фильтр
по источнику
Грани.ру

Ну что, друзья-мечтатели, взяли власть посредством выборов? Что, в суд? Отменим результаты? Даешь перевыборы, мать их!

Искренне удивляют люди, которые уже после 4 декабря и 4 марта говорят, что можно «добиться перемен» путем участия в чуровских выборах. Есть и такие, которые говорили, что «зимой-то жесть была, сейчас лучше». Намного хуже! С чего бы после провала зимних протестов власти чего-то стесняться и либеральничать? Они поняли, что никто их не остановит, и выжимают максимум: «Что, съели, суки?! Нате ваши честные выборы!»

У шулера нельзя выиграть, редкие исключения это подтверждают. Идти кандидатом на выборы стоит для того, чтобы продемонстрировать полицейский характер системы, как снятый с выборов в Химках кандидат в мэры Медведев, наблюдателем — чтобы наглядно показать, что выборы фальсифицируются и как они фальсифицируются. Это бьет по мозгам, открывает глаза, на результат же даже самое массовое наблюдение влияет слабо, силы неравны. Идти ли голосовать — вопрос уже спорный, на этот счет есть разные мнения. Я не хожу, чтобы не увеличивать собой процент «доверия» априори незаконной процедуре.

Конечно, комфортно верить, что, не затратив усилий и времени, не подвергнув риску свое здоровье, можно просто поставить галочку в листе бумаги и все изменится, или выйти на согласованный митинг, постоять и, натусовавшись, в приподнятом настроении пойти домой, чтобы увидеть, как Путин убежал. Но так не бывает.

Сегодня такие иллюзии вредны, поскольку мешают осознать очевидное — за Свободу нужно бороться. Бороться, рискуя личной свободой и личным здоровьем. Ничто не дается без борьбы. Выиграть можно только на улице, не в чуровских избиркомах, их выборы — фарс.

Давно пора пересмотреть подход к уличному протесту, что в нашем городе произошло естественным путем буквально с первых акций. Хватит бояться и врать самим себе о «достижениях болотных митингов» — нет никаких достижений, есть имитации уступок, ложь и реакция. Далее см. эпиграф.

5 марта на митинге после путинских выборов у меня спросили, что теперь. Я сказал, что теперь будет Революция, а не «Перестройка-2». Другого пути у России не осталось, его власти выбрали, нарисовав Путину более 60 процентов. После митинга мы даже эту Революцию прорепетировали (был так называемый «штурм Кремля»). Технически это очень просто делается. Когда власть слаба, народу достаточно подойти к стенам старой символичной крепости, в которой заперлась власть, выбрать делегацию и направить внутрь на переговоры. Менты, как и 5 марта, будут изображать лояльность барскому сапогу, но при этом иметь неестественно бледный вид и их движения будут плааавными, словно воздух превратился в воду и они плавают каждый в своем аквариуме (такими же они были 10 декабря в Москве). Делегация договорится об условиях сдачи, пришлет гонца с доброй вестью. А у народа будет большой праздник. То же самое можно было сделать в Москве еще 10 декабря, без всякого насилия. Или 5 марта. Теперь же оппозиции предстоит долгая позиционная война, власть придется взять измором. И вскоре речь зайдет о массовых политических стачках и гражданском неповиновении — вот к чему надо готовиться, а не популярность в интернетах измерять.

Недавнее прошлое нам известно, перечислю лишь скороговоркой. Предательство 10 декабря, веселые предновогодние и посленовогодние карнавалы на Болотной и Сахарова… Важно надутые физиономии гудковых, пономаревых, пархоменок… Полунамеки Навального со сцены, полунамеки на поход на Кремль — и тотчас же перевод стрелок на безобидное «когда-нибудь…»

Далее Удальцов в фонтане 5 марта… Таинственные маневры, сажание на асфальт и перетягивание каната с омоновцами у Болотной 6 мая. События 6 мая можно рассматривать как попытку организовать наконец противостояние с властью. Но явно не хватило организационных возможностей, а более всего не хватило кадров активистов. Решительных революционеров могущих вцепиться в площадь, стать, не уйти с площади и наступать.

