фильтр
по источнику
Свободная пресса

Конфискация «агентского» миллиарда

Кремль решил финансово уничтожить своих критиков

Николай Петров (ведущий эксперт Московского центра Карнеги)

Если раньше речь шла о том, чтобы президенту докладывали о нарушениях, выявленных в ходе проверок НКО, то сейчас Путин изложил новую концепцию взаимодействия. Она сводится к тому, что Кремль вправе делать в стране что хочет, и вправе припугнуть западных партнеров, «наехав» и на их организации. Думаю, это не заранее выбранная стратегия, просто последовательность шагов власти привела к выстраиванию более жесткой авторитарной модели в России.

Есть два политических сюжета, которые заставляют власть активно атаковать НКО. Первый — антикоррупционная кампания. В ней Кремль хочет быть борцом-монополистом, хочет сам выбирать цели и демонстрировать борьбу с коррупцией. Ему не нужны другие, относительно автономные организации, которые могут заниматься тем же самым. Поэтому организации типа Transparency International Russia рассматриваются как занимающиеся нежелательной деятельностью.

Второй сюжет еще более важный и срочный — это выборы. Кремлю на выборах не нужны независимые наблюдатели, и поэтому «Голос» тоже является объектом атаки. Скорее всего, мы увидим на ближайших выборах множество прокремлевских организаций, которые будут регистрировать огромное количество наблюдателей, и затем заявлять, что выборы прошли гладко.

Как мы видим, Кремль в своей борьбе с НКО движется с двух концов. С одной стороны, он отсекает западных спонсоров, с другой — хочет повесить ярлыки на некоторые организации, всячески затруднить им жизнь, и обложить их штрафами, которые для многих окажутся фатальными.

Если НКО встанут перед выбором — остаться без денег или признать себя «иностранными агентами», они что предпочтут?

В ситуации, когда бизнес контролируется властью, источники финансирования НКО внутри страны также контролируются Кремлем. Это либо государственные гранты, либо деньги, которые по разрешению сверху выплачивают НКО определенные бизнес-структуры. В этих условиях финансировать организации, которые Кремлю кажутся нежелательными, могут либо эмигранты из-за границы, либо западные организации.

Сейчас дилемма — признать себя «иностранным агентом» и жить, либо умереть стоя — перед НКО уже не стоит. Те ужесточения, которые уже введены в отношении НКО, означает сворачивание деятельности многих из них. То, что предлагает им Кремль — полностью перейти на государственное финансирование — означает очень короткий поводок и очень жесткий контроль за деятельностью.

Ликвидируя неугодных, Кремль в чем-то проигрывает?

Кремль в очередной раз — возможно, в последний — наступает на одни и те же грабли. Пытаясь бороться с автономными критиками, он лишает себя и независимой экспертизы, и нервной системы. Раньше сигнал о неблагополучии на региональном уровне мог быстро поступить в центр по каналам НКО, и на него можно было оперативно отреагировать. Сейчас — нет, и в этом заключается глупость Кремля.

Если у вас в организме что-то болит, вы можете либо лечиться, либо пить обезболивающее до тех пор, пока не сгниет рука или нога. Ровно то же Кремль делает с гражданским обществом, будучи в плену тактических задач.

Все, что делает Москва, репродуцируется на региональном уровне. В итоге, резко сужаются возможности получения информации, неугодной властям. По сути, Кремль лишает себя сбалансированной информации об обстановке в стране. Желая избежать скандалов и борясь с призраком «оранжевой» угрозы, он сам делает себя слепым и глухим. В таком состоянии власть будет еще менее адекватной.

В России не очень любят тех, кто живет на зарубежные деньги. Кремль хочет нажить политический капитал из кампании против НКО?

Безусловно. Информация о зарубежных источниках финансирования НКО регулярно предоставляют в Минюст. Никаких секретов от власти в этой сфере нет и быть не может. Идея с «иностранными агентами» как раз позволяет вывести эту информацию в публичное пространство. Прежде всего, для дискредитации неугодных организаций.

Представьте: у вас выборы. После них десять организаций, в разной степени близкие к Кремлю заявляют, что все нормально, и только «Голос» утверждает, что нарушений много. Вот тут власть извлекает туза из рукава и говорит, что «Голос» — иностранный агент. Мол, имейте в виду, граждане, кто платит — тот и музыку заказывает, вот кое-кто и поет не со своего голоса. Это простая, но вполне действенная модель. К тому же «наезд» на НКО сочетается с весьма агрессивной западной риторикой. И то, и другое — с точки зрения Кремля — работает на повышение легитимности власти. В нынешней ситуации власть в этом крайне нуждается…

Приговор без права переписки

Судьям могут разрешить, не объясняя причин, проводить заседания в закрытом для прессы режиме

Вадим Соловьев (заместитель председателя Комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству)

Режим сейчас действует на ощупь, заигрывает с обществом, пытается использовать не только кнут, но и пряник. Вообще, давно уже прослеживается тенденция, что власть осуществляет разного рода вбросы, пытаясь прозондировать ситуацию: что проглотит общественное мнение, а что — нет. Мне известно, например, что готовится новый проект закона о СМИ. Он сейчас проходит обкатку в Комитете по информационной политике, информационным технологиям и связи, возглавляемом Алексеем Митрофановым. Наверно, для этого Митрофанова и сделали председателем комитета, чтобы инициатором этого драконовского закона о СМИ был беспартийный, а не единоросс. К сожалению, попытки всячески ограничить свободу слова будут только усиливаться.

