фильтр
по источнику
Эхо Москвы

Народ у нас пошел какой-то нервный. Чувствительный какой-то. А ведь казалось, что россиян ничем не проймешь.

Что очередной теракт, уносящий жизни десятков людей, забывается уже через неделю. Что гражданам абсолютно все равно, будет у них свобода или нет, жульничают на выборах или считают честно. Что без взятки невозможно решить никакого вопроса.

Что гаишники открыто вымогают деньги. Что бандиты управляют целыми городами и станицами, насилуя и грабя. Что соседи гадят в подъезде, а подъезд не знал ремонта последние тридцать лет.

Мы полагали, что наш народ невозмутим и безразличен. Но нет! Оказывается, есть область, где нас очень просто вывести из душевного равновесия и расстроить до глубины души, вплоть до стойкой утраты трудоспособности. Это религиозные чувства.

Я уверен, что Дума примет закон об оскорблении религиозных чувств. И кары в нем будут суровыми. Но мне интересно, как все-таки это оскорбление станут выявлять? Кто и по каким критериям?

Вот, например, разве не оскорбительно для пожилых бабулек, которые отдают со своих копеечных пенсий на нужды храма последнее, узнать, что батюшка, которому они руку целовали, после службы может заложить за воротник и кататься по городу на машине, которая стоит больше, чем все их пенсии вместе взятые? Или их оскорбляет только «Сказка о Попе и работнике его Балде»?

Можно ли теперь сказать, что Бога нет и не попасть в тюрьму? Можно ли совершать намаз, не опасаясь, что оскорбишь этим чувства православных? И можно ли креститься в присутствии мусульман? И кто вообще решил, какие конфессии считать традиционными, а какие нет?

Просто вы можете верить в Бога, но не принадлежать ни к одной из этих конфессий, и получается, что ваши религиозные чувства ничего не стоят и оскорблять их не только можно, но, наверное, даже нужно. А вообще, смысл закона прост. Вы можете сказать что угодно, а потом приведут какого-то товарища, который скажет, что вы оскорбили его чувства. Оскорбили — и всё тут. И вас либо разорят штрафами, либо посадят.

Для действующей власти угрозой является существенное снижение экономических показателей. Это первое. Для действующей власти существенной угрозой является иностранное вмешательство. Это второе. Ну то, что мы видели в Ливии. Скажем, бомбардировки страны. Мы видели в Ираке, видим в Сирии. Вот это реальная угроза. Если же этого не происходит, то как бы не не любил Запад, условно говоря, тот же Иран, ничего там не происходит. Поэтому в России трудно исходить даже самым рьяным оппозиционерам из того, что Запад будет вмешиваться. Тем более что Запад на каждом шагу показывает, что он вмешиваться во внутренние дела не собирается. И мы видим и вступление России в ВТО, и отмену поправка Джексона-Вэника — это все поддерживает мою гипотезу. А второе: экономические ресурсы власти материально поддерживать свой электорат пока беспрецедентно высоки, поэтому рассчитывать на то, что резко наступит какое-то разочарование, не приходится.

Александр Евсин (руководитель IT, блогер, офицер запаса)

Приход Путина на президентский пост сопровождался истерией, мол, если не Путин, так Госдеп тут же устроит в России оранжевую революцию. Взамен перспектив хаоса, братоубийственной бойни, обнищания и превращения России в подстилку империалистических держав, людям был предложен так хорошо все знакомый добрый Путин, который уже один раз поднял Россию с колен. И большинство избирателей ему поверило. Оправдывает ли надежды Путин? В категоричной форме, пока рано говорить, но даже сейчас посеяны зерна сомнения. Посеяны ни Навальным, ни Собчак, ни Немцовы, и даже не старыми как мир правозащитниками Новодворской и Алексеевой, ни национал-большевиком Лимоновым… Эти зерна посеяны лично Путиным, его администрацией и так любимой в народе служанкой власти партией Единая Россия.

Лично я, радея за судьбы России тоже проникся надвигающимся оранжизмом и проголосовал за Путина. Проголосовал, хотя уже давно не вполне одобряю его политику, его поведение, его PR. Проголосовал, не видя других кандидатов, и полностью осознавая, что не вижу этих кандидатов именно из-за Путина. Поверил в нависшую над страной угрозу. Поверил в те инициативы, которые заявила власть перед выборами. Поверил в «дистанцирование» Путина от Едра. Поверил в ОНФ. Поверил, что меня не будут кормить с экрана ТВ амфорами, байкерами и пр. шелухой. Поверил в желание Путина дать в России всем право голоса. Во многое я поверил… Меня обманули. Цинично обманул, так обманули, как умеют обманывать только рекламщики. Неважно, какой там будет вкус у бургера, на картинке он прекрасен, а не нравится — вали отсюда, в очереди еще миллион простаков. На наш век хватит.

