фильтр
по дате
26 сентября 2012

Острое реактивное состояние

Госдума вернулась к штампованию карательных законов

Если прежде власть использовала парламент для юридического обеспечения собственных интересов, то с наступлением осени депутаты, похоже, совсем вышли из-под всякого контроля. Забег Госдумы на 100 метров грозит обернуться законодательным марафоном с совершенно непредсказуемым финишем. Экспертные оценки, забота юристов о согласовании новых законодательных мер со старыми нормами, конституцией и просто здравым смыслом — все это пошло побоку. Деятельность парламентариев активно маскируется заботой об общественных интересах — но при этом парламентарии, ссылающиеся на общественные интересы, совершенно игнорируют тот факт, что восприятие в обществе тех или иных деяний легко становится объектом манипуляций. И самое неприятное, что депутатов некому стало одернуть. На избирателей внимания они давно уже не обращают, хотя при этом охотно эксплуатируют самые худшие качества толпы: истеричность, агрессивность, незрелость, стремление все на свете рубить сплеча. Другие же ветви власти не только не пытаются вмешаться, но и, похоже, поощряют этот процесс.

Карательный императив, сформулированный Путиным, после лета 2012 года становится для российской власти палочкой-выручалочкой в любой ситуации. Судя по всему, власть восприняла выборы в Думу и последовавшие за этим протесты не как провал, свидетельствующий о необходимости структурных изменений, а как недоразумение, требующее зачистки поля от, как выражается президент, «некоторых вещей». Реакция, запущенная после выборов президента, стремительно распространяется и на другие сферы жизни через механизм, заточенный для удержания власти и тем уже отстраненный от ключевой своей задачи — готовить качественные законопроекты.

В последнее время стабильности я все чаще замечаю, что за фасадом активного освещения деятельности некоторых региональных и федеральных руководителей не стоят реальные дела. То мы все делали стратегии — страны и каждого региона. То боролись с моногородами. Теперь вот учредили Агентство стратегических инициатив и открытое правительство. Дело в общем хорошее. Все это происходит на фоне непрерывных требований сделаться инвестиционно привлекательными и, что самое важное, бороться за создание высокопроизводительных рабочих мест. Практически каждый год — новая борьба. А старые куда делись? Где эти стратегии, с ними кто-то сверился за три года после их написания? Что-то изменилось в моногородах? И куда ушла сотня миллиардов долларов оттока капитала в этом только году? А сколько у нас проведено совещаний и выделено денег на поддержку малого и среднего бизнеса? Тогда почему почти поголовно представители оного утверждают, что в каждом следующем году работать тяжелее, чем в предыдущем, поборы растут, а рынок сужается. И почему очень многие из них стали активно устраивать своих детей учиться за границу? Нет, я понимаю, когда за границу едет получать высшее образование ребенок миллионера. Потом приедет управлять компанией отца, обогащенный западными методиками бухгалтерского учета и знанием английского. Но когда средний, совсем не богатый класс на последние деньги отправляет туда учиться детей, и уже не в университет, а в школу, то это, конечно, абзац. Полная инвестиционная привлекательность. Очень похожая на празднование 200-летнего юбилея Бородинского сражения. Были там? Ни пройти, ни подъехать, ни увидеть что-либо, ни в туалет нормально сходить. Как обычно.

Теперь надо думать вот о чем. Где-то рядом с нами, в катакомбах или на улицах, прорастает некая новая система жизни и управления, которая развернется, когда старая доест себя сама. Когда вывезет все деньги из страны, уничтожит до конца высшее и среднее образование и медицину. Что прорастет тогда и кто на новых принципах и технологиях заново организует жизнь? Где тот постиндустриальный росток информационного сетевого общества знания, которому не понадобится пяти темных веков, инквизиции и чумы, чтобы наступила эпоха Возрождения? Где-то рядом с нами живут эти люди, которые думают о будущем на горизонте 150-200 лет. Где-то находятся лаборатории, в которых отрабатываются прототипы. Кто-то продолжает воспитывать детей в любви к своей родине, потому что другой, как и матери, у нас уже никогда не будет. Наступает пора думать вместе, выходить из катакомб, рисовать рыбу на песке, чтобы тебя узнали. Вот только на арену к львам очень не хочется…

И не надо думать, что я про Россию. Про Россию тоже, но и про весь мир. Границы почти исчезли, и проблемы у всех очень похожие. Горизонт у всех приближается, перемены ускоряются, производительность труда особо не растет, фундаментальных открытий давно уже не делают, в городах жить становится трудно, а куда денешься. Поэтому думать надо уже всем шариком.

