президентских выборах.

Но Путин — это эвфемизм. Всегда есть кто-то, кто ему подсказывает решения. И тут все грешат на Володина.

Володин держал в руках все козыри на этой кампании, и то, что все едросовцы смирно пошли в замы, однозначно значит, что решение было спущено сверху, и вообще «скажи спасибо, что в список прошел».

В ходе дискуссий все старые едросовцы молчат. Я на них посмотрел — впечатление потерянных людей. И упорно ходят слухи, что эта Дума — на год-полтора, а потом ее распустят и перевыборы будут. Дескать, Путину некомфортно работать с оппозицией в условиях, когда надо идти на какие-то компромиссы. А он любит чистые для прохождения сигналов каналы.

Сейчас всем будет заниматься Володин, а он не тот человек, который идет на компромиссы. Он один из самых неприятных людей, которые действуют в нашей политике. Ему, наверное, просто доставляет удовольствие топить тех, кто помогал ему восходить. Весь его рост выглядел так: его кто-то поднимал наверх, а потом тот, кто его поднимал, обязательно падал. Последний пример — Сурков. Именно Сурков сделал Володина секретарем президиума генсовета «Едра», а в результате, когда Володин стал руководителем аппарата правительства, когда начались игры с «Народным фронтом», в «Едре» пошли слухи, что Володин пытается руководить Сурковым. В свое время он и на Примакова так же наступил. Благодарности он не знает.

И он без зазрения совести будет делать первый тур. Будут подгонять результаты, будут в регионах рисовать цифры и будут мочить конкурентов подметными письмами и фотомонтажами. Это их технология. И если про Суркова говорили, что он стальная дубинка с резиновым стержнем, то Володин — это стальная дубинка, покрытая шипами. Она бьет в кровь. Из-за того, что он новичок, он не может продемонстрировать Путину плохой результат. Как он скажет: «Владимир Владимирович, ну вы понимаете, у нас теперь такая ситуация, нужен второй тур»?

Уступки, на которые якобы пошел Путин, — это демократические послабления, которые он сам должен был ввести, но позже. Прямые выборы, выборы губернаторов — Путин должен был разбрасывать эти царские подарки в мае. Но в администрации увидели, что заваривается каша, пошли протестные настроения, и решили дать подачку.

И я думаю, ничего в стране не изменится, поскольку Путин ни к чему новому не способен.

Несмотря на ожидания, обстановка в администрации спокойная. Все ждали, что у Путина будет падать рейтинг, что «Путин, иди на хуй» и всё такое сделают свое дестабилизирующее дело. Но в Администрации Президента и в правительстве все уверены в своих силах. Нет паники. Разрабатываются планы. В конце января, например, Володин проводил с губернаторами, мэрами и начальниками штабов совещание. Там главной установкой было: «Не надо гнать процент». Эта ситуация в корне отличается от той, что была перед парламентскими выборами: чиновники мандражировали, Сурков на всех орал, многие вообще не знали, что делать. Поэтому стали возможны такие серьезные предвыборные просчеты, как скандал с посещением Медведевым журфака МГУ, снятие Администрацией Президента карты наблюдения «Голоса» с сайта «Газета.ру».

Что касается самого Путина, то люди, которые отдыхали с ним вместе в Новый год в Сочи, говорят, что он в прекрасном настроении. Отношения с Медведевым у Путина, конечно, изменились. Раньше он в тусовке делал подчеркнутые реверансы Медведеву. Говорил «Дима то, Дима сё». А сейчас очень видно, что он играет первую скрипку, и в какой-то момент просто вспоминает, что Дима тоже здесь, и делает какие-то незначительные ремарки в его сторону. Тандема уже нет и не будет, и это все понимают, а Путин полностью уверен в себе. Хотя публично окружение Медведева делает сейчас все, чтобы подчеркнуть: Дима по-прежнему в игре. Вот и он сам где-то недавно заявил, что собирается через шесть лет снова стать президентом. Для этого якобы после выборов он собирается возглавить «Единую Россию», чтобы ее серьезно под себя переделать и модернизировать. Но если вспомнить, что за четыре года Медведеву не удалось до конца довести ни одного своего начинания, сложно предположить, что станет с партией власти.

А митинги? В Кремле все считают, что митинги только в Москве и возмущаются только люди, у которых по нескольку паспортов, гражданств, они могут в любой момент срулить за границу. А за Путина будут голосовать те, кто живет в этой стране, на этой земле. Их сейчас и пытаются разбудить и привести на участки.