Да, меня обманули. Но я не намерен терпеть обмана. И именно голос таких как я, наиболее убийственен для Путина. Я не креативный класс, у меня нет айпада, я не хипстер. Я офицер запаса, я 17 лет прослужил России, именно я уговаривал читателей перед выборами, что главное Россия, что без Путина все рухнет, я был охранителем. Думал, что охраняю Россию, а на самом деле стал охранителем Путина. Который немедленно наплевал на мое доверие после оказанной ему услуги! Теперь я вижу разницу. «Путин не равно Россия». Я вижу, что Путин попросту не способен ничего изменить. Взамен амфор пришли журавли. ОНФ — пустышка. Едро штампует непродуманные конъюнктурные законы. Армия покупает итальянские бронемашины. Все, что было хорошего предложено Путиным, так и остается предложениями, а не действиями. И теперь я буду охранять Россию от Путина. И никто не посмеет мне сказать, что я московский хипстер, который не знает нужд и чаяний простого народа. Я и есть представитель того самого народа, который поверил Путину и уже начал разочаровываться в нем.

С подобными настроениям, я почти уверен, проголосовали все честные люди, которые интересуются политикой и обществом. Да, в нашей стране много таких людей, которых все устраивает. Откаты, распилы. Это ведь не только чиновники. Чтобы пилить — нужна двуручная пила. Одна сторона у чиновника, а другая у коммерсанта. Кто-то в Едре окопался. Кто-то еще как-то устроился. Эти люди двумя руками будут за Путина. Но таких не очень-то и много. Большинству людей нужен закон, порядок, честность, достаток и необходимо признать, что кое-что Путин в этом направлении сделал. И многое получилось. Но что-то мне подсказывает, что все, что он сделал — он уже сделал. Ждать ничего существенного и нового — безосновательно. Настроения народа при голосовании за Путина «На безрыбье и краб рыба». И очень многие уже сегодня поняли, что безрыбье как раз из-за краба.

Хватит нести чушь про госдеповство Навального, про коммерсанта Гудкова. Они не идеалы. Но честны в большей мере, чем их противники из власти. Это их противники миллиардеры, сидящие ровно на отжатом у России бабле. Цинизм ситуации, что даже воровство им не пришьешь. Все законно. Но справедливо? Они сами пишут себе законы, по которым богатеть могут только они. А остальных ловят на мелких огрехах, которые невозможно не совершить в встроенной ими системе воровства и жульничества. Да, к сожалению, сегодня абсолютно честным, можно быть только на собственной кухне. Жулики и воры из власти приватизировали на себя и для себя огромные национальные богатства России — ресурсы, оставшуюся еще промышленность, умы людей. И даже не могут переварить это все. У них уже заворот кишок от невиданной роскоши. Власть сделала самое настоящее государство-корпорацию, воплотив в жизнь принцип, которым руководствовался Муссолини: «Друзьям — все, врагам — закон!».

Нынешнее время чудовищно тем, что граждан никто не защищает, что страной никто не руководит, и она пошла в разнос в главном — в исполнении Конституции.

Предложение закона о богохульстве противоречит букве Конституции, где прописаны принципы светского государства.

Срок в восемь лет (Таисии Осиповой), когда просят четыре, противоречит духу Конституции, которая стоит на страже интересов гражданина, особенно имеющего детей.

Прямое издевательство над семьей Навального также противоречит Конституции, потому что она не предусматривает войну с собственным гражданином.

Однако есть человек, в обязанности которого входит исполнение Конституции — это президент. Но президент умыл руки и отправляет всех куда подальше — в тот же суд, который дает восемь лет, когда прокуратура просит четыре.

Я хочу сказать, что может быть впервые общество оказалось в руках государства-бандита, которое могут сделать с кем угодно что угодно.

И нет марксисткой идеи, нет Комитета партийного контроля. Нет ни совести, ни чести. А есть новые хозяева страны, которые используя механизмы государства, перестраивают Россию под себя.

Радиопрограмма «2012» // Политика без межсезонья

гость: Станислав Белковский, политолог, президент Института национальной стратегии