Кремль попал в цугцванг

Хороших ходов, чтобы держать все под контролем, у Путина не осталось

Вряд ли власть решится выносить на референдум вопрос об отказе от прямых выборов губернаторов: результат голосования непредсказуем, — считает депутат Госдумы, член ЦК КПРФ Олег Куликов.

— За последний год избиратели намного лучше стали понимать политическую ситуацию. Власти пора бы понять, что нельзя вечно обманывать население, говорить, что у нас существует демократия и честные выборы. Надо или вводить прямые выборы, или сделать «Единую Россию» «руководящей и направляющей», по образцу КПСС. Правда, в этом случае единороссам придется отвечать за все, а они этого явно не хотят.

Бадовский предлагает вернуться к схеме, когда кандидатов в губернаторы выдвигает победившая в регионе партия. Но что значит победившая? В наших реалиях такая партия зачастую представляет интересы не самой большой части населения. Бесспорно, нам нужны прямые выборы глав субъектов РФ. Да, они тяжелые, но губернатор должен избираться населением, должен слышать население и отвечать перед избирателями за ситуацию в регионе. А у нас получается, что губернатор отвечает перед тем, кто его назначил — перед президентом или, в лучшем случае, перед заксобранием.

Можно ли доклад ИСЭПИ считать планом Кремля?

— Вряд ли Бадовский получил карт-бланш на написание такого плана. Это, скорее, один из вариантов плана, представленный одной из экспертных групп. Кроме того, я точно знаю, что референдумов власть боится и вряд ли согласится, чтобы вопрос об отмене прямых выборов решался в таком формате. Практика показывает, что референдум — вещь абсолютно непрогнозируемая. Поэтому политические вопросы на референдум никогда выносить не будут. Да, проблема формирования власти в регионах существует. И вариантов ее решения, с точки зрения власти, немного: вернуться к назначению губернаторов или придать этим назначениям вид якобы выборов. Это лукавая попытка уйти от прямых выборов глав регионов, но, думаю, уйти у Кремля не получится. Население не поймет курс на назначение наместников, которые на местах, как правило, не пользуются популярностью…

Кремль попал в цугцванг

Хороших ходов, чтобы держать все под контролем, у Путина не осталось

Доклад ИСЭПИ — это отражение политической ситуации в России, — уверен профессор МГИМО, лидер партии «Новая сила» Валерий Соловей.

— Считается, что в российских элитах идет борьба между сторонниками жесткого курса и сторонниками политических реформ. Но Бадовский, как человек умный, понимает: настоящие реформы — либерализация законодательства, политический жизни — чреваты потерей управляемости. Поэтому он вынужден лавировать между сторонниками условно жесткого и условно либерального курса, да еще учитывать реалии. В результате, в недрах ИСЭПИ и появился гибридный проект: создать видимость политической реформы, при этом ничего не меняя по существу, и даже попытаться закрутить гайки. Усложнить политическую систему и назвать ее более либеральной, а на деле позволить реализовать заложенные возможности только одной партии — «Единой России». Другими словами, в очередной раз сказать о либерализации политической жизни и ничего не сделать в этом направлении.

Мы увидим массовое переназначение губернаторов через три года?

— Я бы не стал заглядывать так далеко вперед. На деле, ситуация очень нестабильна, и нестабильность нарастает. Внешне — я имею в виду политические проявления — это пока не очень очевидно. Но глубинные течения, которые можно обнаружить путем изучения социологических отчетов, показывают: риск дестабилизации крайне высок вследствие роста социальной напряженности. Поэтому я бы не стал загадывать на три года вперед, мне кажется, горизонт прогнозирования должен быть значительно ближе, поскольку ситуация начнет меняться раньше.

Каким образом Кремль может укрепить стабильность?

— Власть, которая вошла в состояние саморазрушения (именно это мы видим в России), традиционно пытается делать это одним способом. Она колеблется между некими либеральными шагами и закручиванием гаек. Или закручивает гайки под видом либерализации — как в случае с идеями Бадовского. Как правило, подобный курс приводит к катастрофе власти. Более того: власть, вступив в фазу саморазрушения, совершает шаги, каждый из которых ухудшает ее положение. Это рок, если хотите. Во всех странах, где происходили серьезные социальные и политические перемены, включая Россию, власть вела себя подобным образом. Знаете, это как цугцванг в шахматах, когда хороших ходов просто не остается.

Если брать исторические параллели, с каким временем можно сравнить то, что происходит сейчас?

