фильтр
по источнику
Forbes

Суверенное бездорожье: как Россия превращается в пустоту

За пределами крупных городов страна все больше напоминает безжизненное редколесье

Сергей Медведев (профессор Высшей школы экономики)

Я езжу по этой дороге в Тарту уже почти 10 лет, ровно те самые годы, что Россия неуклонно поднималась с колен, и вижу, как с каждым годом уже в 200 км от Москвы пространство распадается на глазах. Дорогу М9 непрерывно ремонтируют, но она становится все хуже. Все больше вокруг мертвых деревень — по ночам на десятки километров ни одного огонька, и люди встречаются все более безрадостные, бредут куда-то с санками вдоль обочин или голосуют без особой надежды в глазах: рейсовых автобусов я тоже, кстати, не видел. За исключением нескольких сетевых заправок придорожный сервис все более убогий: шашлычные шалманы, куда и завернуть страшно, и сараи с запчастями для грузовиков. Местное население, как в XVI веке, торгует у дорог дарами леса: сушеными грибами, морожеными ягодами, грубой меховой одеждой. А сам лес понемногу отвоевывает оставленное цивилизацией пространство: зарастают кустарником брошенные поля и деревни, деревья все ближе подходят к дороге. И если раньше по дороге то и дело встречались засады ГИБДД с радарами, то в этот раз я не встретил ни одной.

Власть, инфраструктура, люди — все растворяется в небытии.

Мы с попутчиками чувствовали себя героями фильма «Бумер», пропадающими в российском пространстве.

В Тарту мы проводили зимнюю школу по проблемам государства и суверенитета. И мне пришло в голову, что дорожный апокалипсис на трассе М9 имеет к этому самое прямое отношение. И пока Госдума борется с иностранными агентами и оранжевой чумой, а Дмитрий Рогозин рассказывает нам, что Россия отстаивает свой суверенитет то ли в битве за Сирию, то ли в противостоянии американской ПРО в Европе — этот самый суверенитет на дороге М9 мы уже потеряли. У суверенитета есть два аспекта: номинальная власть и контроль. Символы власти на трассе кое-как присутствуют: в городе Зубцов рядом с отелем «Боверли-Хилл» видно здание местной администрации с российским триколором, а на подъезде к городу Нелидово стоит бетонная будка, на которой написано «Россия, вперед!», но эффективный контроль над пространством уже утерян. Здесь нет ни государства, ни инфраструктуры, ни институтов, ни, в общем-то, жизни.

Еще десятилетие подобного распада — и уже никто не поедет по этой дороге ни в Пушкинские Горы, ни в Карево, родовое поместье Мусоргского, ни в Остров с его уникальными лыжными тренировочными базами, ни в древний Изборск, ни в белокаменный Псков.

А еще десять лет — и от России останутся десятка два крупных городов, имиджевые инфраструктурные проекты типа того же Сочи, маниловского моста на Остров Русский и стадионов к Чемпионату мира по футболу, а между ними — пустота с редколесьем и запущенными дорогами. Россия превращается в побитое молью покрывало, в котором все больше дыр и все меньше ткани. Мы отстояли свой суверенитет подо Ржевом и Вязьмой в 41-м, но растеряли его на дорогах, проходящих по тем же местам.

В процессе по делу сельского учителя Ильи Фарбера (приговорен в Твери за якобы имевшее место получение взятки от главы компании, ремонтировавшей сельский клуб по заказу Фарбера, правозащитники считают дело сфабрикованным. — Forbes) использовались совсем другие доказательства. Этот процесс вообще очень странный. Илья Фарбер «вымогал» очень необычную сумму — 132 600 рублей. Бриллиант в короне процесса — это, конечно, запись, на которой прокурор насчитал «30 хрустов купюр по пять тысяч». Я даже боюсь предположить, как часто этот прокурор слышит шелест пятитысячных купюр, что способен на слух отличить их от банкнот номиналом 1 тыс. руб., 500 руб., 100 руб. или от шуршания туалетной бумаги. По идее, через пять минут после такого заявления в зал суда должны войти санитары и проводить прокурора в ближайшую психиатрическую лечебницу. Но санитары задержались, судья дослушал прокурора, согласился с его доводами и дал Илье Фарберу 8 лет колонии строгого режима за коррупцию.