Виталий Дымарский
Я чего-то не очень вижу, и не только я, чтоб он [Путин] был согласен идти на какие-то послабления. Наоборот, как бы наблюдатели, политологи и эксперты всё больше и больше говорят о том, что идёт некая эскалация жестокости, да? И совершив один шаг, одну жестокость, да, он вынужденно совершает следующие.
Станислав Белковский
Да, жестокости нарастают просто как снежный ком. То, знаете ли, вернули выборы губернаторов, то возвращаются выборы мэров, то разрешили регистрировать партии в любых количествах. Ну просто жестокость на жестокости, и жестокостью погоняет. Другое дело, что наши оппозиционеры, как вы сказали, наблюдатели, политологи и эксперты совершенно не готовы к такому развитию событий, они не собирались никогда бороться за власть. Они собирались быть прихлебателями на кремлёвских приёмах и говорить — «Ну, конечно! Путин никогда не отдаст ни пяди, ни грамма власти!». Поэтому, вот, сейчас, смотрите, здесь стоит волован с красной икрой, а здесь, совсем наоборот, бокал с двойным Hennessy Paradis. Сейчас мы выпьем Hennessy Paradis, закусим его волованом с красной икрой и снова пойдём рассуждать про кровавого Путина. А когда перед людьми встали конкретные задачи, конкретная повестка дня борьбы за власть, пусть даже на региональном и муниципальном уровне, они сразу слились. А в чём жестокость? В клевете? В законе о клевете? Мы жили при этом законе почти всю жизнь. Медведев декриминализировал статью о клевете полгода назад. И чего-то мы с вами, господин Дымарский, не сели по этой статье. Хотя…

Станислав Белковский
… Понимаете, просто я хочу сказать, что если вы спросите меня, счастлив ли Алексей Навальный, что ему предъявили обвинение и взяли подписку о невыезде, я отвечу «да», потому что он зашёл в политический тупик, он не смог конвертировать свой ресурс индивидуального лидера в лидерство коллективное, потому что боялся растратить свой ресурс, и тут ему преподносится царский подарок власти, как говорила Анна Андреевна Ахматова, «Мы с тобой ещё попируем. Я царским своим поцелуем Злую полночь твою награжу».

Станислав Белковский
… Навальный должен был получить подписку о невыезде, потому что он начал заходить в политико-исторический тупик. Он отказался от партийного строительства, от любых коллективных проектов. Ему нужен был какой-то политический импульс. Кремль руками следственного комитета этот импульс ему дал. Это не измена по Милюкову, это глупость. Потому что в соответствии с известным принципом Белковского, любая правящая система на определённой стадии деградации достигает той степени, когда она начинает работать против себя и принимать контрпродуктивные для себя решения. Системе не нужно было предъявлять обвинения Навальному и брать с него подписку о невыезде. Тем не менее, она это сделала. Это никакие не репрессии. Да, Навальный сегодня говорит, что он готов пойти за Ходорковским, это звучит так, как если бы я сказал: «Ну, знаете, я тут встал с дивана немножечко, принял рюмочку водочки, закусил сёмгой, решил — пойду-ка я за Христом». Вот, примерно так это всё звучит.

И пошлость оппозиции ничем не уступает пошлости власти. И пока мы это не преодолеем, пока это не выйдет из быто, мы не должны говорить о репрессиях. Какие репрессии, слушайте? Тут призывают судить Путина Владимира Владимировича в газете «Ведомости», устроить Нюрнбергский процесс над ним. Это репрессия?

Виталий Дымарский
Хорошо. Но, понимаете, получается так, вот, здесь нам кто-то написал: «Здравствуйте, и правда ведь не расстреливают. Спасибо партии за это. Белковский, вы серьёзно это?».
Станислав Белковский
Да, я серьёзно это. Я серьёзно. Потому что тогда я говорил всё время о 40 миллиардах Путина, когда я вышел в первые в 2005 году с книгой «Бизнес Владимира Путина», которая заканчивалась тем, что Путин не Муссолини и не Гитлер, а Мобуту Сесе Секо, то есть типичный клептократ третьего мира, то вся прогрессивная общественность ответила мне следующее: «Белковский — агент ФСБ. Поэтому ему позволено такие вещи говорить», на что я вынужден был ответить: «Дорогие товарищи, давайте пойдёмте и станем все агентами ФСБ, потому что если это ведомство выдаёт нам лицензии на говорение правды, то тогда и нам…».

Станислав Белковский
… Если оппозиция займётся делом, а не ерундой, а ресурс оппозиционный есть, и опросы в том числе и Левада-центра, и даже прокремлёвского ФЦИОМа об этом свидетельствуют, говорят о росте протестных настроений. Если оппозиция сломает эту четвёртую плексиглазовую стену между мёртвой сценой Болотной площади и бурлящей и кипящей, как Солярис, собственно Болотной площади, тогда это можно сделать, но этим надо заниматься. А сейчас все занимаются повышением личной капитализацией, полным уклонением от реализации каких-либо коллективных проектов, способных реально воздействовать на власть. Ещё раз повторю, Великий Новгород — ключевое событие. В этом году 1150 лет российской государственности, если отсчитывать от 862 года, когда призвали Рюрика, Трувора и Синеуса. Победить в Новгороде — это сломать самую тенденцию. И вообще я сторонник конституционной монархии, потому что конституционные монархии, как мы сегодня видим по европейскому опыту, есть идеальная модель демократии. От Швеции до Испании, от Великобритании до Дании.
Данила Линдэле (гражданский активист, пресс-секретарь депутата ГД Ильи Пономарева)