Удальцов потому и выглядел как паяц, что у него не было хотя бы одной тысячи (тысячи бы хватило) закаленных и решительных, он как рыба открывал рот, но его не слышали. Если бы была тысяча эта, она бы подала пример, вдохновившись, за ними пошли бы и основные силы, Удальцов гляделся бы как вождь, лидер, а без кадров он жалкая фигура, которую никто не слушает. («Друзья! Предлагаю не расходиться! …» — а массы улепетывают с площади сквозь Удальцова, как сквозь пустое место.) Его никто не послушал.

А 12 июня и 15 сентября рассерженные горожане уже стали утомленными горожанами. Многие тысячи прошли по бульварам, кое-как ковыляя. Не упирая на силу гнева, но уже по привычке, что называется, спустя рукава. Да и самозваные командиры не пылали энтузиазмом. Все равно главным следующим оппозиционным событием самоназначенные командиры протеста назвали уже выборы в Координационный совет оппозиции.

Я уже высказывался против этой безмозглой затеи. Но тут мало высказываться против. Тут хорошо бы камня на камне не оставить. Почему?

Потому что выборные руководители оппозиции будут обладать общим качеством, которое лидерам оппозиции иметь абсолютно вредно. Их ведь выберут по принципу «нравится», по принципу «с ним комфортно», по принципу «он неконфликтен», потому что нравится может только неконфликтный, думающий как его избиратель-сторонник и потому удобный человек.

Но оппозиция ведет политическую войну. Ей нужны как раз конфликтные лидеры, само воплощение конфликта.

У лидеров КС должен присутствовать политический талант, а не талант всем нравиться. Однако, ей-Богу, ну ни у одного из представленных на выборах кандидатов, ни у одного большого политического таланта не просматривается!

Многое зависит от проницательности и предусмотрительности оппозиции. Власть бесконечно спекулирует на придуманной ею неготовности народа к демократии и ссылается на исторический опыт — бескровные революции у нас всегда проводились только сверху. Этот довод как бы оправдывает необходимость сотрудничества оппозиции с правящей верхушкой. Надо сказать, этот довод встречает определенное понимание в оппозиционной среде. На самом деле власть боится, что оппозиция перехватит инициативу и тогда она не сможет претендовать на собственную исключительность. Власть, мне думается, выдвигает этот лозунг из вполне прагматичных соображений: чтобы отсечь оппозиции иные пути проведения реформ и деморализовать общество, убеждая его в неизбежности вечного холопства народа и просветительской роли правительства.

К сожалению, протестное движение уже сейчас насыщено людьми и организациями, которым чужды идеи свободы и демократических преобразований. Те, кому безразличен смысл реформ, а важна только смена политических элит, яростно критикуют «пуристов» и «ригористов», обвиняя их в намерении ослабить общий протест. Между тем, если иметь в виду смену системы, а не только лиц на вершине власти, то протестное движение от присутствия в нем врагов свободы и демократии становится только слабее.

Убедительная иллюстрация к этому — участие в последнем протестном шествии и митинге колонны КПРФ. Неужели кто-то верит, что решение об участии в акциях 15 сентября коммунисты приняли без согласования с президентской администрацией? Это означает только одно — участие антидемократических сил в протестном движении в интересах власти. Власть сейчас решает трудный для себя вопрос: всеми силами ограничивать количество протестующих или пойти даже на возможное увеличение числа митингующих в ущерб качеству протестного движения? Судя по всему, она выбрала второе. Это значит, что власть думает уже не столько о сохранении нынешнего режима, сколько о конфигурации нового. Одновременно с этим она успешно разлагает оппозицию, внедряя в нее антидемократические силы.

Дальнейшие шаги власти понятны. Когда у нее не останется средств сопротивляться, она откажется от самых одиозных из своей среды и сменит вывеску, в чем неоценимую помощь ей окажут те, кто уже сегодня откомандирован ею в оппозицию. Как это и было четверть века назад.

