фильтр
по источнику
Московский комсомолец

Будет преувеличением сказать, что за этот протестный год власть увидела, что у нее земля уходит из-под ног, но определенно она увидела брожение и потерю управляемости. И они предприняли единственно возможные для них действия — компенсировали потерю управляемости репрессиями.

У власти существует три способа решения всех проблем: во-первых — телевидение, которое расскажет, как все прекрасно в стране и никакие перемены не нужны; во-вторых — милиция, которая арестует, запугает, проведет обыски, а в-третьих — это механизм подкупа: недовольным раздают должности и деньги. В последнее время первый и последний способы перестали работать. На Кавказ отправляют огромные деньги, а там все равно идет гражданская война. Во Владивосток вложили 660 миллиардов рублей — и всё равно все недовольны. Невозможно всех купить, всем артистам устроить корпоративы, писателям — издать книги, а политологам — организовать фонды. И попытка задавить всех тупой телепропагандой также не получилась. Поэтому они и задействовали репрессии.

Вы можете спрогнозировать ситуацию в развитии — что дальше-то?

Жесткое противостояние тех, кто хотел бы нормально жить в своей стране, чтобы триллионы долларов нефтегазовой ренты России распределялись справедливо, и тех, кто хочет, чтобы эти деньги продолжали доставаться ста тысячам человек — власти и обслуге власти. И это противостояние будет обостряться: добровольно эти люди присвоенную власть не отдадут — мы ее должны отнимать.

Столько сил ушло на создание системы для голосования (в КС оппозиции), для отражения всех этих хакерских атак в дни выборов… Не проще ли было создать, например, партию, чтобы она потом работала, — почему вы решили организовать принципиально новую модель?

Для нас это способ обмануть систему. Она сделана таким образом, что любая формальная структура подконтрольна власти. Представьте себе такой загончик (Алексей рисует «загончик» — авт.). Вот здесь место для партий, тут — для общественных организаций, тут — для какого-нибудь общественного совета при ГУВД. Но мы вышли и сказали, что не будем в этом загоне со всеми сидеть, мы создадим свой орган, который действительно будет представительным. Вы учреждаете партию — вам в любой момент может помешать Минюст, даже по новым, упрощенным правилам. Нужно открывать региональные отделения, собирать кучу бумаг — и все ради того, чтобы два жулика в Минюсте придрались к каким-то формальностям, а если есть команда придраться, то они в любом случае это сделают. Если вы открываете НКО, и опять же это неугодно власти, то вас закроют за то, что вы «иностранный агент», поскольку некий гражданин Белоруссии перевел на ваш счет 100 рублей, а вы этого не заметили. И мы ответили на это тем, что создали свою формальную систему, но мы не являемся организацией, и власть не может нас запретить. Они кричат, что выборы у нас получились жалкие, ничтожные и убогие, но на сайте «Единой России» все колонки посвящены этим «никому не нужным» выборам, об этом вещают центральные телеканалы…

Если отвлечься сейчас от ошибок КС, как вы считаете, какие были ошибки у оппозиции с декабря 2011 года, когда все началось, по настоящий момент?

Нам не с чем сравнивать. Все эти явления были новыми, они произошли неожиданно для всех. Раз мы сейчас в такой ситуации, когда только из членов КС семеро преследуются в уголовном порядке, двое в тюрьме, несколько в бегах, я под следствием и подпиской о невыезде, то очевидно, что мы сделали все недостаточно хорошо. Иначе Путин не находился бы у власти, или как минимум мы бы добились отмены сфальсифицированных выборов в Госдуму. Мы работали недостаточно эффективно, чтобы добиться своих законных прав. Очень много риторического сотрясания воздуха ушло на обсуждение того, стоит ли нам идти на местные выборы и стоит ли митинговать — ведь мы уже два раза помитинговали, а Путин до сих пор в Кремле!..