Судя по сроку, который дали Фарберу, его взятка — это самый вопиющий случай коррупции в Российской Федерации за все время ведения масштабной телевизионной антикоррупционной кампании. Больше за коррупцию не давали никому.

Я очень жду суд над Евгенией Васильевой или Еленой Скрынник. Услышит ли судья звон золотых колец? Почувствует ли запах тонко выделанной кожи, из которой компания Hermès вручную изготавливает сумки «Биркин»? И по какому курсу суд конвертирует стоимость этих предметов роскоши в тюремный срок? Даст хотя бы год за комнату?

На прошлой неделе Верховный суд отменил приговор Фарберу, но не из-за идиотского вердикта, а из-за грубейших процессуальных нарушений. Тем не менее до нового рассмотрения в феврале 2013 года крупнейший коррупционер России Илья Фарбер будет оставаться в заключении.

Тезис о плохой работе правоохранительной системы стал банальностью, но за ней прячется один важный аспект, который мало кто замечает… Простой анализ пяти–десяти–двадцати случайных уголовных дел показывает, что между преступлением и тяжестью наказания нет никакой связи. То есть нет того самого права, которое охраняет правоохранительная система. Следовательно, нет и самой правоохранительной системы.

Отсутствие правоохранительной системы говорит об одной простой вещи: в России нет государства. То, что выдает себя за государство, таковым не является. Понять это мешает потребительское отношение к нему, ощущение, что государство «нам должно» — и много: образование, здравоохранение, дороги, воду в кране, тепло в домах. Но на самом деле образование, медицина и даже дороги — это услуги, которые можно покупать на рынке.

Базовая функция государства — организация легитимного насилия внутри страны и за ее пределами. Насилия, основанного на праве, то есть на единых правилах для всех независимо от пола, национальности, вероисповедания, доходов, общественного положения и родственных связей. Если проще: государство в базовой комплектации, без опций — это полиция, армия и суды. И пока оно не может наладить нормальную работу полиции и судов, ему не стоит соваться в образование или здравоохранение и собирать на эти нужды налоги.

Невыполнение государством базовой правоохранительной функции — это и есть основная проблема нашей страны. Она влечет за собой все остальные: от плохого инвестиционного климата (Михаил Ходорковский сидит, потому что аппарат действовал не по закону, а по указке. Сергей Магнитский и вовсе пал жертвой этого самого аппарата насилия) до низкой туристической привлекательности.

И эта та проблема, с которой надо бороться в первую очередь. Проще говоря, по-настоящему имеет смысл выходить на улицу не за общие призывы «Путин, уходи», а за то, чтобы противостоять беспределу правоохранительной системы. Ситуация начнет выправляться, когда каждый будет знать, что в случае незаконного преследования со стороны государства десятки тысяч человек выйдут на улицы отстаивать его права.

Крымск. Конец пиару

Власти всегда пытаются сохранить лицо после катастроф, но теперь это бессмысленно. Обманывать людей стало невероятно трудно

Скажу страшное: пиар как работа по созданию привлекательного имиджа на наших глазах теряет всякий смысл. Что толку работать над публичным образом губернатора Краснодарского края, если в момент стресса он произносит чудовищные слова и открывает свое истинное лицо. Телекамера обязательно окажется где-нибудь рядом, и невозможно сделать второй дубль, вырезать сорвавшиеся с губ слова, даже удалить ролик из интернета.