— Параллель очевидна — 1990–1991-е годы. Кстати, именно этой параллелью питается страх власти перед проведением серьезных политических реформ демократического толка. Именно воспоминаниями о 1990–1991-х годах живет наша элита, и она в ужасе перед тем, что может произойти. Тем не менее, финал неотвратим: делать вид, что что-то меняется, и ничего не менять, больше не получится…

Закупоренные

Виктор Шендерович сочувствует альфа-стерху

Ольге Романовой заблокировали банковский счет, в фонде у Ройзмана обыски…

Это — новости только одного утра. За последние несколько месяцев таких новостей было, наверное, с полсотни: незаконные задержания лидеров и активистов оппозиции, подложные уголовные дела, суды, штрафы, обыски, сломанные руки, подписки о невыезде, хакерские атаки, похищение, вранье из федерального телевизора… Ложь, подлог, злоупотребление властью, снова ложь, снова подлог и снова злоупотребление…

Вот, собственно, и весь путинский ассортимент, вся обратная связь. Ничего, кроме государственной подлости и государственного насилия. Полная закупорка мозга. Прямая дорога прочь от Европы. На этой самой дороге прочь от Европы впереди нас ждет классическая развилка: налево — социальный взрыв по ничтожному тунисскому поводу, но с большими и малопредсказуемыми последствиями, направо — тихая окончательная деградация, выкачка воздуха, массовая эмиграция тех, кто еще на что-то надеялся, превращение всего этого мнимого «сколкова» в самый что ни на есть узбекистан, щедринский «ташкент»… Чтобы не понимать этого, надо быть кромешным идиотом и принципиальным двоечником, потому что в учебнике истории подсказки на этот счет — на каждом шагу.

Конечно же, в нашей т.н. «политической элите» есть люди, которые все это прекрасно понимают — не все ж дебилы! Но они сами, за дюжину лет лежания ничком, помогли Путину намертво заасфальтировать общественное поле и бодро заехать на этом асфальтоукладчике в такую пустыню, где уже ничего не растет. Они — все скопом, в диапазоне от пустышки Миронова до стратегически мыслящего в полной тишине Чубайса — благословили закупоренную систему, в которой все принципиальные решения принимает один человек. А человек этот уже попросту не способен на адекватные политические решения, — отчасти по причинам ментального характера, но главным образом потому, что сам загнал себя в ситуацию, когда любое здравое для России политическое решение несет опасность лично для него.

Честные выборы, независимый суд, свободные СМИ — все это для Путина не политическая теория. По любому из этих пунктов на втором шаге он получает в лоб тяжелым шаром. Лично он, и очень сильно. Это знает Путин, и это знают о нем все.

Оттого-то, по свидетельству г-на Коха, — обладателя большого и печального знания о кремлевской саванне, проигравшего в естественном отборе и возговорившего после этого человеческим голосом, — в этой самой прогрессивной элите попросту не нашлось человека, который решился бы передать альфа-стерху их тонкий весенний план выхода из политического кризиса…

За что боролись. Ну, сидите теперь в мокрых штанах, ждите вспышки со стороны исторического процесса. Каждый день политических репрессий (а они уже начались и вовсю идут, под философские рассуждения Радзиховского об имманентно присущем России характере власти) приближает эту вспышку. Или этот исторический обморок, как сказано выше.

На пороге девяносто шестого

Илья Клишин о необходимости народовластия

У нас, к сожалению, до сих пор так и не произошло различение, différence, двух понятий — «либеральный» и «демократический». Сложившись случайно, после 1991 года, эта подмена понятий (точнее, наложение их друг на друга) просуществовавала и через все путинские нулевые, несмотря на небольшой раскол, точнее сказать откол, элит. Говоря языком народа, ельцинские кабинетные «дерьмократы» обернулись уличными «либерастами», но суть осталась прежней.

Настоящие изменения в массовом сознании начались лишь после выборов в прошлом году. Наступил кризис в том числе и политического вокабуляра. Движимые соображениями честности протестующие так и не смогли определить сами себя. Стали появляться слова-суррогаты: общегражданский, городской, белый, рассерженный… Все они описывали лишь некоторые признаки, но не ухватывали суть.

На самом деле речь идет о небывалом прежде демократическом консенсусе. Требования Болотной подразумевают, прежде всего, возможность для разных политических сил законным образом сменять друг друга при условии, что все они признают высшую ценность самих выборов.

К политическому или экономическому либерализму это, очевидно, не имеет никакого отношения. Здесь демократические рамки — скорее правила игры, в которую могут играть все желающие. Они регулируют ведение общественной дискуссии, ход предвыборных кампаний, условия работы СМИ, другие надпартийные параметры жизни страны.

Жаль, конечно, что условия для этого вынужденного согласия складываются в России лишь к десятым годам нынешнего столетия. Прежде демократия трактовалась все же как «власть главного демократа» и маскировавшийся под благородное прогрессорство из миров Стругацких обыкновенный страх перед народом, его непонимание и нежелание понимать приводили к таким серьезным ошибкам, как расстрел Белого дома осенью 1993 года и фальсификации на выборах 1996 года, положившие начало череде подтасовок, что тянется по сей день.