Нужно добиваться своего, а не терзать себя бесконечными сомнениями. Власть-то не сомневается — она защищает свое право воровать без особых раздумий. Но я лично смотрю на ситуацию с оптимизмом. Я занимаюсь политической деятельностью с 2000 года, и были гораздо более безрадостные времена. Сейчас у нас есть все средства донесения нашего мнения до людей, стало проще собирать деньги, люди сами осуществляют финансирование, и не нужно искать помощи у олигархов и бизнесменов. И то, что у нас не все получилось сейчас, — это лишь этап борьбы. Глупо ожидать, что люди, имеющие под рукой 2 миллиона полицейских, полмиллиона эфэсбэшников, административный ресурс из органов исполнительной власти по всей стране, телевидение и миллиарды долларов, так просто сдадутся. Власть обречена, она сжирает саму себя и страну, но эти люди будут еще долго сопротивляться. Приход к власти человека с такими взглядами, как у меня, означает, что они потеряют свои миллиарды и свою свободу. Страна по-прежнему получает колоссальные доходы от сырьевого экспорта — и эти деньги они не хотят отдавать никому. Это конкретные цифры со множеством нолей на счетах в швейцарских банках, которые охраняют милиция, пресса, Первый канал…

И как вы считаете, что нужно делать для того, чтобы ситуация поменялась?

Мы должны убеждать людей чаще выходить, дольше стоять, выражать солидарность с политзаключенными. Например, после истории с Леонидом Развозжаевым сотни тысяч человек не вышли на улицы, хотя очевидно, что они возмущаются.

Почему же они тогда не вышли?

Пока не верят в свои силы. Есть карикатура известная, когда один полицейский с дубинкой командует тысячей людей, каждый из которых думает: «От меня ничего не зависит». Режим падет в течение суток, если каждый, кто возмущался пытками, коррупцией сидя дома, выйдет на улицу. Я действительно считаю, что мирная, антикриминальная революция в России возможна, и она случится. Сейчас власть держится исключительно на этом «от меня ничего не зависит» в наших головах.

«Ваши слова обращены в никуда»

Экономист Владислав Иноземцев — в ответ на письмо Андрея Макаревича президенту Путину

Дорогой Андрей Вадимович!

Вы очень хорошо начали Ваше открытое письмо Путину. Вы попытались рассказать правду о том, что творится в стране. Но Вы плохо это письмо закончили. Вы написали, что не верите, что Путину «настолько наплевать на страну, которая выбрала его президентом». Конечно, вера — это святое. Настолько святое, что за оскорбление веры можно судить по церковным канонам VI века сейчас, в веке XXI. И не мне Вам указывать, во что Вам верить, а во что нет. Но даже св. Фома Аквинский говорил, что теология должна обращаться к науке «для большей доходчивости излагаемых ею положений». Поэтому Вы можете не верить, что Путину наплевать на страну, но потрудитесь, не сочтя за тяжелый труд, найти хотя бы несколько практических доказательств, которые бы подтверждали Ваше неверие.

В стране строится меньше железных дорог, чем при Александре II. За последние 10 лет в стране закрыто более 400 аэропортов и аэродромов. Что происходит с нашим космосом, и рассказывать не нужно. Мы экспортируем втрое-вчетверо большие доли сырой нефти, газа, угля, леса-кругляка, чем при СССР, и почти ничего другого уже не можем предложить миру. Самый состоятельный класс в стране — чиновники. Путинские сослуживцы правят Россией, как древним Римом преторианская гвардия. Сколько людей уехало за рубеж? Сколько имеют вид на жительство за границей? Среди молодежи готовы уехать 30%, среди персонала МВД — менее 1%. Это страна ментов и понтов, вот что это такое. Вождям на нее именно наплевать. Поэтому Ваши слова обращены в никуда. Кто готов выступить против системы? Прохоров? Вы поддерживали его весьма активно. Ау, Михаил Дмитриевич! Можете прокомментировать слова Вашего соратника? И таких борцов с системой будет еще без счета, а сама система даже ни на миг к ним не прислушается. Как не заметит и Вашего письма. Не верите, что Путин плох — ну и дальше не верьте. Все хорошо с Вами.