Поработав с этими ребятами в Крымске, посмотрев на них на Селигере, мое видение изменилось. Есть среди них, конечно, много идиотов, но большинство — абсолютно адекватные люди, готовые выслушать мнения других людей. Мы с Ильей Пономаревым восемь часов провели в одной машине с комиссаром движения «Наши», который всю дорогу рассказывал о том, что ему не нравится происходящее в стране, что третий срок Путина — ошибка, а голосовал за Единую Россию лишь потому, что голосовать больше не за кого. Он за стабильность. Он считает, что у людей появились машины и без задержек стала выплачиваться заработная плата только благодаря Путину, а не ценам на нефть. Говорит, что если появится настоящая политическая сила, пусть даже оппозиционная, способная изменить жизнь в стране к лучшему, то не раздумывая перейдет на ее сторону. И это не только его мнение. Все, с кем мы говорили, считают также. Разница между нами лишь в том, что эти ребята считают, что Путин страну сохраняет, а мы, что он ее разваливает, но видение будущего у всех одинаковое — желание делать что-то, что изменит жизнь к лучшему. Только все мы пытаемся создать эту новую политическую силу, а они действуют в рамках существующей. Возможно ли как-то изменить мировоззрение этих людей и перетянуть их на свою сторону? Вполне.

Весьма показательны вчерашние дебаты Ильи Пономарева с Николаем Стариковым. На одном их прошлых лагерей каждый участник должен был написать эссе по его книгам, а учитывая тот факт, что Стариков демагог, активно ругает оппозицию, но делает это весьма умело, манипулируя сознанием неокрепшей молодежи, аудитория была весьма сложной. Но даже тут Илья смог заручиться поддержкой 1/3 присутствующих. А тема дебатов была не хухры-мухры, а «Кто на самом деле является иностранным агентом: власть или оппозиция». Изначально она звучала так: «Кто на самом деле иностранный агент: Путин или оппозиция?», — но по просьбе Старикова, сопровождаемой фразой «если персонализировать обсуждение, то всем все станет понятно», была немного изменена, хотя в итоге все всё равно обсуждали внешнеполитический курс Путина. Но даже самые закаленные активисты движения «Наши» признали, что Стариков в дебатах проиграл.

Во время обсуждения была любопытная история. Несколько активисток России Молодой развернули плакаты «Сдай мандат» и начали скандировать лозунги. Какая-то часть зала их поддержала. В конце дебатов, когда зрители задавали вопросы гостям, один молодой человек сказал, что за эту провокацию участникам лагеря должно быть стыдно, потому что они сами пригласили к себе оппозиционера, а теперь пытаются потрепать ему нервы. И, что удивительно, почти весь зал парня поддержал. Возможно, причина в том, что провокацию организовал всем ненавистный на Селигере Максим Мищенко, которому Илья отказал в дебатах, пояснив, что за Максимом нет никакой политической силы, а тратить свое время на пиар этого молодца — себе дороже. Никто из Единой России, кстати говоря, несмотря на прошлые заявления Медведева о необходимости дебатов, не приехал. Даже Яровая отказалась, хотя сначала была за.

Большинство вопросов в конце дебатов были адресованы Пономареву. Люди пытались узнать его позицию по тем или иным вопросам. Было очевидно, что ребятам попросту не хватает диалога, что они заинтересованы в том, чтобы узнать мнение людей по ту сторону баррикад. И я думаю, что если бы на Селигер приехали и другие оппозиционеры, то могли бы вселить толику здравого смысла в головы тех, кто очень долгое время находился под влиянием пропаганды со стороны власти. Ведь таких людей по всей России очень много, и их, как показала практика, можно переубедить. Главное понимать, что это очень долгая и нудная работа, но которая в конце концов принесет свои плоды.

Меня заинтересовало в тексте Навального и его намерение встретиться с послом США в Москве Майклом Макфолом и обратить внимание того на попадающую под юрисдикцию FCPA преступную деятельность ряда российских бизнесменов — резидентов США, Великобритании, Швейцарии. Навальный прав, что «это должно стать главной и единственной темой встреч российской оппозиции с американским послом».

Действительно, покрывая российских преступников, правительства США и других западных стран становятся соучастниками ограбления России. Правящая в нашей стране партия «жуликов и воров» естественно не смеет указать на это обстоятельство своим западным партнерам, так как речь идет именно о её общаках. Значит выполнить этот патриотический долг должна российская оппозиция.

Все это верно. Хочу только предупредить Навального, что вряд ли он найдет понимание у господина посла. Я знаю Макфола около двадцати лет, со времени его работы в московском центре Карнеги. Не могу сказать, что мы были друзьями, но у нас всегда были хорошие отношения.