Полиция считает себя вправе, не представляясь и не предъявляя никаких требований, хватать и тащить в обезьянник любого, кто «выражает свое отношение к общественно значимым событиям» (это стандартная формулировка сотен ментовских рапортов, протоколов о задержании и судебных решений) всего лишь физическим присутствием своего тела в месте проведения «несанкционированного публичного мероприятия». Власти так трактуют закон. Не от хорошей жизни. Если они начнут трактовать закон хотя бы чуть-чуть по человечески, у них практически не останется возможности пресекать несогласованные акции. А этого они реально боятся.

Боятся власти вовсе не штурмов государственных учреждений, разбитых витрин и подожженных автомобилей. Наше общество давно доказало свою способность воздерживаться от подобных форм протеста. Боятся «информационного эффекта». Боятся, что, не получая удовлетворительных ответов на подаваемые уведомления, у них просто перестанут спрашивать разрешения. Боятся, что их перестанут бояться.

Что может противопоставить этому общество? Сделать именно то, чего власти боятся больше всего. Перестать бояться. Прекратить ханжеские причитания о недопустимости «подставлять людей под дубинки». Задержания, тумаки, обезьянники, административные суды — это будни долгой и нудной борьбы гражданского общества за свои права. И шанс на успех в этой борьбе у него появится лишь тогда, когда обычные граждане научатся относиться к этому как к рутине, пусть и неприятной, проявлять решимость добровольно и осознанно «подставляться под дубинки».

Что, собственно, произошло? В ходе упорных боев местного значения гражданское общество предприняло DDoS-атаку на автозаки, обезьянники и управляемые суды. И атака оказалась вполне успешной. Число задержанных на несогласованном митинге — такой же показатель политического успеха акции, как число участников митинга санкционированного.

Я уже много раз говорил и повторю: акции должны быть 1) несанкционированными, 2) массовыми, 3) ненасильственными. Несоблюдение любого из этих условий мгновенно дает властям решающее преимущество. Пункты 2) и 3) в последнее время выполнялись, несколько слов о пункте номер один и еще кое о чем.

Сейчас я часто вижу в пределах одного абзаца или слышу в течение одной минуты текста две совершенно несовместные вещи, а именно: рассуждения о нелегитимности (как минимум) Путина и его — буквально — банды соседствуют с рассуждениями о «правильной тактике» на выборах, каких-то «переговорах», вероятности второго тура и т.п.

Проговорим очевидное всем участникам, например, шествия на Якиманке: Путин и его «команда» — узурпаторы (это преступление, в буквальном смысле), воры, его участие в «выборах» не «нелегитимно», а по нескольким вопиющим обстоятельствам незаконно.

У него и его банды нет вообще никакого «курса» — их бандитская, кущевская деятельность может принять любую (вплоть до либеральной) личину; вообще любые дискуссии с ними на политическую тему, любые действия, прямо или косвенно позволяющие им вести себя как «политикам», работают на укрепление их власти. Невозможно понять, почему в этой ситуации выдвигается лозунг «За честные выборы». Какие (…!) честные выборы?! Не только выборы УЖЕ непоправимо нечестные, а вообще вся «политическая ситуация» не является политической ситуацией. «Оппозиция» вчистую проигрывает прямо в тот момент, когда она называет себя оппозицией власти и ведет себя как таковая. Нет сейчас никакой политики. Любая «политика» сейчас выгодна только этим бандитам, потому что работает на их легенду, укрепляет их роль.

Требовать надо — немедленного, без всяких переговоров, ухода Путина. Для тех из нас, кто нервничает без «легалистских» аргументов, так вот же они: он беззаботно дал нам несколько поводов снять его с выборов прямо сейчас. Не надо говорить о наблюдателях на выборах, в которых Путин примет участие. Не надо говорить о прозрачных урнах и т.п. Не надо ходить в суд — нет никакого суда. Есть площадь — надо массово выйти на нее там и тогда, когда мы сами хотим, и не уходить с нее, пока не уйдут они. Нас должно быть много, нам не нужны «организаторы» кроме технических координаторов, мы должны выгнать бандитов из дома. И тогда-то начнется политика, которой наконец-то я не буду интересоваться.

