фильтр
по источнику
Ведомости

Перебить все горшки в доме

Олимпиада — единственный фактор, который сдерживает государство от превращения страны в поле перманентной Бородинской битвы

Андрей Колесников (обозреватель «Новой газеты»)

Раковина путинского режима естественным образом закрывается. Конечно, закрыться до конца она не может — на носу Олимпиада. Но это, пожалуй, единственный фактор, который сдерживает государство от превращения страны в поле перманентной Бородинской битвы с невидимым супостатом. В остальном же идет формирование железной гвардии со страхом и упреком, единственная цель которой — самооборона режима. Для того и чистятся элиты, призванные под знамена, и концентрируется государственный капитал — берется под окончательный госконтроль «Газпром», надувается «Роснефть», пишется единый учебник истории под руководством РЖД, готовится пушечное мясо, проверяемое на качество нормативами ГТО, отсеивается ненужная гражданская активность, заменяемая на подконтрольные структуры, которым будут выделяться государственные гранты.

Команда «Окапываться!» дана, страна медленно, но уверенно движется к режиму осажденной крепости и опоре на собственные силы. Как сказала «одна прокурор», изучая документы одной НКО, занимающейся просветительской деятельностью, в том числе и на деньги иностранных организаций: «В своем доме мы можем бить свои горшки». Беда только в том, что рационального смысла в таких действиях нет и в один прекрасный день горшков, полезных в хозяйстве, может не оказаться вовсе.

Как перестать беспокоиться и править страной вечно

Диктатор, следуя пяти правилам политического выживания, почти всегда действует вопреки интересам общества и в ущерб экономике

Как диктаторам удается удерживать власть в течение такого долгого времени? Американский политолог Брюс Буэно де Мескита называет пять правил, следуя которым лидер может продлить свое политическое долголетие. Во-первых, необходимо опираться на как можно более узкий круг сторонников. Все ключевые решения должны приниматься максимально ограниченным числом людей. Во-вторых, эти люди должны быть легко заменимы — каждый приближенный к власти человек должен понимать, что от него в любой момент можно избавиться. В-третьих, диктатор должен контролировать основные источники прибыли. В-четвертых, необходимо щедро вознаграждать своих сторонников. В-пятых, нужно проявлять жесткость по отношению к любым потенциальным соперникам.

Многое из происходящего в последнее время хорошо вписывается в эту логику. Поглощение «Роснефтью» ТНК-BP, сомнительное с точки зрения экономической эффективности, позволяет еще сильнее сосредоточить в нужных руках все решения, принимаемые в нефтяном секторе. Кампания по изгнанию депутатов из Госдумы (равно как и отставка министра обороны Сердюкова) — напоминание элитам, что незаменимых людей не существует. Коррупция, в том числе коррупция в судах и правоохранительных органах, — способ вознаграждения за лояльность. Набирающие обороты политические репрессии тоже имеют очевидную цель — запугать потенциальных оппонентов режима.

Диктатор, следуя пяти правилам политического выживания, почти всегда действует вопреки интересам общества и в ущерб экономическому развитию. Исключение составляют очень маленькие страны (в первую очередь — Сингапур), в которых число людей, чьей поддержкой необходимо заручиться для удержания власти, сопоставимо с численностью всего населения. В таком случае диктатору, например, действительно будет выгодно бороться с коррупцией в правоохранительных органах (потому что от этой коррупции страдают в том числе и те, на чью поддержку диктатор рассчитывает). Однако в большой стране — такой, как наша, — будет выгоднее другая стратегия: позволять полиции и судам извлекать у населения коррупционную ренту, напрямую компенсируя потери нужным людям.

Если Владимир Путин действительно решил сделаться пожизненным президентом, то это плохие новости, потому что он и дальше будет вынужден следовать пяти правилам политического выживания. Борьба с коррупцией будет декларироваться, но реально ничего или почти ничего делаться не будет. Будут проходить выборы, но без реальной конкуренции (мы должны помнить, что почти во всех недемократических странах, за исключением очень небольшого числа военных диктатур и абсолютных монархий, диктаторы вынуждены имитировать выборы). Почти наверняка будет продолжаться давление на независимые СМИ. Огромные суммы будут тратиться на имиджевые мегапроекты (имеющие вдобавок и коррупционную составляющую) в ущерб образованию и здравоохранению.