Все служило одной цели — сохранению у власти одной и той же группы людей.

Младшие поколения россиян в принципе не знакомы с непредсказуемыми выборами, они не испытывали радости победы «своего» кандидата, «своей» партии. В изменчивом, открытом, ускоряющемся мире им предложена роль зрителей за невротической игрой в одни ворота. Естественно, протест тут будет носить даже не столько политический и экономический, сколько этический и даже психологический характер.

Мы же как общество застыли на пороге девяносто шестого (наш аналог польского девяносто пятого), не смогли преодолеть этот барьер. Дело не в личности или убеждениях Геннадия Зюганова, а в растущей из кампании «Голосуй или проиграешь» невозможности альтернативных выборов, в порождаемой ею фрустрации, в воспитании потерянного, «общегражданского» поколения, вышедшего в декабре прошлого года на Болотную и Сахарова.

Непроизошедшее до сих пор «различение» демократического и либерального, с которого мы начали, — не просто терминологическая каша. Эта путаница позволяет власти до сих пор спекулировать на теме красно-коричневого реванша (в обновленной редакции — тактический дуэт Удальцова-Навального). Достаточно вспомнить обросший ворохом шуток теглайн последних выборов «Если не Путин, то кто?». Это же очевидный ремейк кампании ‘96, манипулирование на почве заранее сформированных фобий. И хочется, и колется.

Да, честные выборы в некотором смысле подобны прыжку с парашютом. Первый шаг, шаг в пустоту, — самый страшный. Хоть и хочется его сделать, мозг цепляется за тысячу отговорок, даже самых нелепых, чтобы этого не делать.

Проведение первых массовых честных выборов в России будет психиатриатической терапией. Нужной, неизбежной, но, тем не менее, шоковой для многих. Оно требует постепенного приготовления умов уже сейчас. Представьте только: многие ваши сограждане могут проголосовать за левых, в парламенте будут представлены националисты, а победа единой либеральной партии (и вообще ее создание) в среднесрочной перспективе маловероятна.

Словом, результат честных выборов много кому не понравится, скорее всего, никому вообще не понравится. Но важно другое: установление полноценной демократии не будет означать прихода в власти определенной группы людей; народовластие в России больше не равно пребыванию либералов в правительстве.

Мы не знаем, кто победит, и это прекрасно.

Приток мигрантов нужно ограничить

Такого мнения придерживается подавляющее число россиян

Константин Крылов (главный редактор «Агентства политических новостей», философ, публицист)

Создается впечатление, причем весьма обоснованное, что власть стремится разбавить — если не заменить — коренное население мигрантами. Почему? Потому что наша власть по своей сути — азиатская, а вовсе не европейская. Строй, который создал Путин, по большому счету, близок к азиатским деспотиям. Естественно, для него нужен «подходящий» народ. Желательно, чтобы Россию населяли люди, которые бы были здесь чужими и постоянно бы это чувствовали. Люди, которые бы находились в состоянии перманентного конфликта с остатками коренного населения. Которые были бы послушны и покорны властям. Которые были бы согласны работать за небольшие деньги. Не имели бы значительных культурных и иных потребностей. Проще говоря — которые бы не мешали.

И тогда не было бы никаких проблем, возмущений, митингов, протестов. Если бы Москва была населена таджиками, то никто бы не вышел ни на какую демонстрацию. Путин бы ехал на своем автомобиле мимо ликующих толп смуглых людей в оранжевых жилетках.

И, надо сказать, наша власть это понимает. Иначе объяснить последовательное «разбавление» европейского населения азиатскими и южными народами нельзя. Если бы сегодня количество мигрантов повысилось на несколько порядков, то им сразу бы дали гражданство. И число голосов, получаемых на выборах «Единой Россией», также увеличилось бы на соответствующий порядок.

Поздно пить «Боржоми»

Виктор Алкснис о новых обещаниях Владимира Путина

Последние 20 с лишним лет в России усиленно проводилась политика деиндустриализации страны, целенаправленно ликвидировались тысячи промышленных предприятий. В этот же период мы утратили тысячи высоких технологий, в том числе необходимых для производства современной боевой техники и вооружения. Миллионы высококвалифицированных специалистов были выброшены на улицу, их знания и опыт оказались никому не нужны. Была уничтожена система подготовки кадров для оборонной промышленности, от рабочих — до инженеров и конструкторов.

Особенно активно процесс деиндустриализации нашей экономики протекал в последние 12 лет, уже при В. Путине. Связано это было с тем, что В. Путин и его команда исходили из ложной стратегии необходимости превращения России в сырьевую сверхдержаву. Они рассчитывали, что, имея нефтедоллары, мы всегда сможем купить все необходимое нам как для обеспечения населения продуктами питания и товарами народного потребления, так и боевую технику для обороны. Ну а поскольку, наряду с этим, Россия еще имеет и ядерное оружие, то в такой ситуации она сможет претендовать и на место в клубе военно-политических сверхдержав.