За кого играет Алексей Кудрин? С недавних пор этот вопрос, со всей остротой поставленный в социальных сетях и в оффлайне, волнует политически активных граждан. Мнения расходятся.

Есть точка зрения, что экс-вице-премьер просто «кудрит мозги» оппозиционерам, стремясь помочь старинному другу Владимиру Владимировичу без особых потерь дотянуть до президентских выборов. Есть также мнение, что Алексей Леонидович плохо знает старинного друга и является объектом манипулирования. Наконец, есть версия, что Кудрин друга знает слишком хорошо и пытается спасти страну от самого худшего.

Кстати, последние два пункта не сильно противоречат друг другу. Любая душа потемки, а уж путинская… при этом вполне очевидно, что ради удержания власти этот человек не остановится ни перед чем. Сегодня его мысли озвучивают так называемые рабочие УралВагонЗавода, собирающиеся выкатить танк на улицы Екатеринбурга. Завтра продукция тех, кто «круглосуточно работает на наших заводах», может появиться на улицах Москвы. Как в августе 91-го, только с гораздо худшими последствиями.

Тогда все было по-другому. Державно-коммунистическая идеология, которой прикрывались путчисты, уже осточертела миллионам советских граждан. Армия и спецслужбы были деморализованы. Напротив, у оппозиции имелся непререкаемый лидер, законно избранный президент РСФСР, за которым готова была пойти Россия — и на баррикады, и в светлое капиталистическое будущее.

У нынешней власти явной идеологии нет вообще, да и откуда ей взяться в государстве, которым управляют спецслужбы. Зато им постоянно повышают зарплату, и боевой дух в этих подразделениях, надо думать, поддерживается отменный. Что же касается идеологии тайной, то она уже давно перестала быть секретом для граждан, да и в целом хорошо вписывается в отечественную традицию. «Воруют», — молвил Карамзин, но он никогда не жил при демократии и не знал, что стырить можно даже голоса избирателей. Это сильно напрягает уже сотни тысяч россиян, но у них нет никакого политического руководства. Имеется лишь группа конфликтующих между собой лидеров, которых не очень внимательно слушает народ, вышедший протестовать на Болотную и на проспект Сахарова.

Оттого не столь важно, за кого играет Кудрин, — допустим, за себя. Важно, что он говорит. А высказывает он, если вычленить главное, весьма содержательную мысль: ребята, сегодня не надо бунтовать. Не исключено также, что сооружать баррикады, бросаться под танки или даже драться с ОМОНом вообще не стоит. По той простой причине, что провокация локальной драки с последующим тотальным мочиловом — это ровно то, что нужно власти. Чего она, не скрывая, ждет от своих бандерлогов. «Удержаться в рамках» — таков основной тезис Алексея Леонидовича, и с ним трудно не согласиться.

Между тем время уже работает против Путина, и так называемые рабочие УралВагонЗавода тревожатся не зря. Что там танк, как бы не пришлось вскоре выкатывать баллистическую ракету, защищая любимого руководителя… За 12 лет Владимир Владимирович осточертел почище марксизма-ленинизма за 70, и если в ближайшие пару годков оппозиция сумеет объединиться, выработать общую стратегию сопротивления и отыскать в своих рядах безусловного лидера, то и диалог с властью пойдет гораздо динамичней. И танкостроители замкнутся в безутешной тоске.

А пока остаются лишь привычные формы гражданского сопротивления, с посредниками на трибуне и без посредников. Дозволенные, что бы это ни означало, и абсолютно мирные демонстрации протеста, силу которых и власть, и граждане могли почувствовать в декабре. И если количество митингующих будет увеличиваться с каждым разом, то это тоже станет очень важным аргументом в заочной дискуссии с Кремлем. Не поддаваясь на провокации и не подставляясь под дубинки, россияне будут внятно и очень громко сообщать Путину о своих настроениях и политических предпочтениях. Настолько внятно и громко, что игнорировать их будет невозможно.