Если Путин не уйдет сам и будет продолжать цепляться за власть, то его изгнание — мирное и в конституционных рамках — станет главной задачей для российского общества. Решение ее потребует от россиян доверия друг к другу, гражданской ответственности и немалого личного мужества.

Тот факт, что в России в 2013 г. обсуждают допустимость запрета «пропаганды гомосексуализма» — это самый суровый приговор любым перспективам страны. Полный нравственный эквивалент дискуссии о том, допустимо ли рабство. Если в XXI в. в стране возможен общественный или государственный контроль за тем, кто кого любит, никакие другие идеи — скажем, представительной демократии или защиты права собственности — не имеют в ней хороших перспектив. Люди либо принадлежат себе, либо кому-то другому — в этом смысле рабовладелец не отличается от «общественного интереса».

Нескольким миллионам наших сограждан de facto отказывают в праве, гораздо более фундаментальном, чем право собственности, выражение своих мыслей или свобода собраний. Продолжая мириться с этим, мы неизбежно миримся и со всеми другими нарушениями прав граждан. Неслучайно криминализация гомосексуальных отношений в России (в 30-е гг. XIX и XX вв.) каждый раз совпадала с эпохой репрессий, а декриминализация — с недолгими периодами либерализации. Нельзя защищать свои свободы, оставаясь в душе рабовладельцем. Ни молчаливое согласие большинства, ни многовековая традиция, основанная на сколь угодно почитаемых книгах, не может быть оправданием для бесчеловечности.

Вечный бронепоезд

Чем менее воинственна внешняя политика США, тем более активна и карикатурна антиамериканская пропаганда в России

комментарий

Никакой реальной угрозы ни США, ни НАТО не представляют для страны с ядерным оружием, способным сжечь Землю несколько раз. Это знаете вы, это знают г-да Рогозин и Глазьев, это знают пропагандисты с госканалов. Никому мы не нужны, а нефть западники спокойно купят на бирже безо всяких ракет «Пэтриот». Да только последние 10 лет с экранов мы только и слышим что об ужасной Америке, НАТО, Западе, агентах, и т.п. Нам сообщили, что будет потрачено без обсуждения 23 трлн на ракеты, в то же время в Москве невозможно проехать зимой, когда идет снег, как в прошлую пятницу. Несколько тысяч людей простояли заблокированными по 4–6 часов на МКАДе, и никакой госканал это не показал. Никто не несет никакой ответственности за это, и ни рубля не потрачено, чтобы это исправить. Как это сочетается — не могу понять. В стране не решены базовые экономические и социальные проблемы. Может, вы объясните, при чем здесь американцы?

Когда святые маршируют

Когда церковь заявляет о своей полной лояльности власти, она тем самым освящает все, что эта власть делает

Александр Рубцов (руководитель Центра исследований идеологических процессов Института философии РАН)

Образ «пожизненной вечности» (на прямое бессмертие пока у нас не покушались) вербально выражен в излюбленном девизе Путина «Не дождетесь!», имеющем как биологический, так и политический смысл. Если бы это понимали сразу, иллюзий бы было меньше, а рокировку предсказали бы задолго до.

К мифу физической, биологической и политической неуязвимости добавляется мотив безгрешия. Когда церковь заявляет о своей полной (и якобы традиционной) лояльности власти, она тем самым освящает все, что эта власть делает (хотя такие ссылки явно противоречат великой истории страдания и гонений). Эта власть грешит смертно, безоглядно и напропалую, но неизменно получает индульгенцию. Однако суммарный эффект здесь скорее обратный: из иконы «отца нации» получается недружеский шарж, карикатура в духе картунизма — последнего штриха постмодерна. А сам иерархат своим неумеренным подобострастием и стяжательством все более опускается в глазах даже воцерковленных и клира. Еще одна жертва Мидаса: у всего, к чему эта власть по делу прикасается, добавляется золота, но растут уши.