Когда у вас нет возможности контролировать поток информации, у вас нет возможности «управлять репутацией». Ради чего запускать в СМИ фотографию национального лидера, который напряженно смотрит с высоты (так и просится — свысока) сквозь иллюминатор самолета на район бедствия. В сети немедленно появляется другой «релиз», на котором эта картинка совмещена с фотографией Саакашвили, который по колено в воде и в окружении людей разбирается с похожей бедой в своей стране. И все: сидящего в самолете не спасает ни выгодный ракурс, ни лаконичная эстетика кадра — он выглядит как позер.

Пусть затраты на предотвращение катастроф не влияют на электоральный результат действующего президента, а вот количество денег, потраченных на преодоление последствий, дают прямой положительный эффект. Но в социальных науках как нигде верно утверждение: «Мысль изреченная есть ложь». Сам факт публикации выводов меняет картину мира. Во-первых, все поголовно начинают использовать ноу-хау, оно быстро становится общим местом и больше никому не дает преимущества; во-вторых, критики и аналитики тоже в курсе дела и припоминают исследования каждый раз, когда нужно прокомментировать очередной жест политика, что обесценивает его немедленно. Преимущество получает не тот, кто знает приемы, а тот, кто действует осмысленно и нетривиально.

В условиях тотальной информационной прозрачности самый грамотный «пиар» — это заниматься реальным делом и вести себя прилично, даже когда тебя никто не видит. Увы, это новейшее ноу-хау пока дошло не до всех. Вчерашнее заявление президента на совещании в МИДе — еще одно подтверждение того, что он не чувствует духа времени. «Пока, надо признать, образ России за рубежом формируется не нами, — заявил В.В. Путин. — Поэтому он искажен часто и не отражает реальную ситуацию...» Но в условиях существования интернета и социальных сетей никто конкретно уже не может «формировать» образ — информация идет сплошным потоком, на ее основе образ формирует такая страшная сила, как краудсорсинг. Кстати, как показывают исследования, «мудрость толпы» редко дает сбой, обычно она все оценивает верно.

Имитации и симулякры — это атрибуты двадцатого веха. Эпоха сменилась. Обманывать людей стало невероятно трудно. Сегодня в пропагандистском противостоянии победит не тот, кто знает «приемы», а тот, кто занимается полезным делом и прилично себя ведет, даже если за ним никто не наблюдает.

Дождь с горы и другие правдоподобные причины трагедии в Крымске

Микроблогер о том, почему мы никогда не узнаем, что в действительности произошло 7 июля в Краснодарском крае

Важнее, что общество (даже «креативный класс» в Москве) не интересуют реальные причины трагедии — технологические, социальные, организационные. Причины, не узнав которые будет невозможно предотвратить подобные события в будущем. Отказаться от детального расследования — значит взять на себя ответственность за повторение катастрофы и новую гибель людей.

К сожалению, мы построили систему, в которой нет ни одного субъекта государства или общества, который был бы заинтересован такое расследование проводить. Проще говоря — заботиться о сохранении жизни людей просто невыгодно.

Давайте представим на секунду, что в нашей стране заработали институты. Появился независимый суд и эффективная правоохранительная система. В этой ситуации в объективном и детальном расследовании были бы заинтересованы прежде всего сами жители Крымска.

Их бы не устроило «потемкинское расследование», в котором 500 следователей СК РФ перероют город в поисках стрелочника. Им было бы нужно объективное, с привлечением независимых технических специалистов — метеорологов, гидрогеологов, специалистов по гидродинамике.

После этого жители Крымска могли бы засудить краевую администрацию и МЧС на огромную сумму за отсутствие адекватного оповещения о наводнении, и владельцев гидротехнических сооружений, если удастся доказать их причастность.

На отсуженные деньги они построили бы себе новые красивые дома, отложили бы на старость и образование детей. В свою очередь, администрация и МЧС, оказавшись на грани банкротства, наконец поняли бы, что профилактика трагедий банально выгоднее, чем ликвидация последствий. Система бы начала сама регулировать себя за счет экономических стимулов. И главное — появилась бы экономическая мотивация спасать жизни.