Спецоперация Госдумы под названием «А ну-ка, по углам и заткнуть хлебало! Быстро, кому сказано!» будет окончена в несчастливое число. Однако, следует заметить, для думцев дата не играет принципиальной роли: закон о драконовских штрафах за публичные мероприятия и закон об «иностранных агентах», прости Господи, — все это принято в обычные числа, не отмеченные никакими народными приметами.

Но есть примета касательно самой Думы: идя против буквы и духа Конституции, она принимает законы, чтобы никто не смел ни то что выйти с протестом против нее, но даже просто высказать протест.

И пресловутый Навальный тут совсем ни при чем — ему неторопливо шьется дело об «организации массовых беспорядков»; там работают серьезные ребята, и дело пахнет реальным сроком.

А тут задача была другая: снова ввести рамочный закон, чтобы любое слово журналиста, любая оценка или вывод обозревателя подпадали под уголовную статью. И вот под аплодисменты собравшихся 13-го, в пятницу, прости Господи, ликвидируются две профессии — журналиста и обозревателя-аналитика.

Конечно, сейчас последует операция-прикрытие — в зомбоящике появятся авторы закона, которые скажут: «Тем, кто просто излагает проверенные факты, ничего не грозит!» — и это будет ложь, потому что этот закон покушается не на новость, а на оценку и предположение, что и есть на главный смысл аналитики и журналистского расследования.

Теперь будет защищен любой депутат и любой чиновник. Он сможет делать что угодно, не выполнять свои обязанности и воровать бюджетные деньги. Что бы он ни сделал, он защищен статьей «Клевета».

Но Закон о клевете — это не только расправа с прессой. Это окончательное уничтожение протестного и митингового движения. Закон о нарушениях на митингах «Единой России» показался недостаточным, ибо митинг можно провести по правилам. Однако нужно было заткнуть рты митингующим. И теперь можно легко, пылая благородным единороссовским сердцем, подать в суд на любого выступающего на митинге, ибо «его оценка нашей лучшей в мире, самой честной партии есть не что иное, как клевета!».

Хочешь по привычке назвать «Единую Россию» с трибуны ее настоящим народным названием? Сто раз подумай, ибо вначале нужно доказать в российском суде, что она этим самым является. Может, кто-то знает такой суд в России?..

Принятие «клеветнического» закона — это полный и окончательный конец региональной прессы, ибо любое критическое слово будет уничтожаться вместе со СМИ, которое его произнесет.

Схема будет проста и универсальна: чиновник будет подавать в суд, требуя миллионы. Суд будет останавливать работу СМИ, арестовывая счета «в обеспечение возмещения причиненного вреда». Далее судебный процесс будет искусственно затягиваться, а журналисты, потерявшие зарплаты, — покидать издание. А далее будет приговор со смехотворной компенсацией в один рубль, но дело будет сделано: СМИ уничтожено.

Вы где-то уже все это видели, не так ли? Напомню, это схема обычного рейдерства, когда блокируется работа любой компании ради ее уничтожения либо перехвата.

Скажем прямо: 13 июля, в пятницу, будет совершено государственное преступление, но именно в этом, видимо, и есть смысл существование российского законодателя: пойти на уничтожение целых институтов и профессий ради того, чтобы заткнуть рот неугодным.

Конец застоя

РОГ подкрался незаметно

Надо сказать, что в окружении «национального лидера» есть типы, которые таки отчасти понимают своеобразие текущего момента. Например, главный кремлевский политтехнолог. Говорят, что ему принадлежит идея срочно выдвинуть в президенты неутомимого ёмобильного Михаила Прохорова — чтобы, типа, Болотной площади было за кого голосовать и митинговые страсти (хоть ненадолго) поутихли.