Эти же милые детальки торчат и в проекте воцерковления школы. Превращение религиозного образования из факультативного в обязательное способствует формированию поколений, обученных верить и не выступать. Здесь ищут сознания не праведного, а воспитанного в послушании — внушаемого и некритичного. Но при набранной скорости развала здесь с «новым народом» элементарно не успеть: назад в рабство его нужно лет сорок водить задом наперед по пустыне, которую еще нужно создать в накормленной стране с мобильниками. Кроме того, забывают, что люди именно с таким особо внушаемым сознанием сначала «слушают и повинуются», а потом так же неожиданно восстают, слепо свергают и рвут на части, насилуя черенком от лопаты. С темным населением протянуть можно дольше, но конец будет ужасней.

Все эти попытки хоть где-то схватить ускользающую легитимность говорят о состоянии и самоощущении власти. Так раньше укрывались в соборах и бежали в монастыри. Но и здесь есть свои риски. Для истинно верующих правда может оказаться более священной, чем лояльность. Интересно: если бы все школьные учителя свято веровали во Христа, что творилось бы на участковых комиссиях в школах? Может быть, проблема наших избирательных технологий еще и в почти повальном атеизме шкрабов?

Год неисполнившихся ожиданий и кризис власти

Революция общественного мнения

…общественное мнение в нашей стране фиксирует в первую очередь бедствия и несчастья и лишь во вторую очередь — события из разряда государственных церемониалов, массовых зрелищ и публичных скандалов. Такие особенности массового сознания не случайны. Это не только следствие цензуры (среди пользователей интернета, жителей Москвы и мегаполисов значимость протестов или фактов, говорящих о деградации режима, в полтора раза выше, чем в среднем), они — отражение советского опыта адаптации к репрессивному государству. В нашей культуре ценностный акцент делается в первую очередь на том, что можно потерять, а не на том, что можно приобрести.

Страх является рамкой восприятия действительности. И это касается всех — не только обывателей, но и интеллектуалов, академиков или предпринимателей (их тактика, как показывают специальные исследования, существенно отличается от западного бизнеса). При длительном подавлении свободы действия, индивидуализма, человеческой автономии и независимости, инициативы вырабатываются бессознательные навыки заботиться лишь о том, как удержать то, что уже есть в руках, а не думать о том, как можно изменить свою жизнь в будущем, о том, как добиться лучшего, большего. Страх перед неизвестным, новым, сложным и непонятным, боязнь перемен проистекает из особенностей политической культуры, сохраняющейся с советских времен, он диктует нормы социального поведения или тип адаптации к враждебному окружению: поменьше телодвижений, не высовывайся, не гони волну, прими позу зародыша, тогда есть надежда на то, что проблемы тебя минуют. Другими словами, это привычная игра на понижение, тактика экономного конформизма. Мы не замечаем ее, как не осознаем атмосферное давление. Сильнее всего эти установки проявляются в самой опасной сфере — в сфере политики, где насилие представлено в своем обнаженном и узаконенном виде.

Что означает сверхвысокий уровень концентрации богатства в руках относительно небольшого количества россиян? Можно ли убедить общество в том, что крупнейшие состояния заработаны справедливо, или придется вводить сверхвысокие налоги на высокие доходы и богатство (или налог на наследство)? В сегодняшней России богатым, очевидно, удастся обойти многие такие налоги. Да и вряд ли чиновники с теневыми миллиардами захотят такие налоги вводить. Проблему сверхвысокой концентрации богатства в России не решить, пока не решена самая главная проблема России. Россия лидирует не только по уровню неравенства богатства. По самым разным оценкам, Россия — гораздо более коррумпированная страна, чем страны с сопоставимым уровнем дохода (не говоря уже о развитых странах). И это не случайно — ведь именно сверхвысокая коррупция и является причиной сверхвысокого неравенства. И пока не будет решена задача снижения коррупции, создать равные возможности для всех россиян будет невозможно.