Что же делают жители Крымска в реальности? Сидят на крышах своих домов, живут в палаточных лагерях и ждут компенсации. На самом деле ждут подачки от тех самых людей, которые после очередного заседания пошли со спокойной совестью спать и оставили их один на один со стихией.

Соглашаясь на подачку, они обречены выслушивать, как представители власти несут откровенный бред, перечисляя дикие, противоречивые версии трагедии, ни одна из которых не выглядит правдой. Хотя единственным адекватными словами в этой ситуации было бы: «Простите, что мы вас не оповестили. Мы не знаем, что произошло, но попытаемся разобраться, чтобы это не повторилось в будущем».

Патриархальная коррупционная система будет жить и воспроизводить себя, пока между подачкой и правдой люди будут выбирать подачку. И я не готов винить жителей Крымска за их выбор, потому что выбора у них нет. Эти люди вынуждены соглашаться на подачку.

Если они будут исходить из ложного предположения, что в России есть независимая судебная система, и захотят отстоять свои права и добиться правды, они просто умрут. Во-первых, суд будет длиться несколько лет. Во-вторых, у краевой администрации намного больше возможностей повлиять на его исход. За это время в России затопит еще пару городов или сгорит еще несколько деревень. К тому моменту, когда дело будут заминать, жители Крымска лишатся даже того единственного, что у них есть сейчас, — общественного внимания и поддержки.

Выбор подачки — это не слабость или глупость, а трезвая оценка той реальности и системы общественных отношений, в которой мы вынуждены существовать. В этой системе они должны выбирать — деньги или туманная возможность предотвращения следующей трагедии. У них нет ни одного инструмента, с помощью которого они могли бы одновременно получить деньги и принудить власти заняться профилактикой катастроф.

Если отстраниться от дымовой завесы создаваемых режимом симулякров государственных и общественных институтов, легко увидеть три принципа, которые Путин полагает аксиомами.

  • Демократия — это власть большинства. Меньшинство должно принимать эту власть и подчиняться ей.
  • Власть большинства означает право применения мер принуждения, включая физическую силу и репрессии, к меньшинству от имени большинства во всех случаях, когда меньшинство протестует или даже просто активно возражает, а следовательно, отсутствует необходимость договариваться с меньшинством.
  • Право выступать от имени большинства на ближайшие 6 лет монопольно принадлежит лично Путину в результате нечестных выборов.Все остальное является следствием этих принципов, с которыми оппозиция, во всяком случае оппозиция либеральная, согласиться не может.

Современная экономика знаний, где большая часть добавленной стоимости создается творческим меньшинством (не путать с постиндустриальной экономикой), в условиях подобного диктата попросту невозможна.

Фактическая ликвидация федерализма, местного самоуправления, разделения властей (включая независимый суд), реальной политической конкуренции, самовластие коррумпированной бюрократии и силовых структур возвращают страну в индустриально-сырьевую эпоху тридцатых-шестидесятых годов прошлого века.

Массовое производство технически сравнительно несложной или устаревшей продукции, а также сырья силами в основном крупных государственных или окологосударственных предприятий — вот перспектива России на ближайшие годы в сфере «бизнеса».

Осознание, что современная экономика и современное общество есть совокупность меньшинств, а современная демократия — способ защиты их интересов, — слишком революционное и ментально неприемлемое изменение парадигмы для политиков, составляющих путинское окружение. Да и для самого Путина.

В такой ситуации попытки применения силы со стороны власти более вероятны, чем искреннее стремление договориться, найти компромисс.

Понимание, что меньшинства способны нанести ущерб неприемлемого масштаба и действием, и словом, и даже бездействием, придет к власти слишком поздно, когда протест радикализуется и вернуть его в переговорное русло будет практически нереально.