Еще, по достоверным слухам, сейчас срочно клепают проект новой партии для РОГов. Всевозможных авторитетных людей для этой партии нынче загребают широким бреднем. Там могут оказаться самые разномастные персонажи — от экс-министра финансов Алексея Кудрина (не случайно он тут разоткровенничался в программном интервью «Ведомостям», позволив себе даже слегка отмежеваться от Путина) до иконы гей-сообщества, народной артистки СССР Аллы Пугачевой.

Тут, правда, уже я чего-то не догоняю. А именно: почему образованный горожанин должен поверить Прохорову, который плоть от плоти правящей монетократии, или Кудрину, много лет придумывавшему и воплощавшему экономическую политику Путина? Почему второе издание «партии жуликов и воров» должно оказаться убедительнее первого? Неужели они думают, что рассерженного РОГа, заточенного под протест, тихий или громкий, так легко обвести вокруг пальца?

Конец застоя

РОГ подкрался незаметно

Кроме того, г-н Путин живет по принципу, сформулированному, помнится, еще в 1999 году одним ныне опальным олигархом: если хочешь сохранить психическое здоровье, никогда не читай про себя ничего — ни хорошего, ни плохого. Потому Владимир Владимирович практически не читает газет, не смотрит телевизор, не торчит в каком-нибудь «Твиттере» или «Фейсбуке». Он, что называется, живет на справках, которые готовят всякие преданные службы. Авторы справок, конечно же, стремятся патрона лишний раз не расстраивать и не раздражать. Памятуя бессмертный античный принцип: тот, кто приносит правителю плохую весть, рискует остаться без головы. Потому в справках пишут: на Болотной народу было не более 25 тысяч, в основном — безответственные блогеры и хипстеры (на серьезных-то людей у смертоносной Хиллари никаких денег не хватит), ситуация под контролем, для тревоги нет оснований. Да и вообще: в стране, где живет больше 140 млн. человек, несколько десятков тысяч ничего не решают.

И он снова не понимает. Что именно субботние люди Болотной площади, они же будущие герои проспекта Сахарова, все и решают. Что во все времена образованный горожанин и был главным двигателем и организатором больших общественных, а в конечном счете — политических перемен.

Сегодня тот самый русский образованный горожанин (РОГ) отчетливо отказал Путину (и его «ЕдРу») в доверии. Владимир Владимирович все более становится президентом села, люмпенов и национальных окраин. Чтобы в этом убедиться, достаточно сравнить Болотную с другим митингом — в поддержку «Единой России», что был 12 декабря на Манежной площади. Помните, кто там собрался? (Про принудительность и платность манежного митинга сейчас даже не говорим, с этим и так все ясно.)

Страна шпионов

Грядущему 1150-летию призвания варягов на Русь посвящается

Впрочем, анализируя происходящее в России и вокруг неё, я пришел к выводу, что шпионы проникли и в её правящую элиту. Больше того, они окопались среди самых влиятельных олигархов, имеющих прямой доступ к пока ещё вполне тёплым руководящим страной телам.

Взять, к примеру, Романа Абрамовича. В Высоком суде города Лондона, где владелец футбольного клуба «Челси» выступает ответчиком по большому денежному иску его бывшего бизнес-партнера Бориса Березовского, он раскрыл десятки страшных тайн современной России. Например, такую. Вся «большая» приватизация в РФ 1990-х годов, которой так гордятся Анатолий Чубайс и Высшая школа экономики с Академией народного хозяйства и госслужбы, проходила полностью за бесплатно. Т.е. приватизаторам (будущим «эффективным менеджерам») давались для гигантских покупок небольшие государственные деньги. А потом эти деньги возвращались за счёт самих приватизированных компаний. «Сибнефть», таким образом «купленная» Березовским и Абрамовичем, — яркий, но вполне типовой пример.

А ещё Абрамович сдал информацию о том, что его компании уходили от налогов по тем же самым схемам, за которые посадили на 13 лет Ходорковского. Что у него в структурах подписывали документы задним числом. А в Думе депутаты голосовали за олигарха его карточкой, что категорически противоречит закону. И т.д., как говорится, и т.п.

