фильтр
по источнику
Lenta.ru

Острое реактивное состояние

Госдума вернулась к штампованию карательных законов

Если прежде власть использовала парламент для юридического обеспечения собственных интересов, то с наступлением осени депутаты, похоже, совсем вышли из-под всякого контроля. Забег Госдумы на 100 метров грозит обернуться законодательным марафоном с совершенно непредсказуемым финишем. Экспертные оценки, забота юристов о согласовании новых законодательных мер со старыми нормами, конституцией и просто здравым смыслом — все это пошло побоку. Деятельность парламентариев активно маскируется заботой об общественных интересах — но при этом парламентарии, ссылающиеся на общественные интересы, совершенно игнорируют тот факт, что восприятие в обществе тех или иных деяний легко становится объектом манипуляций. И самое неприятное, что депутатов некому стало одернуть. На избирателей внимания они давно уже не обращают, хотя при этом охотно эксплуатируют самые худшие качества толпы: истеричность, агрессивность, незрелость, стремление все на свете рубить сплеча. Другие же ветви власти не только не пытаются вмешаться, но и, похоже, поощряют этот процесс.

Карательный императив, сформулированный Путиным, после лета 2012 года становится для российской власти палочкой-выручалочкой в любой ситуации. Судя по всему, власть восприняла выборы в Думу и последовавшие за этим протесты не как провал, свидетельствующий о необходимости структурных изменений, а как недоразумение, требующее зачистки поля от, как выражается президент, «некоторых вещей». Реакция, запущенная после выборов президента, стремительно распространяется и на другие сферы жизни через механизм, заточенный для удержания власти и тем уже отстраненный от ключевой своей задачи — готовить качественные законопроекты.

Говори сердцем

Юрий Сапрыкин о тонкостях создания предвыборных речей

Возможно, где-то в кремлевских закромах ждет своего часа рукописная страница, начертанная недрожащей путинской рукой, но понятно, что желающие поучаствовать в речах и смыслах именно этого кандидата уже выстроились в несколько шеренг и вряд ли у путинской программы есть шанс превратиться в монолог от первого лица. С другими кандидатами не лучше. Зюганов, кажется, отвечает на все вопросы, включая в случайном порядке файлы на встроенном жестком диске, записанные еще году этак в 96-м. Речи для Явлинского, судя по всему, примерно с тех же времен пишут какие-то миролюбивые человекоподобные роботы. Традиционно искренен лишь Владимир Вольфович — но уж лучше воровство, чем такая простота.

Шутки шутками, но в этой предвыборной кампании — помимо Чурова, ущербных дебатов и неправильных подписей — есть еще одна серьезная проблема: все кандидаты, при прочих многочисленных отличиях, не верят в то, что говорят. Или, по крайней мере, настолько утомлены предписанными им ролями, что не способны такую уверенность сыграть. Это же всегда видно, на уровне интуиции — кто повторяет текст с телесуфлера, а кто реально стоит на своем: таких в нынешнем избирательном цикле попросту нет. Тот же Путин в 99-м купил страну не только полетами на истребителях — он был правдоподобен, достоверен, даже шутка про «мочить в сортире» звучала так, будто случайно вырвалась. Не то сейчас: последние юмористические высказывания премьера выглядят так, будто над ними не спали ночами сотни сотрудников конкурирующих сурковско-володинских штабов, и нет сомнений, что до 4 марта мы услышим еще немало упражнений в этом синтетическом жанре.

А ведь, казалось бы, так просто было бы если не догнать и перегнать Путина, то хотя бы взорвать эту предвыборную кампанию, да что там — стать народным героем, возможно даже, войти в историю. Достаточно просто выйти и сказать, что думаешь. Может быть, коряво, нескладно, путаясь в падежах — зато от сердца. Не нанимать батальон специалистов, которые научат, как выглядеть «своим парнем» — а просто стать своим парнем.

Ущемленный русский

Почему Алексей Навальный не хочет кормить Кавказ

Я уверен, что в любой более-менее крупной националистической организации в России, если им дать возможность развиваться легально, появятся лидеры, и действующие лидеры будут меняться таким образом, что будут выглядеть не более радикально, чем любые правые политики в Европе. А там, где побеждают как раз зиг-хайлисты, там все это будет скатываться к каким-то небольшим группировкам, действующим полулегально, не знаю, в составе 30 человек.

В Швейцарии Народная партия победила на выборах. Набрала немножко меньше, чем на прошлых выборах, но, тем не менее, она победила. Ее риторика гораздо более жесткая и агрессивная, чем риторика ДПНИ, запрещенного в России. Ничего страшного не случилось, и фирма «Ганвор» с Геннадием Тимченко совершенно не боится ужасных швейцарских националистов, ухудшения инвестклимата и погромов. Вполне себе сидит и пилит наши денежки там.

Ты согласен с тем, что у русских, конкретно у русских существуют специальные, специфические проблемы, или не согласен? Этих специфических проблем много. Некоторые они разделяют с другими народами России, например, алкоголизм. Русские деградируют из-за этого, как деградируют, например, народы Севера. А есть проблемы специфически русские: например, миллионы русских, которые остались за пределами России.