Они возводили в абсолют ядерное оружие, забывая, что у этого оружия есть ахиллесова пята — необходимость этапа доставки ядерного боеприпаса к цели, а значит и необходимость средств такой доставки. Современное, а тем более будущее развитие науки и техники позволяет уверенно утверждать о возможности создания надежных средств поражения именно на этапе доставки ядерного оружия к цели. И именно поэтому США уделяют столь большое внимание разработке средств противоракетной обороны (ПРО). Можно с уверенностью утверждать, что в ближайшие двадцать-тридцать лет они успешно решат задачу создания стратегической ПРО и надежно прикроют себя и своих союзников от российских ядерных боеголовок. И вот тогда они заговорят с нами совершенно на другом языке и о какой-либо перезагрузке наших отношении или о стратегическом партнерстве уже не будет идти и речи. Только ультиматумы, только неприкрытое давление. Мы получим ливийский или сирийский вариант, но только уже в отношении России. Если кто-то сомневается в способности американского научно-технического потенциала решить упомянутые выше задачи, то пусть поищет в интернете информацию о недавней посадке американского космического аппарата Curiosity на Марс и спроецирует это выдающееся достижение США на российскую науку и промышленность.

Так что жизнь жестоко наказало этих прожектеров от нефтяной иглы. Выяснилось, что без современной промышленности Россия обречена быть лишь сырьевым придатком развитых стран и вынуждена будет плясать под их дудку. Но наказаны не только эти прожектеры, наказаны все мы. Вне зависимости голосовал ли кто за Путина или нет.

Похоже, что до кремлевских мечтателей наконец дошло, в какой заднице мы оказались. Чуть ли ни ежедневно СМИ сообщают об инициативах по возрождению российской промышленности. Но не поздно ли?

На расширенном заседании Совета безопасности Президент РФ В. Путин заявил, что России нужен прорыв в модернизации оборонно-промышленного комплекса, сравнимый с реформами 1930-х годов в СССР. «В сжатые сроки необходимо обновить производственные фонды и провести технологическую модернизацию предприятий отрасли», — пояснил глава государства.

Я обеими руками голосую за эти предложения. Но хотелось бы задать вопросы президенту: «Владимир Владимирович! Где ж Вы раньше были? Зачем Вам потребовалось до этого на протяжении 12 лет последовательно уничтожать оборонно-промышленный комплекс, а сегодня призывать к его восстановлению? Куда ушли те сотни миллиардов нефтедолларов, полученных за эти годы от перекачки нашего сырья в дальнее и ближнее зарубежье? Почему эти нефтедоллары вкладывались не в модернизацию промышленности и обновление производственных фондов, а на покупку яхт, недвижимости в Лондоне, строительство многочисленных президентских резиденций, проведение олимпиады в Сочи, встречи лидеров стран тихоокеанского региона во Владивостоке и другие никому не нужные вещи». Вернее нужные, но только не нам — гражданам России, а членам кооператива «Озеро» и приближенным к Кремлю олигархам.

И поэтому предложение президента о проведении реформ, сравнимых с реформами 30-х годов в СССР, т.е. новой индустриализации, кроме иронической улыбки, других чувств вызвать не может. Начнем, с того, что Владимир Владимирович отнюдь не Иосиф Виссарионович и сравнивать этих двух руководителей просто невозможно, это фигуры несоизмеримые. Ну а партия «Единая Россия» является даже не пародией на ВКП(б) тридцатых годов, а просто фарсом. А самое главное — в тридцатые годы большинство советского народа приняло политику индустриализации как жизненно необходимую для выживания страны и миллионы людей отправились на ударные стройки (кстати, в том числе и не всегда добровольно). И за десять лет своим самоотверженным трудом, через лишения и страдания они превратили лапотную Россию в крупнейшую индустриально-аграрную страну, которая победила во второй мировой войне. Сегодня же представить картину, как миллионы россиян отправятся на заводы Дерипаски и Абрамовича обновлять производственные фонды, я не могу. Чтобы понять, что такое была индустриализация 30-х годов, почитайте роман «Время, вперед!» известного советского писателя Валентина Катаева. Хотя там речь идет о событиях 1930–1931 гг., по прочтении романа становится ясно, почему в мае 1945 года над рейхстагом взвилось наше Знамя Победы.

И поэтому я не верю словам В. Путина о необходимости прорыва в модернизации оборонно-промышленного комплекса и новой индустриализации. Через некоторое время мы услышим от него новые красивые призывы, увидим новые PR-акции на тему: «Россия поднимается с колен». И все…

А Россия и дальше будет скатываться в пропасть, из которой уже не выберется никогда.

Генерал Ивашов: Макарова надо наградить званием «Герой НАТО»

Начальника Генштаба, проводившего военную реформу, отправляют в отставку?

Леонид Григорьевич, какую роль генерал Макаров играл в проведении реформы?

Макаров, видимо, выполнял то, что приказали, и выполнял безропотно. Нужно было понизить боевой потенциал Вооруженных сил. Именно такая задача была поставлена перед генералом — чтобы ВС РФ не пугали международную общественность, чтобы не были затратными в содержании. И Макаров предложил модель, при которой Вооруженные силы перестают быть системной военной организацией.