В последние годы, бывая в США, я встречался с ним, когда он занимал высокий пост в администрации Обамы. То, что собирается сказать ему Навальный, я ему уже говорил. Последний раз более года назад, когда подарил ему свою новую книгу «Третий путь к рабству». Я обратил его внимание на страницы, где говорилось о преступной деятельности мультимиллиардеров Абрамовича и Тимченко. Заметив при этом, что посещение инспекторами FATF компаний Millhouse и Gunvor нанесло бы сокрушительный удар по российской клептократии и было бы встречено с чувством глубокого удовлетворения подавляющим большинством российских граждан. Он меня внимательно выслушал и с тех пор мы больше с ним не виделись. Макфол крупный американский чиновник и дипломат. Он гордится тем, что является одним из архитекторов политики «перезагрузки».

«Перезагрузка» эта, если освободить её от высокопарной шелухи сводится к нехитрой сделке: транзит американских военных грузов в Афганистан в обмен на неприкосновенность общаков российской верхушки на Западе. И Макфол честно выполняет условия сделки. Все обратили внимание на то, какую кипучую активность развил он в Москве и Вашингтоне, чтобы сорвать принятие конгрессом списка Магницкого.

Кстати, Макфол недавно признался, что он поражен невероятным уровнем антиамериканизма в России. А чего другого он ожидал? Те, кого свозят на Поклонную и в Лужники, свято верят всему, что им там рассказывают об Америке кургиняны, дугины, шевченки и путины. А те, кто выходит на Болотную и проспект Сахарова, понимают, что Америка является сообщником разрушающей Россию путинской клептократии, гарантом безопасности и бенифициаром её зарубежных активов. Коллеги Макфола в Египте тоже поражаются возросшему после свержения Мубарака антиамериканизму египтян. И в этом также нет ничего удивительного. Египтяне, увидевшие, наконец. Мубарака в клетке, не забыли, что США поддерживали его до последнего.

комментарий

Власть во всех регионах одинаковая. Везде коррупция и беспредел правоохранителей: ментов, судей, прокуроров. И везде народ за быдло держат, а почему? Да потому, что многие сами этого хотят, одним словом — люмпены, главное день прожить и всё пох… А почему беспредел? Потому что на посту президента сидит воровской пахан, которого ещё в 91 году должны были посадить, да видать помогло то, что он гэбэшник.

Путин величайший лицемер и врун! Развалил всю страну и только о своём кармане заботится. Газпром де-факто принадлежит ему, потому он за 12 лет правления только газопроводы и строит. А нефть прибрали к рукам его дружки по кооперативу «Озеро». 27 февраля в газете Нью-Таймс напечатали ох…й компромат на нашего упыря. Так что вы думаете, по сегодняшний день никакой реакции. Где-нибудь на Западе уже дело уголовное завели и арестовали. А у нас — тишина.

комментарий

Собирая (пока собирая) 100 тысяч на марши и митинги оргкомитет столкнулся (рано или поздно это бы случилось) с дилеммой: либо продолжать отыгравшую и исчерпавшую себя форму протеста (митинг, шествие, кольцо, автопробег), либо пойти на обострения с властями — собираться там, где хотим.

Это на самом деле нелёгкий выбор. Первый вариант — пингвино-хомячковый — рискует сойти на нет, потому что власть, испугавшись первого раза, уже дала всё, что могла. Теперь жалеет, потому что видит, что рот протестного движения оказался без клыков, да какой там… вообще без зубов.

Дальше уступок НЕ будет. Хоть белым кругом, хоть чёрным квадратом, власти — фиолетово. Они просто показывают нам место, где и как им удобней контролировать безобидных хомячков. Идеальный вариант для власти — Болотная, она и в центре и уже в извилинах стареющих запутинцев, новое название им уже запомнить сложно. Так вот, уступок не будет. Смысл собираться в показанном нам углу — никакой.

Второй вариант — идти на обострение с властями, не согласовывая место проведения акций. Здесь есть определенные риски, а эти люди — Пархоменко, Немцов, Рыжков и Ко ответственность на себя не возьмут. Здесь нужен Лимонов.

Будет происходить раскол на «разрешенных» и «запрещенных», у кого будет перевес и чья тактика принесет результат — увидим.

На улице раздача листовок шла бойко. Люди от 20+ одобрительно высказывались, что пойдут на шествие.