Самые счастливые выборы

4 декабря выиграют все

А потом пошли-поехали бодрые анонсы тотального выдвижения застарелых кандидатов в президенты. 10 декабря СР собирается на своем съезде выдвигать Сергея Миронова, 13 декабря ЛДПР — Владимира Жириновского, наконец, 17 декабря громокипящей лавой обрушится на нас кандидатура главкома (главного коммуниста) Геннадия Зюганова. Для чего они все это делают, зачем идут на президентские выборы? С одной-единственной целью: легитимировать избрание на третий срок Владимира Путина. И если Путин в марте 2012-го получит, скажем, 60% голосов (вместо прежних 70%), Зюганов — 20%, Жириновский — 10%, а Миронов — 5%, системные политические лица просияют ощущеньем счастья. Видите, скажут они нам, простым россиянским лохам, проценты-то наши растут, а путинские — падают. Стало быть, выборы-то почти честные, кто бы что ни говорил.

Совершенно ясно, что с точки зрения общеоппозиционного дела надо было не выдвигать орду нафталинных статистов, а двинуть от всех трех партий (или хотя бы от двух — КПРФ и «Справедливой России») единого кандидата. Который был бы минимально похож на Путина, точнее, максимально на него не похож. Например, Оксану Дмитриеву из «СР». Но системные оппозиционеры так, конечно, не сделают. Они ведь борются не за власть. А за кремлевскую благосклонность. За вечный пропуск в занимаемую ими нишу, за право играть роль, отведенную им нынешней властью.

Вот мы все тут ругаем Путина и Ко за то, что они не хотят уходить от власти. А ведь, если подумать, Зюганов, Жириновский, Явлинский появились на авансцене российской политики тогда, когда о Путине еще никто слыхом не слыхивал. Без малого два десятилетия назад. И они тоже не собираются никуда уходить. …

Многие считают, что власть в России можно поменять только путем революции или там переворота. Может, так оно и есть (с поправкой на ст. 282 УК РФ, запрещающую нам высказываться на заданную тему определеннее). Совершенно ясно другое. Прежде чем менять власть, надо совершить другой переворот. В оппозиции. С этой оппозицией мы далеко не уедем, как бы ни падали рейтинги осточертевшего «ЕдРа».

Что с этим делать? Думаю, новую оппозиционную партию. Инициаторами ее могут стать все те же звезды несистемной политики последних двух лет типа Алексея Навального / Евгении Чириковой. За полгода с помощью Интернета можно собрать 100–200 тысяч реальных, живых партийцев. Это относительно несложно. За следующие полгода — провести собрания в регионах. Дальше — подавать на регистрацию. Конечно, Кремль с Министерством юстиции ничего регистрировать не захотят. Но просто отрицать наличие стотысячного актива тоже очень сложно. Так постепенно, постепенно… Пара лет в запасе есть. А там, глядишь, режим и рухнет в собственных коррупционных объятиях. Утопия, скажете? Ну так что — Россия и есть страна реализованных утопий. А надеяться на нынешнюю оппозиционную смоковницу, что на ней вдруг вырастут манго и ананасы, — не утопия?

КПРФ и «Единая Россия» больше не скрывают, что они — одна команда

На дебатах Зюганов помогал Неверову пиарить партию власти

Первое впечатление от теледебатов КПРФ и «Единой России» — Зюганов сдулся. Нельзя политику такого опыта с таким треском проигрывать никому не известному Неверову. Второе впечатление — это был договорный матч.

Накануне этих дебатов столицу украсили новые плакаты Центризбиркома с довольно странным утверждением: «Участие в выборах — ваш шанс повлиять на политику страны». Странным кажется слово «шанс» (а не «право» или «возможность», например). Что значит шанс, мы что, в рулетку играем? И каков он, этот шанс: один к тысяче или к миллиону?