Что это означает на практике?

«Новый облик» армии заключался, прежде всего, в переводе ее на бригадную систему. В результате у нас сегодня — если брать сухопутные войска — имеются лишь 39 общевойсковых бригад. И у меня, например, возникает вопрос. У нас всего одна бригада стоит на Забайкальской границе протяженностью 3 тысячи километров. Кого там эта бригада может удержать, какого противника? То же можно сказать про систему ПВО — ее фактически нет, повсюду огромные дыры.

В результате реформы мы сегодня лишились военной разведки, военной науки, разрушили старую систему управления Вооруженными силами, а новую не создали. Наконец, мы угробили военное образование.

Я считаю, что наши Вооруженные силы, в результате реформы, стали на порядок слабее. И это — результат деятельности Макарова. За все это, конечно, можно давать высокие награды. Но только не российские. За это можно присвоить награду «Герой НАТО».

Взгляд из Лондона: Россия уязвима для любого вида шоков

Наша элита создавалась не для того, чтобы отвечать на вызовы, а чтобы вывозить деньги из страны

«По мере завершения в России избирательного цикла 2011—2012 гг. усиливается угроза нестабильности. Ключевой задачей Владимира Путина и его команды является сохранение системы персоналистской власти, которую они создавали в последние двенадцать лет. Инструменты персоналистской власти, в первую очередь силовики, коррумпированы и ненадежны. Но они все еще заинтересованы в сохранении системы, которая отражает их интересы… без реальных перемен Россия не сможет эффективно развиваться, а система персоналистской власти оказывается уязвимой для любого вида шоков» — именно такими словами начинается доклад, подготовленный аналитиками британского центра Chatham House, также известного как Королевский институт международных отношений.

Доклад «Путин снова. Последствия для России и для Запада» (полная версия на английском языке, краткая на русском) рисует неблагоприятную для действующей власти картину развития событий, которые, по мнению авторов, последуют вскоре после президентских выборов в нашей стране, на которых, вероятно, победит Владимир Путин.

Общие выводы британских аналитиков таковы:

  • Возвращение Владимира Путина нацелено на сохранение правящей системы, которую он создал в 2000-м году. Но неспособность российской элиты соответствовать новым социальным и экономическим вызовам означает, что эта преемственность поставит под угрозу стабильность России.
  • Выборы 2011/12 станут началом конца путинского режима. Следующая волна протеста в промышленных центрах советской эпохи, имеющая социально-экономический характер, неизбежна.
  • Изменения российского общества могут произойти изнутри благодаря до сих пор незамеченным профессионалам из постсоветского поколения. Неспособность к изменениям может привести к дезинтеграции, которая сама по себе будет означать взрыв будущего общества, основанного на либерально-демократических принципах.
  • Экономика России пока не вступила в фазу падения, но определенные показатели и врожденные слабости, такие как зависимость от цен на энергоресурсы, демографические проблемы и коррупция, указывают на то, что падение возможно в среднесрочном периоде.
  • Российская внешняя политика сегодня слабее и менее влиятельна, чем когда-либо со времен Ельцина. Недостаток подлинных друзей и намерение идти наперекор Западу по любому поводу дает России слабые надежды на то, что ее голос на международной арене будет громким.
  • Западу следует подвергнуть пересмотру свое понимание природы и траектории движения России. Отношения с ней должны быть основаны не на личных взаимоотношениях между лидерами стран, а на руководящих принципах, опирающихся на международные нормы и ценности.

«Свободная пресса» попросила прокомментировать эти выводы директора Института проблем глобализации Михаила Делягина:

«Возвращение Владимира Путина нацелено на сохранение правящей системы, которую он создал в 2000-м году» — да, это безусловно так. Никто не собирается менять эту систему. И Медведев также этого делать не собирался. Он не для того был и пока еще остается марионеткой, чтобы что-то менять. Что касается утверждения об угрозе стабильности России, то она возникает из-за политики Путина и Медведева. В результате у нас государство является инструментом реализации интересов не России и российского общества, а интересов глобального бизнеса, в том числе и английского.

Что вы думаете об утверждении, что «выборы 2011/12 станут началом конца путинского режима» и нас ждут протесты в крупных промышленных городах?

Это правильно, только протесты будут вызваны не фальсификацией на выборах, а тем, что продиктованная Западом социально-экономическая политика губительна для России. Это связано с присоединением России к ВТО, что существенно ухудшит ситуацию во многих регионах нашей страны уже в следующем году. Если даже директор МВФ говорит, что для России нет никакого экономического смысла вступать в ВТО, это уже показательно.

Прохоров — человек не маленький. Естественно, он выдвигается в президенты, предварительно посоветовавшись с главными персонами политического Олимпа — с Путиным или Медведевым, либо с ними обоими. Прохорову как бы дается карт-бланш, и понятно, почему.