В последнее время стабильности я все чаще замечаю, что за фасадом активного освещения деятельности некоторых региональных и федеральных руководителей не стоят реальные дела. То мы все делали стратегии — страны и каждого региона. То боролись с моногородами. Теперь вот учредили Агентство стратегических инициатив и открытое правительство. Дело в общем хорошее. Все это происходит на фоне непрерывных требований сделаться инвестиционно привлекательными и, что самое важное, бороться за создание высокопроизводительных рабочих мест. Практически каждый год — новая борьба. А старые куда делись? Где эти стратегии, с ними кто-то сверился за три года после их написания? Что-то изменилось в моногородах? И куда ушла сотня миллиардов долларов оттока капитала в этом только году? А сколько у нас проведено совещаний и выделено денег на поддержку малого и среднего бизнеса? Тогда почему почти поголовно представители оного утверждают, что в каждом следующем году работать тяжелее, чем в предыдущем, поборы растут, а рынок сужается. И почему очень многие из них стали активно устраивать своих детей учиться за границу? Нет, я понимаю, когда за границу едет получать высшее образование ребенок миллионера. Потом приедет управлять компанией отца, обогащенный западными методиками бухгалтерского учета и знанием английского. Но когда средний, совсем не богатый класс на последние деньги отправляет туда учиться детей, и уже не в университет, а в школу, то это, конечно, абзац. Полная инвестиционная привлекательность. Очень похожая на празднование 200-летнего юбилея Бородинского сражения. Были там? Ни пройти, ни подъехать, ни увидеть что-либо, ни в туалет нормально сходить. Как обычно.

Теперь надо думать вот о чем. Где-то рядом с нами, в катакомбах или на улицах, прорастает некая новая система жизни и управления, которая развернется, когда старая доест себя сама. Когда вывезет все деньги из страны, уничтожит до конца высшее и среднее образование и медицину. Что прорастет тогда и кто на новых принципах и технологиях заново организует жизнь? Где тот постиндустриальный росток информационного сетевого общества знания, которому не понадобится пяти темных веков, инквизиции и чумы, чтобы наступила эпоха Возрождения? Где-то рядом с нами живут эти люди, которые думают о будущем на горизонте 150-200 лет. Где-то находятся лаборатории, в которых отрабатываются прототипы. Кто-то продолжает воспитывать детей в любви к своей родине, потому что другой, как и матери, у нас уже никогда не будет. Наступает пора думать вместе, выходить из катакомб, рисовать рыбу на песке, чтобы тебя узнали. Вот только на арену к львам очень не хочется…

И не надо думать, что я про Россию. Про Россию тоже, но и про весь мир. Границы почти исчезли, и проблемы у всех очень похожие. Горизонт у всех приближается, перемены ускоряются, производительность труда особо не растет, фундаментальных открытий давно уже не делают, в городах жить становится трудно, а куда денешься. Поэтому думать надо уже всем шариком.

Какими будут последствия приговора участницам Pussy Riot

Власти считают приговор участницам группы Pussy Riot нестрогим и закономерным. Оппозиция видит в приговоре новый стимул для мобилизации протестного движения, а социолог в этом сомневается

Двухлетний приговор участницам группы Pussy Riot во многом обусловлен тем, что их оставили под арестом до окончания следствия, — такую тактику избрал Следственный комитет России, говорит чиновник администрации президента: если бы суд вынес условное наказание, получилось бы, что они полгода отсидели зря, а меньше двух лет по данной статье и при всех обстоятельствах преступления дать было невозможно. И если бы для Pussy Riot акция в храме Христа Спасителя была первой, они могли бы рассчитывать на более мягкий приговор, продолжает он, президент Владимир Путин говорил, что надеется на нестрогое наказание, так и получилось. По словам чиновника, помилование возможно лишь по просьбе самих девушек, а они уже заявили, что не будут обращаться к президенту.

Неоднозначность поступка Pussy Riot не позволит сплотиться и вдохнуть новую жизнь в то протестное движение, которое появилось после выборов в Госдуму, когда людей с разными политическими и религиозными взглядами объединяла идея гражданских прав и свобод, констатирует заместитель гендиректора «Левада-центра» Алексей Гражданкин: катализатором протеста не стали даже аресты по делу о массовых беспорядках 6 мая. Объединяет людей только то, что непосредственно их касается, — уровень жизни, перспективы на ближайшее будущее, поэтому общественное внимание проще привлечь к действиям правительства, считает социолог.