К системной оппозиции в Кремле отношение простое. Знаете, кто первым заключил из наших официальных оппозиционеров «договор с дьяволом», когда Путин пришел к власти? Коммунисты! Они вместе обвели вокруг пальца правых, которые фактически победили на выборах тогда, и забрали себе все значимые посты в Госдуме. Какие еще вопросы к ним?! Они все сидят на бюджетных деньгах.

В несистемной оппозиции угрозы не видят вообще. Их беспокоит только то, что они могут использовать разрозненный протест населения для дестабилизации обстановки после выборов. Так что все усилия Кремля будут направлены также на то, чтобы подстраховаться в этом плане: губернаторам жестко сказали, чтобы они разрешали все острые проблемы в своих областях, не позволять избиркомам отфутболивать жалобы оппозиции. То есть фальсификации, конечно, на выборах будут, но губернаторы должны сделать так, чтобы они не стали скандальными. Основная стратегия состоит в том, чтобы не пускать митинги дальше, в регионы. Болотная должна выглядеть как протест зажравшихся москвичей. Понятно, на федеральном уровне никто с оппозицией на серьезный диалог не пойдет.

Силовики, конечно, считают часть оппозиционеров агентами Госдепа, докладывают о своих подозрениях в Кремль. По поводу «Голоса» ФСБ тоже писала. Но реальных доказательств у них нет. Это понимают даже в Администрации Президента и относятся с юмором к их запискам. То есть они могут всерьез написать: «Навальный получил миллиард долларов из Госдепа. Цель — развал России». Как они себе это представляют? «Лёша, развали Россию!» — «Да не вопрос, за ярд всё сделаю». То есть всем понятно, что от ФСБ никакой пользы.

На совещании с губернаторами Володин называл цифры — до 52 процентов людей готовы проголосовать за Путина уже сейчас, и тенденция к росту якобы. Я не знаю, за счет чего идет этот рост, потому что Путин не меняется.

Путин — человек очень предсказуемый и понятный, несмотря на его тягу к неожиданным решениям. Я думаю, что будет так, как раньше, не хуже и не лучше. В Кремле уверены, что большинство россиян именно этого и ждут.

топ авторов мнений

Юлия Латынина 26
Станислав Белковский 20
Михаил Делягин 17
Олег Кашин 13
Андрей Пионтковский 11
Михаил Ходорковский 11
Андрей Колесников 10
Юрий Пронько 7
Семён Новопрудский 6
Анатолий Лысенко 5
Дмитрий Камышев 5
Дмитрий Орешкин 5
Михаил Касьянов 5
Слава Тарощина 5
Александр Донской 4
Александр Рубцов 4
Алексей Навальный 4
Валерия Стрельникова 4
Глеб Павловский 4
Эдуард Лимонов 4
el-murid.livejournal.com 3
Simon Shuster 3
Алексей Кудрин 3
Алексей Кунгуров 3
Борис Вишневский 3
Валерий Соловей 3
Виктор Шендерович 3
Дмитрий Губин 3
Дмитрий Травин 3
Марианна Кочубей 3
Матвей Ганапольский 3
Михаил Фишман 3
Николай Петров 3
Станислав Кучер 3
Ivan Krastev 2
KermlinRussia 2
yzhukovski.livejournal.com 2
Александр Гольц 2
Александр Морозов 2
Александр Рыклин 2
Алексей Захаров 2
Алексей Левинсон 2
Алексей Макаркин 2
Алексей Мухин 2
Анатолий Баранов 2
Андрей Анисимов 2
Андрей Бабицкий 2
Андрей Бузин 2
Андрей Лошак 2
Андрей Мальгин 2
Андрей Полунин 2
Антон Носик 2
Божена Рынска 2
Булат Столяров 2
Валерия Новодворская 2
Василий Власов 2
Владислав Иноземцев 2
Владислав Наганов 2
Владислав Сурков 2
Георгий Бовт 2
Глеб Черкасов 2
Евгений Чичваркин 2
Екатерина Винокурова 2
Кирилл Рогов 2
Лилия Шевцова 2
Максим Гликин 2
Михаил Леонтьев 2
Николай Клименюк 2
Олег Козырев 2
Сергей Гуриев 2
Сергей Митрофанов 2
Сергей Шелин 2
Юрий Староверов 2