Илья Мильштейн начинает свою статью с цитат из Алексея Кудрина и Алексея Навального. Высказывания эти касаются возможности признания Путина легитимным президентом при условии проведения честных выборов 4 марта. Кудрин: «Если будут честные выборы, пусть страной управляет победитель. Даже если это будет Путин». Навальный: «Проведем честные выборы и возьмем Кремль… в том смысле, что там будут сидеть люди, которых избрали. Может быть, там Путин будет сидеть… вполне вероятно, но только на честных выборах».

Кудрин и Навальный — политики совершенно разные. Первый — бывший чиновник высокого ранга, то ли недавний, то ли еще и нынешний друг Путина. Второй — совершенно несистемный оппозиционер, автор знаменитого слогана про партию жуликов и воров. Но оба сходятся на том, что Путина вполне можно будет признать президентом, если выборы будут честными. И прозрачными. Аки слеза.

Самое интересное, что только вчера то же самое говорил мне один знакомый. Он до самого последнего времени считал, что правление Путина очень полезно и благотворно для России после «лихих 90-х». Признавая наличие у Путина отдельных тактических ошибок, он тем не менее постоянно убеждал меня в правильности его стратегии. Навел порядок, вот что главное. «Поднял Россию с колен» — никакого повода для иронии, тем более для ерничества, он в этой фразе не находил. Зато поднимал меня на смех, когда я заикался о небывалых даже для России масштабах коррупции (он, потерявший какие-то доходы в результате дефолта 1998 года, не мог простить этого Ельцину; он искренне убежден, что коррупция при «дедушке» в разы превышала нынешнюю).

События 24 сентября на съезде той самой партии жуликов и воров его также ничуть не смутили: он как-то даже логически объяснял мне — а скорее самому себе — правильность и законность намеченной рокировки.

Его убежденность в верности пути, по которому идет Россия, основывалась, как мне представляется, на том, что такого же мнения придерживалось большинство. Так, как он, думали многие — и в России, и здесь, в эмиграции (причем, это впечатление усиливалось федеральными российскими каналами, просмотру которых он отдавал предпочтение). А мнение мое и таких, как я, — это мнение маргиналов. Оно имеет право на существование, но и только.

Какие-то сомнения посетили его лишь сейчас — видимо, потому, что мнение, которого, как он считал, придерживались исключительно маргиналы, теперь вдруг стало достоянием масс — что показали митинги 10 и 24 декабря. И он, которому, конечно, невыносимо трудно расставаться с собственными иллюзиями, чуть ли не просительно задал вопрос: «Ну, а если выборы 4 марта пройдут совершенно честно и за Путина действительно проголосует большинство, это же будет законно, что он станет президентом?»

Онищенко напрасно пугает нас насморком и гриппом. Будет хуже. Путин проходит в президенты как по паркету. Значит, мы и впрямь бандерлоги, раз готовы идти прямо к нему в пасть. Единственное, что может его остановить, — это бойкот мартовского аутодафе. Пусть президентские выборы не состоятся как можно дольше. Медведев утратит полномочия, а Путин их не приобретет, и власть просто провалится в вырытую ей же черную дыру. Вся вертикаль ляжет ржавым металлоломом. Да будет так! Стабильность на нашем кладбище нужна только могильщику — Путину. А нам, покойникам, она к чему? Глядишь, воскреснем.

Суть кремлевского замысла в отношении Прохорова — видвинуть фигуру, на которую можно будет переключить народную ненависть к богатым. Сознание неправды денег в русской душе невытравимо, — сказала Цветаева. Сурков хорошо понимает политтехнологическое значение этого наблюдения.