Человек, близкий к администрации президента, признает, что непрофессиональными действиями в деле Pussy Riot представители власти сами себе создали дополнительные проблемы, но власть еще может извлечь определенные плюсы. История с Pussy Riot поможет расколоть протест, выведя за рамки Болотной ее самую активную часть — националистов, полагает он.

Председатель Комитета гражданских инициатив и бывший министр финансов Алексей Кудрин уверен: «Имиджу и инвестиционной привлекательности страны нанесен огромный ущерб». По мнению редактора отдела развивающихся рынков Financial Times Стефана Вагштиля, к словам Кудрина бизнесу следует прислушаться. В своем блоге он советует бизнесменам взять паузу: суд над Pussy Riot еще раз показал избирательность российского правосудия, вердикт приведет к усилению протестов. «Чем более непредсказуемая среда, тем дороже юристы <…> Немногие иностранные руководители захотят спеть в храме Христа Спасителя, но захотят ли они работать в стране, где люди за это идут в тюрьму?» — риторически спрашивает Вагштиль.

Каковы шансы власти остаться у власти?

Сергей Гуриев объясняет, что нужно сделать, чтобы оппозиция перестала существовать

Сергей Гуриев (ректор Российской экономической школы)

В 2001 году я задал вопрос тогдашнему президенту Путину: «Что с нами будет в 2010 году?» Он сказал: «Мы будем счастливы». Я тогда как раз и думал, что значит слово «счастливы». Теперь я понимаю, что весь вопрос был в том, кто такие «мы».

Однако связь между количеством жертв наводнения и системой власти в стране все же существует. Она заключается в том, что отсутствие нормального информационного поля и политической конкуренции приводит к тому, что власти неадекватно реагируют на природные катаклизмы и стихийные бедствия.

Десять лет назад экономисты Тимоти Бесли и Робин Берджес попытались понять, что заставляет власти эффективнее действовать в чрезвычайных ситуациях. В качестве объекта для своего исследования они выбрали Индию — страну с огромным количеством социально незащищенных граждан и частыми природными катаклизмами. Результатом исследования стал вывод о том, что там, где были более развиты независимые СМИ, а избиратели проявляли большую активность на местных выборах, власти демонстрировали большую эффективность в распределении еды в случае угрозы голода и быстрее справлялись с последствиями стихийных бедствий. Более того, чем выше была политическая конкуренция, выраженная в соотношении правящей и оппозиционных партий в местных парламентах, тем лучше помогали жертвам катастроф. Экономические показатели развития разных индийских штатов, напротив, не влияли на скорость реакции властей на ЧС.

Результаты выборов главы Крымска — представитель партии «Единая Россия» получил в мае почти 95% голосов — красноречивый показатель уровня политической конкуренции в регионе. А слова «Что, нужно было каждого обойти?» мог произнести только человек, которого назначили, а не избрали и который остался на своем посту после Кущевки.

Собственно, соотношение одобряющих и не одобряющих Путина составляет примерно 65:35 или немного ниже. Это можно считать отличным результатом для любого президента демократической страны. Но такое соотношение неприемлемо для «царя» — безальтернативного доминирующего лидера, имеющего широчайший мандат. Путин такой мандат фактически утратил.

Еще одна важная особенность: какие-либо экономические факторы, объясняющие такое поведение индекса, отсутствовали. Цены на нефть в 2011 г. были на историческом максимуме (выше в годовом исчислении, чем в 2008 г.). Инфляция быстро снижалась. Индекс материального положения семьи («Левада-центр») с марта 2011 г. интенсивно рос и к осени достиг практически докризисных уровней. При этом в течение 2011 г. оценки политической системы, институтов власти, общего положения дел в стране и Путина лично заметно ухудшались. Такая ситуация, как уже отметили некоторые аналитики, является практически уникальной за всю историю наблюдения с начала 1990-х гг. Это говорит о том, что мы имеем дело с некоей фундаментальной тенденцией, и о том, что экономическая стабильность больше не ассоциируется с особенностями путинского политического режима.