Люди постарше, от 35+, интересовались, что за шествие, за кого или против кого, против чего. Были реплики с их стороны: не пойду, вдруг менты побьют. Попутно интересовался у них, какой источник информации они используют? Ответ был ожидаем: ТВ. Понятно, что на «отечественном ТВ» информация подаётся не объективно, да и цензура полная. Но наше телевидение занимается банальным запугиванием собственного народа. Люди боятся друг друга. Боятся ментов которые могут побить, боятся что-либо менять, т.к. на ТВ постоянно им вдалбливают такие понятия: за нас всё решат, на выборы не пойду, т. к. от нас ничего не зависит, лучше промолчать — целее буду, любая власть одинакова, пусть лучше эта власть, чем другие такие же. Это конечно печально, и чтобы призвать этот огромный слой населения на выборы, нам всем ещё много придётся потрудиться. Многие на сайте «Эха Москвы» призывают идти на выборы, что это важно, что мол без вашего голоса ничего не поменяется в стране. Но вот незадача: народ как ленился идти на выборы, так и ленится.

В ближайшие недели Путин окончательно решит для себя, как он будет проходить очередную точку невозврата (4 марта 2012) — в один тур или в два. Общественный дискурс сейчас сконцентрирован практически только на этом.

Кажется, что все уже смирились с тем, что запущенная Путиным имитация президентских выборов станет основой существования режима еще на несколько лет. Да, не будет легитимности, но Путин, очевидно, готов на это.

Гражданские активисты хотят добиться смягчения путинского контроля над общественно-политической жизнью и ищут в его выступлениях соответствующие сигналы. И Путин, преодолевая себя, пытается их как-то утешить: клянется в приверженности честным выборам президента, но только по нынешним, его правилам; обещает вернуть выборы губернаторов, но только с его «фильтром»; обещает даже регистрировать оппозиционные партии, но только для участия в думских выборах 2016 года. «Чего же боле?», — как бы спрашивает Путин с обидой, что люди явно недооценивают его заслуги перед страной.

Резолюции декабрьских митингов повисли в воздухе. Никто и не думает отменять итоги голосования 4 декабря и назначать новые выборы по новым правилам. Протестующие начинают разочаровываться и свыкаться с мыслью «Путин — форева». А он прекрасно это видит и наращивает информационное давление в надежде создать устойчивое ощущение в обществе, что ситуацию удалось переломить и рейтинги пошли вверх, якобы достигнув уже 52%, и что одного тура для получения билета в 6-летнее будущее вполне достаточно.

Для Путина важно только одно — 4 марта. И он со своей командой неустанно вдалбливает, что поезд уже ушел, его не остановить, а нужно его достойно встретить и расслабиться.

Легче сказать — кому она не нужна. Во-первых, она не нужна охранителям из путинского окружения, людям, собирающимся увековечить свою власть посредством ВВП, пытающимся окончательно достроить имитационную «демократию». Во-вторых, она не нужна т.н. системной оппозиции, ибо её роль (КПРФ, СР, ЛДПР) резко уменьшится в случае принятия этой реформы. В-третьих, она не нужна многим лидерам т.н. несистемной оппозиции, ибо тогда их истинный вес может стать понятен всем. Вот и получается, что поддержка этих реформ в элитах, возникших в ходе путинского 12-летия, ничтожна мала.

Теперь — зачем это нужно Медведеву.

Можно бесконечно спорить о его истинных взглядах на развитие страны, но есть одно безусловное НО — Медведев не хочет войти в историю президентом, на чьем счету только российско-грузинская война. Возвращение прямых и тайных выборов губернаторов и сенаторов, либеральная регистрация партий — то есть возможность всех граждан принимать участие в управлении — это, безусловно, историческая задача.

Но поддержки в политэлите — путинской или антипутинской — нет.

Как пойдет.

И, кажется, опять от нас с вами ничего не зависит.

Радиопрограмма «Особое мнение», эфир от 29 декабря 2011

гость: Станислав Белковский, политолог, президент Института Национальной Стратегии; ведущая: Татьяна Фельгенгауэр, корреспондент радиостанции «Эхо Москвы»