Вадим Прохоров, адвокат, в прошлом — юрист СПС, член ЦИК РФ:

Нынешним законопроектом власти преследуют главную цель — закошмарить нарождающийся средний класс, чтобы он перестал ходить на митинги. Учитывая, что сентябрьская рокировка Путина и Медведева окончательно довела общественность, на улицы стали выходить сотни тысяч человек.

На мой взгляд, этот закон только разозлит и без того рассерженных горожан. Все это мало понравится даже тем, кто не был особо политизирован.

Вадим Соловьев, руководитель юридической службы КПРФ, депутат Госдумы:

С правовой точки зрения закон ужасный. По всему тексту неконкретные формулировки, очень высокие штрафные санкции. Фактически все отдается на откуп правоприменителям — полиции и судам. И это самое опасное для оппозиции, поскольку практически любое ваше действие при участии в протестных акциях может быть подогнано под любую статью о нарушениях. Неконкретность, расплывчатость формулировок при описании нарушений дает возможность присудить человеку, который, может быть, вообще ничего не совершал, самый максимальный штраф. В этом — главная опасность закона.

Об этом мы говорили и на заседаниях профильного комитета, и вчера на пленарном заседании Госдумы мы пытались достучаться до наших коллег из «Единой России». На что думский спикер Сергей Нарышкин мне сказал: «Зачем вы поднимаете этот вопрос? Вы что, не видите, что большинство депутатов даже не читали этот закон?» То есть было сказано открытым текстом, что большинство единороссов этот закон даже не читали, но это не помешало им за него проголосовать.

Андрей Бабицкий (редактор Forbes.ru)

Все парламентские фракции, кроме «Единой России», консолидированно голосуют против законопроекта. Плюс к тому, чтобы затруднить его принятие, они используют разнообразные техники саботажа. Например, выдвигают сотни поправок к проекту, которые предлагается рассматривать по одной. Впрочем, саботаж не эффективен: партия большинства рассматривает каждую поправку за несколько секунд. А это значит, что надо использовать другие методы борьбы.

Например, сдавать депутатские мандаты.

Возможно, это не самый парламентский ход, но ведь и сам парламент стал пустой формальностью. Партия, набравшая чуть больше половины голосов в Думе в результате массовых фальсификаций на выборах, демонстративно отказывается идти на какие-либо компромиссы с консолидированной оппозицией и принимает антиконституционный закон. Что еще хуже, принимает его ad hoc, с единственной целью сорвать массовую акцию протеста, запланированную на 12 июня. Когда парламентское большинство не проявляет уважения к Конституции и в целом недоговороспособно, участие в заседаниях парламента становится не просто бессмысленным, но и предосудительным.

В настоящий момент оппозиционные партии стараются вести борьбу в «правовом» поле. Практической пользы, как мы видим, в этом нет, а символически они легитимизируют все то беззаконие, которое происходит на Охотном Ряду. Не спорьте с дураками, говорил Марк Твен, они стащат вас на свой уровень, а затем подавят опытом.

Выход из Государственной думы даже нескольких десятков узнаваемых депутатов ударит в самое больное место нынешней конструкции власти: осознание собственной нелегитимности. Депутаты от «Единой России» давно уже не имеют собственного политического капитала, они заимствуют его у представителей системной оппозиции, не стесняющихся сидеть с ними на одних заседаниях и разговаривать на одном языке. Отказ от видимости конструктивного сотрудничества и напоминание о зимнем требовании перевыборов в Госдуму стали бы для харизматичных депутатов «Справедливой России» и КПРФ лучшим политическим ходом, чем продолжение кулуарной борьбы.

У любого оппозиционного депутата, отличающего добро от зла, есть два аргумента против сдачи мандата, но оба выглядят слабыми. Первый из них — избиратели, ради которых стоит, кажется, продолжать борьбу. На деле последние события в какой раз показали, что защищать интересы своих избирателей в пределах парламентских стен стало невозможно. Не говоря о том, что многие люди, голосовавшие в декабре за «Справедливую Россию», не расценят уход ее депутатов из парламента как нарушение предвыборного контракта. Второй аргумент — корочка, которая дает неприкосновенность и позволяет совершать депутатские запросы и проходить в госучреждения. Но практика опять же показывает, что от всего этого мало пользы.