Новое наступление на СМИ, законы против демонстрантов и НКО, отдающие тоталитарной сталинской риторикой, подготовка широкого политического процесса против оппозиции а-ля Лукашенко по событиям 6 мая — все это следует рассматривать как «реакцию». Функционально «реакция» — закономерный этап политического кризиса, связанного с постепенной утратой режимом легитимности. Явные признаки ослабления режима создают почву для раскола в элитах — поддержка режима перестает выглядеть беспроигрышной ставкой. «Реакция» — это ответный шаг режима, который должен продемонстрировать элитам силу режима и полноту контроля над репрессивным аппаратом.

Но «реакция» — это большой риск. Если она окажется не слишком убедительной, то это лишь ускорит брожение и панику в элитах. Причем к отрицательному эффекту может привести как недостаточное, так и чрезмерное применение силы.

Владимир Путин уверен, что главной ошибкой Михаила Горбачева было то, что он шел на уступки (поэтому и потерял власть). Политологи, правда, обычно считают, что ошибкой Горбачева было то, что он шел на уступки слишком поздно, когда их оказывалось недостаточно. Но Владимир Путин не улавливает этого нюанса и убежден в верности исключительно твердой линии: никаких уступок, полная самоуверенность и демонстрация силы.

Проблема в том, что такая линия делает путинскую систему власти еще более жесткой и, следовательно, менее приемлемой как для тех, кто ею недоволен, но еще признает легитимность Путина, так и для тех, кто пока сохраняет лояльность или нейтралитет. Голосуя за Путина, люди голосовали за сохранение статус-кво, а вовсе не за ужесточение режима. Они предпочитают Путина той неопределенности, которая возникает в случае его ухода. Но в какой-то момент эта неопределенность может выглядеть уже меньшим злом, чем сохранение «жесткого» Путина у власти.

Иными словами, жесткая линия в краткосрочной перспективе может дать положительный эффект в смысле дисциплинирования элит, но в то же время приведет к сокращению зоны условной поддержки и расширению доли тех, кто сочувствует требованию отставки Путина. Когда этот тренд станет очевиден (а сближение размеров двух групп, вероятно, произойдет уже осенью), прессинг, направленный против элит, мощно сработает в обратную сторону.

Есть, на мой взгляд, несколько областей, где невооруженным глазом видны острейшие противоречия российского бытия, требующие разрешения.

Одно из них лежит в политической области и заключается в быстро нарастающем несоответствии уровня социальной зрелости российского общества с одной стороны и существующей в стране политической системы — с другой. Говоря несколько философским языком, российское общество все больше проявляет себя как общество постмодернистское. Россияне становятся равноправной частью глобального сообщества, быстро теряя пресловутую «совковость», прежнюю идеологическую зашоренность и сакральное восприятие власти. Особенно это заметно у молодых и среднего возраста людей, которые, сохраняя свои национальные особенности, более чем успешно сочетают их с системой ценностей, разделяемой их сверстниками в индустриально развитых странах мира. Однако политическая система, которую им предлагает сегодня российская власть, является откровенно премодернистской. Все более явно она не способна удовлетворить политическое видение людей вне власти и работает в основном лишь на себя.

Это даже не вопрос отношения лично к Путину или, скажем, Медведеву. Сегодня российское общество все чаще позиционирует себя как правовая и политическая доминанта по отношению к государству и к любой власти. Оно отвергает, в частности, то, что у государства есть право иметь интересы, отличные от общественных. А на этом принципе традиционно построено все госуправление в России. Выступая 17 мая в Петербурге, Дмитрий Медведев прямо заявил, что «хороший закон — это разумный баланс между общественными и государственными интересами». Не говоря уже о том, что здесь вообще не упомянуты интересы личности, эта формулировка скорее соответствует принципам недемократического государства. Относительно приемлемый в свое время аргумент, что, мол, народу нельзя доверять выборы, так как он неизбежно изберет преступников или популистов, не только не впечатляет сегодня, но является оскорбительным по отношению к избирателям.