Власть чувствует необходимость переконфигурации, чувствует, что «Единая Россия» перестала быть опорой и становится балластом. Она чувствует, что институт выборов дискредитирован, и обществу необходимо дать новую струю. Вполне возможно, Прохорова рассматривают в Кремле — при всей сложности личных взаимоотношений — как системный вариант привнесения разнообразия в избирательную кампанию. И — что очень важно для коллективного Путина — как вариант человека, с которым можно договориться по понятиям. Я имею в виду поведение на выборах.

Тут проблема в том, что Путину, по существу, не с кем договариваться. Он понимает, что рейтинг идет вниз. Понимает, что без ярко выраженного «волшебства» Чурова 50% в первом туре ему не набрать. А с ярко выраженным «волшебством» — если он и наберет 50% — это будут очень сомнительные проценты. Значит, маячит второй тур — хотя, конечно, это нежелательно для Путина, и он изо всех сил будет стремиться победить в первом туре.

Тем не менее, Путин должен просчитать вариант поражения — вариант, что во втором туре победить не удастся. Тогда ему надо передать власть не абы кому, а человеку, который гарантирует и безопасность, и стабильность не только лично Путину, но и всему путинскому клану. Плюс гарантирует весь набор легальных и понятийных договоренностей.

Почему именно Прохоров может стать таким человеком?

Вступать в подобные переговоры с Жириновским, Зюгановым или Мироновым Путину легко, но бессмысленно: он им не верит. А в рамках понятийных договоренностей, они — не «конкретные пацаны». Они плохо «отвечают за базар».

Соответственно, Путин не может с легкой душой допустить кого-либо из них во второй тур, с условием, что они тихо сольют свою кандидатуру, или будут плохо работать, чтобы Путин мог выиграть в первом туре. Он может на них надавить, но договориться не может. Как только они почувствуют себя в реальной силе, так тут же забудут все договоренности. Не верит им Путин, а он — вообще человек недоверчивый.

А Прохорову — поверит?

Не факт. Но все-таки Прохоров — человек глубоко свой. Он бизнесмен, он понимает, что в некоторых условиях слово надо держать. Он проверенный кадр, и его можно довольно прочно держать в руках, потому что он не хочет терять свой вполне удачный бизнес. Поэтому как субъект переговоров мирной передачи власти, Прохоров более интересен, чем лидеры думских партий.

Наверное, поэтому власть согласится на участие Прохорова в предвыборной гонке. Наверное, поэтому ему помогут пролезть через препоны и рогатки ЦИК.

Каковы его шансы?

В электоральном смысле сказать трудно. Он многое потерял, потому что повел себя неудачно летом. Он мог бы сохранить партию, мог бы выйти с ней на выборы, и — как сейчас совершенно ясно — неплохо на них выступить. Но Прохоров не сумел проявить необходимую гибкость, необходимую строгость, необходимую последовательность: вышел из партии, не участвовал с думских выборах, и в этом смысле — он один из проигравших на них.

Тем не менее, потенциально у него шанс есть. Конечно, набрать сколько-нибудь значимое число голосов, чтобы занять второе место после Путина, он вряд ли сумеет. Но, видимо, Прохоров решил заниматься политикой вдолгую, и для этого хочет засветиться на мартовской гонке. Это расчет на дальнейшую перспективу.

Наверное, с учетом этой перспективы на него смотрят и в Кремле. Выборы в марте Прохоров поможет сделать более интересными и конкурентными. А значит, придаст легитимность предвыборному соревнованию и, по-видимому, его победителю — Владимиру Путину.

Политическая система России развалится через два года?

Новая Госдума будет вставлять палки в колеса Кремля даже при большинстве «Единой России»

Николай Петров (ведущий эксперт Московского центра Карнеги)

Чтобы быть эффективной в такой гигантской по территории стране, унитарная власть должна быть предельно жесткой, суровой и репрессивной. Иначе команды из Москвы до Владивостока доходить и выполняться не будут. Мне кажется, издержки от такой власти существенно перекрывают возможные выгоды.

Я считаю, альтернативы федерализму в России быть не может. А федерализм предполагает уход от унитарной централистской модели. Можно говорить, что президентская форма с каких-то точек зрения эффективна. Но тогда надо еще говорить, что такая форма не может существовать в масштабах всей страны. Если президент Путин, или Медведев, или кто-то еще, будут считать, что региональные лидеры — это их подчиненные, они никогда не смогут обеспечить эффективного управления Россией.

Политическая система России развалится через два года?

Новая Госдума будет вставлять палки в колеса Кремля даже при большинстве «Единой России»

Николай Петров (ведущий эксперт Московского центра Карнеги)

Путин искренне верит — и говорит об этом в последнее время — что еще немного, и у нас будет такой же бардак, как в Европе, где парламенты блокируют действия правительства. У Путина есть ощущение, что он знает, как надо правильно делать, и парламент является помехой. Хороший парламент, по Путину, — это парламент, который автоматически голосует за то, что ему предлагает правительство.

В этом есть рациональное зерно. Но в нормальной политической системе именно парламент предполагает нахождение компромисса между позициями разных политических сил. С другой стороны — парламент обеспечивает более длинный горизонт планирования. Правительству всегда нужно спешить, что-то делать срочно, и оно готово пренебречь интересами завтрашнего дня ради интересов дня сегодняшнего.