В России установлена диктатура, это ясно сейчас и тем более будет очевидно к середине недели, после принятия поправок в Административный кодекс. В диктатуре не может быть оппозиции, а лишь диссиденты, объединенные лозунгом «Соблюдайте собственную Конституцию».

Ложь, шок и видео

Владимир Путин как ушедшая политическая натура

Студенты протестовали против фальсификаций «за денежку». Марионетками на Болотной площади орудовала рука Госдепа. Лидеры оппозиции кричали собравшимся: Бараны, вперед!. А я ничего не слышал, играл в хоккей. Если не вернуть восходящий к феодализму институт прописки, начнется межнациональная рознь. Ну и, конечно, шокирующая греза: вместо ленточек на протестующих висят презервативы.

Кандидат в президенты Владимир Путин, высказавший перечисленное в прямом эфире, как никогда близок к харакири. Объясню почему. Недавно я писал, что политическая борьба перемещается из офлайна (там ее придушили) в онлайн (дух свободы дышит, где хочет), но не думал, что ситуация накренится в считаные месяцы. Оппозиция назначает встречи в соцсетях, делится вирусными роликами против партии власти — а та размещает заказы в SMM-агентствах и противопоставляет гражданской выдумке какую-то ерунду авторства неискренних копирайтеров.

Интернет принуждает конкурировать в равных условиях, а не давить. Административный ресурс не действует. Если бы «ВКонтакте» закрыла оппозиционные группы, сперва вместо каждого заблокированного сообщества возникло бы еще пять, а затем пожар перекинулся бы в глобальные соцсети. Проблема Владимира Путина как публичного политика в том, что востребованным оказалось то, что ему органически чуждо, — культура дискуссии, искренность, готовность не увиливать от злых вопросов.

Путин + Медведев = застой

Эксперты Forbes про новое путинское президентство и ближайшее будущее страны

Для меня самое важное в сегодняшней новости то, что обещание Медведева найти и наказать напавших на меня людей растворилось в воздухе вместе с его властью, как и любые другие его обещания. Я еще буду много об этом думать.

Возможно, теперь мы все либо умрем при Путине, либо свалим из страны, но сколько будет ада впереди — мы пока знать не можем.

Я думаю, что от Путина мало зависит, как будет выглядеть страна через 12 лет. И не только потому, что ему будет 71 год. В мире глобальный экономический кризис, в стране политические, национальные и разные другие противоречия. История не спрашивает мнения людей, которые планируют 6-летние избирательные циклы.

Путин + Медведев = застой

Эксперты Forbes про новое путинское президентство и ближайшее будущее страны

Главная неожиданность в том, что Медведева взяли в правительство, потому что должность премьер-министра не выглядит удобной и привлекательной и не сулит больших лавров. Я думал, что если Медведев и уйдет с поста президента, то скорее на пост председателя Государственной думы. Видимо, у него здесь была возможность выбора, и он хочет контролировать кабинет министров в значительно большей степени, чем во время своего президентства. Об этом свидетельствуют и слова президента о грядущем обновлении состава правительства.

Тем не менее центр принятия политических решений возвращается в Кремль. И если в экономике у Медведева, как у премьера, будут серьезные возможности, то политику будет полностью контролировать президент, который очень осторожно относится к каким-либо реформам в политической сфере. Так что модернизация у нас, скорее всего, будет проводиться в экономике, но не в политике.

Я думаю, Путин пришел к выводу, что он сможет удержать политическую стабильность в условиях экономических реформ. По сути, экономические реформы отданы Медведеву, а Путин будет заниматься поддержанием политической стабильности.