Впрочем, дебаты коммунистов с «Единой Россией» показали, что и слово «шанс», пожалуй, слишком оптимистичное. Потому что шансов нет. Потому что как бы нам ни надоело то, что страной второе десятилетие правит одна и та же партия, но голосовать за коммунистов — себя не уважать.

Вообще по итогам дебатов мне показалось, что КПРФ — это всего лишь некое промежуточное звено, которое было актуальным в переходный период, когда КПСС уже не стало, а «Единая Россия» еще не родилась и не превратилась в партию власти, выстроенную по образцу КПСС. Сегодня КПРФ уже никому не нужна, поскольку бороться за идеалы справедливости она не планирует. Обличать власть она тоже не планирует, она планирует ее лизать и вопрошать: «чего изволите»? Но к этому есть много других охотников, и без КПРФ. Та же «Единая Россия», традиционно работающая в режиме «чего изволите».

Символично, кстати, что «Единая Россия» стоит в бюллетене под шестым номером. Это — номер статьи советской конституции о монополии одной партии на власть. Только в данном случае монополию «Едру» отдала наша потешная оппозиция.

15-летний приговор партии власти

От «Единой России» устали даже подростки

Поразительно, но ржавчина коммунизма всё так же жива. И люди, держа в руках айфоны и айпэды, могут так же легко, как и во времена моего детства, говорить суконным языком нотаций и объяснять молодому человеку, как «правильно» жить на этом свете. Важно понять: они там, в Москве, приняли партийное решение, а тут, в Красноярске, оно начало корёжить конкретные человеческие судьбы.

Конечно, людоедская сторона советской власти с лагерями и психушками отошла в прошлое, но разве нормальна фраза директрисы, которая предлагает молодому человеку митинговать за стенами школы, однако, в нарушении закона, политические плакаты у себя в коридорах считает вполне допустимым явлением.

Эта предвыборная ситуация, где партия власти идет на все ради «убедительного» выигрыша, рождает вот такие «маленькие трагедии», которые потом вряд ли будут исправлены: учительница не забудет «подставу» с записью, а ученик — то, что его вызывали в кабинет директора и «лечили», чтобы он жил по понятиям, а не по закону.

А что же наш автор, «Едро»? А этой партии всё по барабану: развращая всю страну невиданными нарушениями, она взяла на вооружение новое оружие под названием «божья роса».

«Хата нэ моя» — вот позиция «Едра». И в нашей красноярской истории «умнейшая и честнейшая», конечно же, не при чем. Разве она давала прямое указание местному ГОРОНО вешать в школах её плакаты? Конечно же, «не давала»!

Видимо, директриса гимназии — просто фанат «Едра», и вешала их плакаты, как когда-то вешала дома плакаты с фотографиями «Самоцветов» и «Весёлых ребят».

Каков же вывод? Он в том, что жить в подобной лжи нам придется еще много лет — и это плохо! Но, к счастью, она разрушает не только души, но и сама себя — это хорошо! А еще она рождает вопросы и протесты уже даже у пятнадцатилетних. И это главный плюс. И в этом главная надежда.

Зимний Селигер станет для кого-то шансом потусоваться и увидеть Москву, а для кого-то — способом заявить о себе. Сын моей подруги детства, например, на Селигере этим летом нашел себе инвестора для стартапа. Всё же лучше, чем сидеть в подъезде и бухать, не правда ли?

А слабо додумать мысль до конца? Может, они потому и сидят по подъездам и бухают, что другого им нынешняя власть ничего не оставила? И теперь, бухие и обобранные, без работы и надежды на собственное жильё, они приедут защищать тех, кто тому виной? И вы, в здравом уме, готовы отстаивать и говорить «это есть хорошо!» Не от здравого ума вы это делаете, а за деньги. Чем и уровняли себя с этими дебилами.