В свое время Путин удачно разыграл эту карту в отношении Березовского—Гусинского—Ходорковского, выступив «народным мстителем» богачам-мироедам. Но это было давно, а сегодня деньги в народе четко ассоциируются с путинским кланом — партией жуликов и воров. Разбить этот образ — первоочередная задача. Вот и нашли Прохорова — чтобы было на кого показывать пальцем, если речь зайдет о миллиардах.

Прохоров нужен Путину, чтобы тот мог сказать массам: Я — победитель олигархов! Ведь вы не хотите, чтобы они вернулись? Без Прохорова он услышит в ответ: Ты и есть первый олигарх! С Прохоровым это место занято.

Если сам Прохоров этого не понимает — то неумен. Если согласился сознательно — то такая же марионетка, как и Медведев.

комментарий

Не мешайте Навальному …пока.

Мне кажется, что о Навальном есть две точки зрения.

Одна — честный и смелый парень, который может повести за собой массы. Другая — подготовленный в США агент «закулисы». Лично мне это безразлично. Главное — ближняя задача по дестабилизации режима! Критика власти от Навального сегодня наносит прямой урон и вред путиноидам, а значит его надо поддерживать.

Власти нечего противопоставить гражданскому неповиновению, поэтому выиграть на этом поле куда проще, чем там, где ситуация хорошо контролируется. Так мы уходим из плоскости статистики, манипуляции с которой всецело находится в руках государства. Каждое протестное действие попадает в цель независимо от их общего количества.

Отказ от участия в выборах необходимо практиковать уже сегодня, привлекая к неповиновению внимание общества. Однако это лишь часть общей стратегии. Сейчас набирают силу уличные акции с требованием проведения свободных и честных выборов, проходящие еженедельно на Триумфальной. Акция в день выборов, 4 декабря, должна стать кульминацией гражданского ненасильственного протеста в этом году. В ней смогут принять участие и те, кто участвовал в выборах, так что агитировать за выход на улицы нужно всех, а не только тех, кто решился на бойкот.

топ авторов мнений

Юлия Латынина 26
Станислав Белковский 20
Михаил Делягин 17
Олег Кашин 13
Андрей Пионтковский 11
Михаил Ходорковский 11
Андрей Колесников 10
Юрий Пронько 7
Семён Новопрудский 6
Анатолий Лысенко 5
Дмитрий Камышев 5
Дмитрий Орешкин 5
Михаил Касьянов 5
Слава Тарощина 5
Александр Донской 4
Александр Рубцов 4
Алексей Навальный 4
Валерия Стрельникова 4
Глеб Павловский 4
Эдуард Лимонов 4
el-murid.livejournal.com 3
Simon Shuster 3
Алексей Кудрин 3
Алексей Кунгуров 3
Борис Вишневский 3
Валерий Соловей 3
Виктор Шендерович 3
Дмитрий Губин 3
Дмитрий Травин 3
Марианна Кочубей 3
Матвей Ганапольский 3
Михаил Фишман 3
Николай Петров 3
Станислав Кучер 3
Ivan Krastev 2
KermlinRussia 2
yzhukovski.livejournal.com 2
Александр Гольц 2
Александр Морозов 2
Александр Рыклин 2
Алексей Захаров 2
Алексей Левинсон 2
Алексей Макаркин 2
Алексей Мухин 2
Анатолий Баранов 2
Андрей Анисимов 2
Андрей Бабицкий 2
Андрей Бузин 2
Андрей Лошак 2
Андрей Мальгин 2
Андрей Полунин 2
Антон Носик 2
Божена Рынска 2
Булат Столяров 2
Валерия Новодворская 2
Василий Власов 2
Владислав Иноземцев 2
Владислав Наганов 2
Владислав Сурков 2
Георгий Бовт 2
Глеб Черкасов 2
Евгений Чичваркин 2
Екатерина Винокурова 2
Кирилл Рогов 2
Лилия Шевцова 2
Максим Гликин 2
Михаил Леонтьев 2
Николай Клименюк 2
Олег Козырев 2
Сергей Гуриев 2
Сергей Митрофанов 2
Сергей Шелин 2
Юрий Староверов 2