Станислав Белковский
В 2012-ом будет принято новое законодательство о партиях, причём, Кремль идёт на уступки последовательно: он боится этих митингов со страшной силой, это очевидно. В этом смысле те, кто говорят, что митинги не имеют никакого значения, или лгут, или заблуждаются. Митинги имеют огромное значение. Ещё вчера нам говорили, что партийное законодательство введут в действие с 2013-го года. Сейчас нам говорят, что оно уже будет действовать весной 2012-го, ещё вчера нам говорили, что президент будет вносить кандидатуру на губернатора… сегодня обсуждается вопрос, при котором эти кандидатуры будут выдвигаться зарегистрированными партиями, и так далее, и так далее. Кремль идёт постоянно на уступки, и при этом он воспроизводит в точности горбачёвский сценарий, что позволяет нам говорить о перестройке-2. Уступки не успокоят народ, они заставят его требовать новых… Не фальшака, а абсолютно реальной передачи власти и качественной смены политической системы в стране.
Татьяна Фельгенгауэр
Президентские выборы обострят ситуацию?
Станислав Белковский
Конечно, потому что, как мы уже с вами говорили, реальный рейтинг Путина не превышает 35%. Плановое задание — 55%. И эти 20% породят 100-тысячные, или, может быть, даже миллионные выступления в крупнейших городах России.
Татьяна Фельгенгауэр
Да, это, конечно, как-то немного звучит так… Вот, тут просто очень много сообщений приходит содержания такого: вот следующий митинг не разрешат власти. И? А люди всё равно выйдут.
Станислав Белковский
Видимо, это очень молодая аудитория, которая не помнит, как это было в 89-ом году. Разрешат власти, никуда не денутся. Не разрешить можно митинг на 500 человек. Митинг, на который хотят придти 50–100–150 тысяч человек, не разрешить невозможно. Не надо забывать, что власти боятся кровопролития не меньше, чем организаторы митингов. Путин никогда не станет Каддафи, потому что задача легализации российской правящей элиты на западе стоит очень остро.

Я помню киевский майдан 2004-го года. Там тоже говорили наши аналитики кремлёвские, что через 5 дней ударят морозы, и народ разойдётся. Но через 5 дней майдан победил. И главным индикатором победы майдана был человек по имени Саша Роднянский, генеральный директор «1+1» в то время, который вышел в прямой эфир канала «1+1» ещё с несколькими ключевыми сотрудниками своего канала и сказал — всё, с этого момента начинается свобода слова. И вот когда это услышала вся Украина, все поняли, что всему привет. Вот, сегодня мы наблюдаем активный переток представителей правящей элиты на сторону протеста. И должен придти свой Саша Роднянский, который скажет — всё, всему привет. Так и произойдёт.

Радиопрограмма «Особое мнение», эфир от 29 декабря 2011

гость: Станислав Белковский, политолог, президент Института Национальной Стратегии; ведущая: Татьяна Фельгенгауэр, корреспондент радиостанции «Эхо Москвы»

Станислав Белковский
Раскол в «Правом деле» — это совершенно незначимая величина, которая искусно раздута из-за избыточного интереса журналистов к этому явлению, не имеющего никакого значения. Вот выдвижение Путина в президенты — это реальная катастрофа, потому что это была большая ошибка, я в этой студии не раз говорил о принципе Белковского, который является следствием принципа Питера, согласно которому любой человек в своей карьере достигает предела некомпетентности. Вот любая система в стадии деградации достигает момента, когда она начинает принимать решения, контрпродуктивные для неё самой. И сегодня мы очевидно видим, …, что с 24 сентября 2011 года, с этой рокировки, и началось обвальное падение доверия к власти и легитимации власти. И если бы Кремль двинул Медведева на второй срок, не было бы ни Болотной, ни проспекта Сахарова.
Татьяна Фельгенгауэр
Но для вас это стало событием года? Ну, пусть и в негативном смысле.
Станислав Белковский
Нет, для меня событием года всё-таки стали митинги на Болотной и проспекте Сахарова, потому что я снова увидел горячие глаза, я увидел людей, ту самую активную часть общества, которая станет движущей силой перемен, хотя ещё недавно я был пессимистом насчёт того, что критической массы таких людей в России нет. Сейчас уверен, что критическая масса таких людей в России есть. Поэтому для меня этот год заканчивается очень оптимистично.
Татьяна Фельгенгауэр
Оптимистично — это замечательно. В чём вы видите главную опасность? Потому что глаза горящие — это замечательно. Что-то должно перейти…
Станислав Белковский
Это должно перейти в парламентскую республику вместо президентской. Это должно перейти в построение новой государственности. И от того, что некоторое количество ораторов со сцены проспекта Сахарова перескочит в путинское правительство, ничего не изменится.

Я давно, много лет назад, сформулировал концепцию новой государственности, я считаю, что если Россия хочет стать европейской страной, если она хочет окончательно идентифицировать себя как Европу, а не Азию, а это очевидно является заветной мечтой русского человека — стать европейцев по своему гражданскому статусу и по политической среде, в которой ты живёшь, и остаться русским по культуре, менталитету и языку, то, конечно, нужна парламентская республика, как в Европе. Возможно, она должна быть под сенью конституционной монархией, что тоже является абсолютно органичной для нашего цивилизационного типа формой правления, и в которой есть символическая власть, которая несменяема, но у неё нет полномочий. Есть реальная власть, которая сменяема в рамках демократической процедуры в любой момент.

Да, ну со сменой модели экономики нужно, как это ни смешно, слово абсолютно дискредитировано Дмитрием Медведевым и его сподвижниками, нужна модернизация, потому что если…

Татьяна Фельгенгауэр
Сурков уже за неё отвечает.
Станислав Белковский
Да, он ответит в полном объёме. 12 лет строгого режима без проблем.