То, что в Туркмении находится огромное количество этнических русских, которых Путин фактически обменял на газовые контракты, и они там совершенно бесправны — это конкретная проблема, и это конкретная проблема русских. Я здесь не вижу ничего ужасного в том, что это необходимо признать. К сожалению, какая-то странная государственная и медиа-политика, так исторически сложилось, почему-то слово «русский» в принципе табуируется и считается достаточно ругательным или опасным. То есть везде, где возникает слово «русский», уже начинается какая-то возня вокруг этого, что, я считаю, неправильно.

Существует факт того, что русские были выдавлены, именно конкретно русские, были выдавлены из республик Северного Кавказа.

И вот большинство граждан Российской Федерации скажет вместе со мной, что не надо вливать таких денег в Дагестан и в Чечню, если мы не получаем никаких результатов. Большинство граждан Российской Федерации вместе со мной скажет: мы не хотим финансировать строительство шариатской армии в Чечне. Большинство граждан Российской Федерации скажет: мы хотим ввести визовый въезд с республиками Средней Азии. Вся страна это обсуждает, но только в правительстве это не обсуждают и в Думе это не обсуждают. Ну так тогда этот вопрос обсуждается на улице, а на улице, конечно, это все имеет тенденцию обсуждаться в таком ключе: «Давайте всем вломим».

Вот если ты поедешь в Якутию, в город Мирный, ты все-таки увидишь некий средний уровень здравоохранения, правоохранительных органов, судебной системы, который соответствует всей остальной России. Так же плохо, как и во всей остальной России, но примерно соответствует уровню.

Если ты поедешь в Ингушетию или в Дагестан, ты там вообще ничего подобного не найдешь. Для любого гражданина страны — для русского, татарина или якута — поездка в Чечню или в Ингушетию выглядит неким опасным предприятием. А поездка на Дальний Восток опасным предприятием не выглядит. Посмотри, что происходит в Чечне. Там реально на эти деньги создается шариатская армия. Поэтому если деньги идут на что-то нормальное и мы могли бы посмотреть, на что их действительно расходуют, эти вопросы бы не стояли, а если мы видим, что туда вкачиваются деньги, а потом на день рождения Кадырова приглашают Хиллари Суонк и других голливудских звезд, то, конечно, как-то это нам совсем не нравится!

«Манежки» случаются от беспредела властей. И своя «Манежка» бесконечно происходит где-то там в лесу Ингушетии, потому что точно так же одни баи бесконечно отбирают водочные заводы у других баев, и вот они ведут там бесконечную войну и перестрелку. «Манежки» и всякие беспорядки, как в Кондопоге, происходят от проблем. Кого-то прирезали или случился кошмар какой-то, люди побежали, и случился погром. По-другому и не будет, к сожалению. Если не работают суды, не работает милиция либо работает каким-то странным образом, то так и будет происходить.

Ты ведь согласен с тем, что если завтра, не дай бог, какой-нибудь чеченский чиновник придавит кого-нибудь на улицах Москвы, то для милиции это будет означать, что не нужно вести дело в соответствии с уголовно-процессуальным кодексом, и они будут звонить и выяснять, можно или нельзя, какой это родственник, кто за кого вписывается, из Чечни сразу выезжает куча черных «Мерседесов», чтобы здесь решать вопросы, и так далее. Именно такой формат правосудия и раздражает всех.

топ авторов мнений

Юлия Латынина 26
Станислав Белковский 20
Михаил Делягин 17
Олег Кашин 13
Андрей Пионтковский 11
Михаил Ходорковский 11
Андрей Колесников 10
Юрий Пронько 7
Семён Новопрудский 6
Анатолий Лысенко 5
Дмитрий Камышев 5
Дмитрий Орешкин 5
Михаил Касьянов 5
Слава Тарощина 5
Александр Донской 4
Александр Рубцов 4
Алексей Навальный 4
Валерия Стрельникова 4
Глеб Павловский 4
Эдуард Лимонов 4
el-murid.livejournal.com 3
Simon Shuster 3
Алексей Кудрин 3
Алексей Кунгуров 3
Борис Вишневский 3
Валерий Соловей 3
Виктор Шендерович 3
Дмитрий Губин 3
Дмитрий Травин 3
Марианна Кочубей 3
Матвей Ганапольский 3
Михаил Фишман 3
Николай Петров 3
Станислав Кучер 3
Ivan Krastev 2
KermlinRussia 2
yzhukovski.livejournal.com 2
Александр Гольц 2
Александр Морозов 2
Александр Рыклин 2
Алексей Захаров 2
Алексей Левинсон 2
Алексей Макаркин 2
Алексей Мухин 2
Анатолий Баранов 2
Андрей Анисимов 2
Андрей Бабицкий 2
Андрей Бузин 2
Андрей Лошак 2
Андрей Мальгин 2
Андрей Полунин 2
Антон Носик 2
Божена Рынска 2
Булат Столяров 2
Валерия Новодворская 2
Василий Власов 2
Владислав Иноземцев 2
Владислав Наганов 2
Владислав Сурков 2
Георгий Бовт 2
Глеб Черкасов 2
Евгений Чичваркин 2
Екатерина Винокурова 2
Кирилл Рогов 2
Лилия Шевцова 2
Максим Гликин 2
Михаил Леонтьев 2
Николай Клименюк 2
Олег Козырев 2
Сергей Гуриев 2
Сергей Митрофанов 2
Сергей Шелин 2
Юрий Староверов 2