Путин + Медведев = застой

Эксперты Forbes про новое путинское президентство и ближайшее будущее страны

Борис Грозовский (экономический обозреватель)

Еще хуже ситуация с институциональной точки зрения. К завершению 20-летнего (1999-2018) правления Путина накопится усталость, которая может взорвать систему, а сравнения с брежневским застоем могут стать уже не метафорой, а буквальным тождеством. Путину не удаются преобразования — он мастер поддерживать стабильность. Но со временем число заинтересованных в ней социальных групп будет сокращаться.

Наконец, даже реформаторская активность первых лет путинского президентства будет сопровождаться не ослаблением, а усилением российской версии госкапитализма. Государство, подконтрольные ему корпорации, а также компании, которыми владеют друзья президента, будут усиливать свои позиции во всех секторах, где только это возможно. Это станет основным и очень серьезным барьером для улучшения делового климата. Одновременно быть арбитром и игроком у государства не получается, особенно когда на поле есть ряд привилегированных игроков, по определению играющих по особым правилам.

Путин + Медведев = застой

Эксперты Forbes про новое путинское президентство и ближайшее будущее страны

Сергей Гуриев (директор Российской экономической школы)

Путину — как никому другому — будет трудно проводить реформы. Весь его политический капитал основан на достижениях «стабильности». Ему будет крайне трудно выступить с реальными предложениями демонтажа выстроенной «вертикали». Эти предложения не будут поняты основными избирателями Путина — единороссами, бюрократами, сотрудниками госкомпаний и бюджетниками.

В то же время реформы объективно необходимы. Без реформ России угрожает судьба СССР. Это признавал и сам Владимир Путин. Вот что он говорил в 2008-м: «Следуя этому [инерционному] сценарию, мы не добьемся необходимого прогресса в повышении качества жизни российских граждан. Более того, … подвергнем угрозе само ее существование».

топ авторов мнений

Юлия Латынина 26
Станислав Белковский 20
Михаил Делягин 17
Олег Кашин 13
Андрей Пионтковский 11
Михаил Ходорковский 11
Андрей Колесников 10
Юрий Пронько 7
Семён Новопрудский 6
Анатолий Лысенко 5
Дмитрий Камышев 5
Дмитрий Орешкин 5
Михаил Касьянов 5
Слава Тарощина 5
Александр Донской 4
Александр Рубцов 4
Алексей Навальный 4
Валерия Стрельникова 4
Глеб Павловский 4
Эдуард Лимонов 4
el-murid.livejournal.com 3
Simon Shuster 3
Алексей Кудрин 3
Алексей Кунгуров 3
Борис Вишневский 3
Валерий Соловей 3
Виктор Шендерович 3
Дмитрий Губин 3
Дмитрий Травин 3
Марианна Кочубей 3
Матвей Ганапольский 3
Михаил Фишман 3
Николай Петров 3
Станислав Кучер 3
Ivan Krastev 2
KermlinRussia 2
yzhukovski.livejournal.com 2
Александр Гольц 2
Александр Морозов 2
Александр Рыклин 2
Алексей Захаров 2
Алексей Левинсон 2
Алексей Макаркин 2
Алексей Мухин 2
Анатолий Баранов 2
Андрей Анисимов 2
Андрей Бабицкий 2
Андрей Бузин 2
Андрей Лошак 2
Андрей Мальгин 2
Андрей Полунин 2
Антон Носик 2
Божена Рынска 2
Булат Столяров 2
Валерия Новодворская 2
Василий Власов 2
Владислав Иноземцев 2
Владислав Наганов 2
Владислав Сурков 2
Георгий Бовт 2
Глеб Черкасов 2
Евгений Чичваркин 2
Екатерина Винокурова 2
Кирилл Рогов 2
Лилия Шевцова 2
Максим Гликин 2
Михаил Леонтьев 2
Николай Клименюк 2
Олег Козырев 2
Сергей Гуриев 2
Сергей Митрофанов 2
Сергей Шелин 2
Юрий Староверов 2