Народ у нас пошел какой-то нервный. Чувствительный какой-то. А ведь казалось, что россиян ничем не проймешь.

Что очередной теракт, уносящий жизни десятков людей, забывается уже через неделю. Что гражданам абсолютно все равно, будет у них свобода или нет, жульничают на выборах или считают честно. Что без взятки невозможно решить никакого вопроса.

Что гаишники открыто вымогают деньги. Что бандиты управляют целыми городами и станицами, насилуя и грабя. Что соседи гадят в подъезде, а подъезд не знал ремонта последние тридцать лет.

Мы полагали, что наш народ невозмутим и безразличен. Но нет! Оказывается, есть область, где нас очень просто вывести из душевного равновесия и расстроить до глубины души, вплоть до стойкой утраты трудоспособности. Это религиозные чувства.

Я уверен, что Дума примет закон об оскорблении религиозных чувств. И кары в нем будут суровыми. Но мне интересно, как все-таки это оскорбление станут выявлять? Кто и по каким критериям?

Вот, например, разве не оскорбительно для пожилых бабулек, которые отдают со своих копеечных пенсий на нужды храма последнее, узнать, что батюшка, которому они руку целовали, после службы может заложить за воротник и кататься по городу на машине, которая стоит больше, чем все их пенсии вместе взятые? Или их оскорбляет только «Сказка о Попе и работнике его Балде»?

Можно ли теперь сказать, что Бога нет и не попасть в тюрьму? Можно ли совершать намаз, не опасаясь, что оскорбишь этим чувства православных? И можно ли креститься в присутствии мусульман? И кто вообще решил, какие конфессии считать традиционными, а какие нет?

Просто вы можете верить в Бога, но не принадлежать ни к одной из этих конфессий, и получается, что ваши религиозные чувства ничего не стоят и оскорблять их не только можно, но, наверное, даже нужно. А вообще, смысл закона прост. Вы можете сказать что угодно, а потом приведут какого-то товарища, который скажет, что вы оскорбили его чувства. Оскорбили — и всё тут. И вас либо разорят штрафами, либо посадят.

топ авторов мнений

Юлия Латынина 26
Станислав Белковский 20
Михаил Делягин 17
Олег Кашин 13
Андрей Пионтковский 11
Михаил Ходорковский 11
Андрей Колесников 10
Юрий Пронько 7
Семён Новопрудский 6
Анатолий Лысенко 5
Дмитрий Камышев 5
Дмитрий Орешкин 5
Михаил Касьянов 5
Слава Тарощина 5
Александр Донской 4
Александр Рубцов 4
Алексей Навальный 4
Валерия Стрельникова 4
Глеб Павловский 4
Эдуард Лимонов 4
el-murid.livejournal.com 3
Simon Shuster 3
Алексей Кудрин 3
Алексей Кунгуров 3
Борис Вишневский 3
Валерий Соловей 3
Виктор Шендерович 3
Дмитрий Губин 3
Дмитрий Травин 3
Марианна Кочубей 3
Матвей Ганапольский 3
Михаил Фишман 3
Николай Петров 3
Станислав Кучер 3
Ivan Krastev 2
KermlinRussia 2
yzhukovski.livejournal.com 2
Александр Гольц 2
Александр Морозов 2
Александр Рыклин 2
Алексей Захаров 2
Алексей Левинсон 2
Алексей Макаркин 2
Алексей Мухин 2
Анатолий Баранов 2
Андрей Анисимов 2
Андрей Бабицкий 2
Андрей Бузин 2
Андрей Лошак 2
Андрей Мальгин 2
Андрей Полунин 2
Антон Носик 2
Божена Рынска 2
Булат Столяров 2
Валерия Новодворская 2
Василий Власов 2
Владислав Иноземцев 2
Владислав Наганов 2
Владислав Сурков 2
Георгий Бовт 2
Глеб Черкасов 2
Евгений Чичваркин 2
Екатерина Винокурова 2
Кирилл Рогов 2
Лилия Шевцова 2
Максим Гликин 2
Михаил Леонтьев 2
Николай Клименюк 2
Олег Козырев 2
Сергей Гуриев 2
Сергей Митрофанов 2
Сергей Шелин 2
Юрий Староверов 2