Второе противоречие лежит в сфере экономики. Миф о том, что бывшим гражданам СССР надо долго учиться, чтобы понять сложности современного рынка, оказался несостоятелен. Огромное число россиян не только создали свои компании на Западе, но и успешно конкурируют там с людьми, с рождения воспитанными на принципах рыночной экономики. Опыт СССР даже дает им определенные конкурентные преимущества. Дело не в людях, а в условиях. Ни один национальный бизнес не способен быть частью конкурентного глобального рынка, если его стоимость в самой России определяется только одним фактором — сколько стоит его отнять. Бизнес-сообщество давно переросло экономические условия, которые есть в стране. Отсутствие священного права собственности, равенства всех перед законом, не говоря уже о системной коррупции и всевластии чиновников, делает любого реального собственника в России политическим вассалом системы и приводит к росту слоя формальных держателей чужой собственности. Россия превратилась в страну чиновничьего неофеодализма, который способен развиваться в основном лишь экстенсивно, да и то около бюджета. Вместо того чтобы обслуживать национальный бизнес, государство поставило его себе на службу.

Третье противоречие связано с административным устройством, которое было в свое время создано для нужд социалистического государства и практически не изменилось с распадом СССР. Нет логики ни в делении страны на регионы по старому советскому лекалу, ни в наличии шести видов субъектов Федерации, ни в многочисленных национальных образованиях, имеющих даже свои конституции и, соответственно, административно-этнические границы внутри России. Не очень понятно, в чем суть и функции «федератизма» Российской Федерации. А передача Москве огромного куска Московской области еще раз показала полную произвольность начертания региональных границ.

Нынешняя административная система не только требует огромного количества дорогостоящих чиновников для ее обслуживания, но и предполагает лишь вертикальное управление страной, как, впрочем, и было задумано в СССР. Ельцинская «девертикализация» управления при сохранении старого административного устройства привела к управленческому хаосу, преодоленному после восстановления этой вертикали Путиным. Советское административное устройство является препятствием для демократических политических реформ в России, делает невозможным создание «плоской системы власти», ориентированной на общество. Такое устройство предполагает обязательность сильной вертикали власти и будет лишь усиливать противоречие между растущей политической зрелостью общества и возможностями политической системы, о котором сказано выше. Может сложиться так, что разрешить это противоречие эволюционным путем окажется слишком сложно или слишком поздно.

Дмитрий Медведев, «гениальная находка Путина»

О том, что сделал и тем более не сделал президент Медведев, уже написано много статей. «Ведомости» решили проводить президента рассказом его знакомых о том, что он за человек

Окончательно решение о том, что Медведеву придется уйти с президентского поста, было принято им и Путиным на рыбалке в августе 2011 г., рассказывает источник из окружения президента. [Наталья] Тимакова также говорит, что ей стало очевидно, что Медведев уходит из Кремля, в конце августа. Похоже, сам президент с тех пор уже успел пожалеть об этом решении. В Кремле не ожидали такой бурной реакции общества, признался «Ведомостям» кремлевский чиновник, не понимали в тот момент, насколько много людей критично настроены к Путину и возлагают некоторые надежды на Медведева и восприняли это решение как предательство их интересов. «Увидев такую реакцию, Дмитрий Анатольевич чувствует ответственность за этих людей, которые поверили в лозунг “Свобода лучше, чем несвобода” и связывали с ним определенные надежды. Во многом это заставляет его заниматься своей карьерой — как политической, так и административной», — уверяет собеседник «Ведомостей».

Знакомый Медведева говорит, что сначала, после отказа от следующего президентского срока в сентябре, Медведев был уверен, что сможет сформировать правительство по собственному желанию, но уже к ноябрю ему дали понять, что он может рассматривать только тех, кого ему назовут, и у него произошла базовая переоценка всего и всех вокруг. «Он понял, что состав правительства не будет отвечать полностью его пожеланиям, а при этом отвечать за работу этого правительства придется ему. В итоге последние полгода Медведев находится в стрессе. Он, конечно, думал, что сделает больше. За последние полгода Медведев очень сильно изменился, ушел в минор», — говорит его знакомый.