«Модернизация», как написано в словаре, это построение общества модерна. То есть современного общества европейского типа, в котором есть гражданин как субъект политики, а не каста или клан, в котором есть мощная система социализации человека, да, и в котором развита система образования, здравоохранения, в котором всё заложено и в котором существует понятие нации как сообщества социально и культурно однородных людей. Вот это то, что нам нужно.

Радиопрограмма «Особое мнение», эфир от 29 декабря 2011

гость: Станислав Белковский, политолог, президент Института Национальной Стратегии; ведущая: Татьяна Фельгенгауэр, корреспондент радиостанции «Эхо Москвы»

Татьяна Фельгенгауэр
… Станислав Белковский всё веселее и веселее. Тут просто очень много сообщений приходит по поводу геев. А чем же они хороши?
Станислав Белковский
Я уже сказал Татьяне, что если мы перестанем вспоминать геев, то рейтинг трансляции упадёт, и «Газпром» потеряет деньги. Из-за этого нельзя будет строить южный поток. Поэтому как патриот и сторонник диверсификации каналов поставки российских энергоносителей в Европу, я не могу не затронуть тему геев дальше. Правда, Татьяна просила меня не называть геев по именам.
Татьяна Фельгенгауэр
Не надо. И по фамилиям тоже не называйте.
Станислав Белковский
И по фамилиям. Ну это и так всем известно. Это все высшие руководители администрации президента в том виде, в каком она сформирована на сегодняшний день. Понимаете, есть теория креативного класса, автором которой является американо-канадский экономист Ричард Флорида, он написал большую книгу под названием «Креативный класс: люди, которые меняют будущее». В этой книге чётко расписано, что именно геи являются важнейшей движущей силой и составной частью креативного класса, потому что им присущи важнейшие черты тех людей, которые меняют будущее. В первую очередь креативность и толерантность. Они создают среду, в которой креативный класс может сформироваться. Вот, посмотрим на лицо Сергею Борисовичу Иванову — видим невиданную креативность, а на лице Вячеслава Володина, я ничего про них не утверждаю, просто неслыханную толерантность, отличающего от Владислава Юрьевича Суркова, перемещённого на вице-премьера, прости, господи, по модернизации.

Поэтому я считаю, что правление геев — это не так плохо для современной России. Но в первую очередь как ступенька, как переход на этап всё-таки к женскому правлению, которое должно сменить это бесконечное бряцание оружием и попытку унизить свой народ, которые присуща именно мужскому правлению со всеми его комплексами и неудовлетворённостями.

страница 1 из 4

топ авторов мнений

Юлия Латынина 26
Станислав Белковский 20
Михаил Делягин 17
Олег Кашин 13
Андрей Пионтковский 11
Михаил Ходорковский 11
Андрей Колесников 10
Юрий Пронько 7
Семён Новопрудский 6
Анатолий Лысенко 5
Дмитрий Камышев 5
Дмитрий Орешкин 5
Михаил Касьянов 5
Слава Тарощина 5
Александр Донской 4
Александр Рубцов 4
Алексей Навальный 4
Валерия Стрельникова 4
Глеб Павловский 4
Эдуард Лимонов 4
el-murid.livejournal.com 3
Simon Shuster 3
Алексей Кудрин 3
Алексей Кунгуров 3
Борис Вишневский 3
Валерий Соловей 3
Виктор Шендерович 3
Дмитрий Губин 3
Дмитрий Травин 3
Марианна Кочубей 3
Матвей Ганапольский 3
Михаил Фишман 3
Николай Петров 3
Станислав Кучер 3
Ivan Krastev 2
KermlinRussia 2
yzhukovski.livejournal.com 2
Александр Гольц 2
Александр Морозов 2
Александр Рыклин 2
Алексей Захаров 2
Алексей Левинсон 2
Алексей Макаркин 2
Алексей Мухин 2
Анатолий Баранов 2
Андрей Анисимов 2
Андрей Бабицкий 2
Андрей Бузин 2
Андрей Лошак 2
Андрей Мальгин 2
Андрей Полунин 2
Антон Носик 2
Божена Рынска 2
Булат Столяров 2
Валерия Новодворская 2
Василий Власов 2
Владислав Иноземцев 2
Владислав Наганов 2
Владислав Сурков 2
Георгий Бовт 2
Глеб Черкасов 2
Евгений Чичваркин 2
Екатерина Винокурова 2
Кирилл Рогов 2
Лилия Шевцова 2
Максим Гликин 2
Михаил Леонтьев 2
Николай Клименюк 2
Олег Козырев 2
Сергей Гуриев 2
Сергей Митрофанов 2
Сергей Шелин 2
Юрий Староверов 2