Он [Путин] встретился с ними [членами Валдайского клуба] в восьмой раз (первый раз — в 2004-м, сразу после Беслана. Потом — то в Сочи, то на корабле…), но для него они не собеседники. Последним достойным собеседником Путина был только Ганди, но не дожил до своего счастья. А эти маститые эксперты (в прошлом — советологи, сейчас — РФологи) из Америки, Европы, из знаменитых университетов и исследовательских центров, они уже в некотором смысле служащие, точнее, политологи по вызову.

Уже восемь лет они подстраивают свой плотный график под Путина. Отменяют намеченные встречи и лекции, не спят, ждут часами… Что там происходит, когда они остаются наедине с ним? Ну, не конверты же там раздают.

Восемь лет члены Валдайского клуба учат Путина радостям свободы и демократии. Результаты совестно даже обсуждать. И всё-таки — с готовностью приезжают, улыбаются. Что влечёт?

В некоторой степени, эта встреча резидента с агентурой. Это агенты влияния Путина на Западный мир. И они сейчас (в который раз) расскажут Западу: да, российская система ржавеет, гниёт, рассыпается, но всё решает здесь один человек, и только с ним имеет смысл договариваться.

За последние 80 лет эта «политика» Свободного мира не изменилась ни на миллиметр.

В ЦИКе мне говорили, что вопрос об ограничениях агитации в Сети там поднимали, причем «за» выступали представители «ЕР» (что с учетом преимущественно оппозиционного настроя блогеров неудивительно).

Однако как отрегулировать гигантскую площадку с огромным количеством пользователей, пока так и не придумали. И слава богу — ведь если бы не Интернет, нынешняя выборная кампания была бы гораздо менее интересной.

Кстати, глава Центризбиркома Владимир Чуров пару недель назад в интервью «МК» высказывался за то, чтобы снять ограничения на предвыборную агитацию вообще, а не только в Интернете. Но свой ЖЖ закрыл. Очевидно, он-то хорошо знает окончание расхожей сетевой фразы: «Это Интернет, детка…»

топ авторов мнений

Юлия Латынина 26
Станислав Белковский 20
Михаил Делягин 17
Олег Кашин 13
Андрей Пионтковский 11
Михаил Ходорковский 11
Андрей Колесников 10
Юрий Пронько 7
Семён Новопрудский 6
Анатолий Лысенко 5
Дмитрий Камышев 5
Дмитрий Орешкин 5
Михаил Касьянов 5
Слава Тарощина 5
Александр Донской 4
Александр Рубцов 4
Алексей Навальный 4
Валерия Стрельникова 4
Глеб Павловский 4
Эдуард Лимонов 4
el-murid.livejournal.com 3
Simon Shuster 3
Алексей Кудрин 3
Алексей Кунгуров 3
Борис Вишневский 3
Валерий Соловей 3
Виктор Шендерович 3
Дмитрий Губин 3
Дмитрий Травин 3
Марианна Кочубей 3
Матвей Ганапольский 3
Михаил Фишман 3
Николай Петров 3
Станислав Кучер 3
Ivan Krastev 2
KermlinRussia 2
yzhukovski.livejournal.com 2
Александр Гольц 2
Александр Морозов 2
Александр Рыклин 2
Алексей Захаров 2
Алексей Левинсон 2
Алексей Макаркин 2
Алексей Мухин 2
Анатолий Баранов 2
Андрей Анисимов 2
Андрей Бабицкий 2
Андрей Бузин 2
Андрей Лошак 2
Андрей Мальгин 2
Андрей Полунин 2
Антон Носик 2
Божена Рынска 2
Булат Столяров 2
Валерия Новодворская 2
Василий Власов 2
Владислав Иноземцев 2
Владислав Наганов 2
Владислав Сурков 2
Георгий Бовт 2
Глеб Черкасов 2
Евгений Чичваркин 2
Екатерина Винокурова 2
Кирилл Рогов 2
Лилия Шевцова 2
Максим Гликин 2
Михаил Леонтьев 2
Николай Клименюк 2
Олег Козырев 2
Сергей Гуриев 2
Сергей Митрофанов 2
Сергей Шелин 2
Юрий Староверов 2