Наиболее вероятный сценарий развития силового пути внутри страны следующий. Будет продолжена дальнейшая люмпенизация, моральное разложение и уничтожение населения с помощью «зомбоящика», водки, наркотиков и т.п. Дальнейшее снижение уровня образования и здравоохранения (посмотрите на принятый военно-полицейский бюджет, где растут расходы на защиту от внешних и внутренних врагов, а не расходы на образование, здравоохранение и ЖКХ). Продолжится передача государственной собственности и природных богатств в руки ограниченного круга лично преданных лиц и демонстративный отъем собственности у нелояльных. Количество Ходорковских в тюрьме, в основном из числа сегодняшней элиты, будет постоянно увеличиваться, так как «люмпен рабочий» хочет периодически видеть «справедливый» суд вождя над богатеями. Будут созданы все условия, чтобы как можно больше людей, особенно молодых и активных, уехало из страны. Дефицит рабочей силы будет решаться за счет мигрантов: их труд дешев, к тому же они не имеют права голоса.

Режим будет покупать лояльность творческих людей, интеллигенции, артистов и всех других, кто будет готов ему прислуживать, а жизнь, как при Сталине, станет лучше и веселей. Правда, появятся новые ежовы и берии, которые будут зорко охранять стабильность. Рабочие «Уралвагонзавода» получат госзаказ на много лет вперед и выпустят миллионы танков.

А ядерная дубина нужна для устрашения Запада. Чтобы можно было там развлекаться, покупать дворцы, учить детей, держать деньги, а эти блюстители прав человека могли только произносить речи с трибуны, принимать разные резолюции, но не более — не то отдадим пару бомб каким-нибудь сорванцам, а если это не остановит, то и сами можем.

страница 1 из 6

топ авторов мнений

Юлия Латынина 26
Станислав Белковский 20
Михаил Делягин 17
Олег Кашин 13
Андрей Пионтковский 11
Михаил Ходорковский 11
Андрей Колесников 10
Юрий Пронько 7
Семён Новопрудский 6
Анатолий Лысенко 5
Дмитрий Камышев 5
Дмитрий Орешкин 5
Михаил Касьянов 5
Слава Тарощина 5
Александр Донской 4
Александр Рубцов 4
Алексей Навальный 4
Валерия Стрельникова 4
Глеб Павловский 4
Эдуард Лимонов 4
el-murid.livejournal.com 3
Simon Shuster 3
Алексей Кудрин 3
Алексей Кунгуров 3
Борис Вишневский 3
Валерий Соловей 3
Виктор Шендерович 3
Дмитрий Губин 3
Дмитрий Травин 3
Марианна Кочубей 3
Матвей Ганапольский 3
Михаил Фишман 3
Николай Петров 3
Станислав Кучер 3
Ivan Krastev 2
KermlinRussia 2
yzhukovski.livejournal.com 2
Александр Гольц 2
Александр Морозов 2
Александр Рыклин 2
Алексей Захаров 2
Алексей Левинсон 2
Алексей Макаркин 2
Алексей Мухин 2
Анатолий Баранов 2
Андрей Анисимов 2
Андрей Бабицкий 2
Андрей Бузин 2
Андрей Лошак 2
Андрей Мальгин 2
Андрей Полунин 2
Антон Носик 2
Божена Рынска 2
Булат Столяров 2
Валерия Новодворская 2
Василий Власов 2
Владислав Иноземцев 2
Владислав Наганов 2
Владислав Сурков 2
Георгий Бовт 2
Глеб Черкасов 2
Евгений Чичваркин 2
Екатерина Винокурова 2
Кирилл Рогов 2
Лилия Шевцова 2
Максим Гликин 2
Михаил Леонтьев 2
Николай Клименюк 2
Олег Козырев 2
Сергей Гуриев 2
Сергей Митрофанов 2
Сергей Шелин 2
Юрий Староверов 2