Если у вас нет парламента — как нет его в России — в виде реальной ветви власти, проблема не в том, плоха или хороша исполнительная власть. Она по определению односторонняя, и ведет страну в необязательно правильном направлении. То есть, в каждом конкретном случае правительству кажется, что ему виднее, и парламент только вставляет ему палки в колеса. Но спустя время мы видим, что именно эти палки помогли уберечь от метаний и ошибочных решений.

Я считаю, на выборах 2007 года была задана пороговая величина грязи и нечестности. Превзойти ее сложно, не устанавливая диктатуру. По моим ощущениям, и на нынешних выборах степень нечестности и применения грубых форм административного ресурса будет примерно такой же, как в 2007-м.

Вызовет ли это возмущение? Ну, пошумит в Москве и Питере интеллигенция, да в интернете пошумят, — и что?! Не будет никакого особого возмущения, избирательные комиссии послушно запишут столько голосов за партию власти, сколько скажут.

Дело в том, что ровно половина населения РФ — это люди, которым на все в политике наплевать. Они не пойдут голосовать, и спокойно отнесутся к тому, что их голоса закинут за «Единую Россию». Среди оставшейся половины реально 50% тоже проголосуют за партию власти. Дескать, от добра добра не ищут, не было бы хуже… Остается четверть населения, политически активного, которую эти выборы не удовлетворят. Они понимают, что их обманут — не запишут столько, сколько они реально проголосовали. Но и они это проглотят, потому что градус недовольства в обществе пока не тот…

А жителям села Рои (ударение на последний слог) Арбажского района Кировской области вообще пришлось выдержать полицейскую облаву. В Богом забытом Рои живут около 50 пенсионеров. В конце октября на дверях местных администрации, магазина, библиотеки и почты появились плакаты. На них девочка задавала зрителю вопрос: «Папа, где ты был, когда страну разворовывали?». Ниже красовался призыв прийти на выборы и проголосовать «за любую другую партию», кроме «Единой России».

Местная активистка партии отвезла образцы в райцентр, расположенный в 15 километрах от села, и просигнализировала главе района о ЧП. Поздним вечером в Рои нагрянула целая группа захвата из 10 полицейских. Часть была в штатском, часть в форме. Стражи порядка пошли по всем домам, требовали объяснений: кто повесил эти плакаты? «Рейд» продолжился на следующий день. В итоге у троих женщин взяли отпечатки пальцев.

О случившемся узнали кировские журналисты и на местном уровне подняли шум. Руководству района пришлось объясняться. Его глава Александр Попов сообщил, что высказывания в адрес «Единой России» он как член партии прилагает сам к себе и «оскорбительные слова его коробят»…

Словом, палата № 6 на выезде. И надо заметить, это — только начало, выборы-то впереди. И что занятного вылезет на свет Божий в ходе голосования, трудно даже представить.

страница 1 из 2

топ авторов мнений

Юлия Латынина 26
Станислав Белковский 20
Михаил Делягин 17
Олег Кашин 13
Андрей Пионтковский 11
Михаил Ходорковский 11
Андрей Колесников 10
Юрий Пронько 7
Семён Новопрудский 6
Анатолий Лысенко 5
Дмитрий Камышев 5
Дмитрий Орешкин 5
Михаил Касьянов 5
Слава Тарощина 5
Александр Донской 4
Александр Рубцов 4
Алексей Навальный 4
Валерия Стрельникова 4
Глеб Павловский 4
Эдуард Лимонов 4
el-murid.livejournal.com 3
Simon Shuster 3
Алексей Кудрин 3
Алексей Кунгуров 3
Борис Вишневский 3
Валерий Соловей 3
Виктор Шендерович 3
Дмитрий Губин 3
Дмитрий Травин 3
Марианна Кочубей 3
Матвей Ганапольский 3
Михаил Фишман 3
Николай Петров 3
Станислав Кучер 3
Ivan Krastev 2
KermlinRussia 2
yzhukovski.livejournal.com 2
Александр Гольц 2
Александр Морозов 2
Александр Рыклин 2
Алексей Захаров 2
Алексей Левинсон 2
Алексей Макаркин 2
Алексей Мухин 2
Анатолий Баранов 2
Андрей Анисимов 2
Андрей Бабицкий 2
Андрей Бузин 2
Андрей Лошак 2
Андрей Мальгин 2
Андрей Полунин 2
Антон Носик 2
Божена Рынска 2
Булат Столяров 2
Валерия Новодворская 2
Василий Власов 2
Владислав Иноземцев 2
Владислав Наганов 2
Владислав Сурков 2
Георгий Бовт 2
Глеб Черкасов 2
Евгений Чичваркин 2
Екатерина Винокурова 2
Кирилл Рогов 2
Лилия Шевцова 2
Максим Гликин 2
Михаил Леонтьев 2
Николай Клименюк 2
Олег Козырев 2
Сергей Гуриев 2
Сергей Митрофанов 2
Сергей Шелин 2
Юрий Староверов 2