фильтр
по дате
7 марта 2012

Кремль не располагает ресурсами для борьбы с надвигающейся на страну «второй волной» кризиса. Социальная база правящей группы продолжает сужаться, раскол элит не преодолен, пресса выходит из-под контроля. Маневрируя и обещая реформы, власть осложняет и запутывает собственное положение. К серьезным преобразованиям она не стремится, оставаясь проводником неолиберального курса и защитником интересов сырьевых корпораций. Предвыборные обещания правительства противоречат друг другу, не вписываются в бюджет и раздражают общество своей очевидной невыполнимостью. Революционная ситуация в России остается реальностью. Независимо от провалов оппозиции протестная волна поднимется снова. Россия остается в восходящей фазе политического кризиса. Гражданское движение будет расти снизу и усиливаться в провинции.

Радиопрограмма «Время гостей» // В какой стране мы будем жить в ближайшие годы

гости: научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий Травин, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, член бюро партии «Яблоко» Борис Вишневский

Я думаю, что власть сильно ошиблась. Я думаю, что если бы Путина окружали вменяемые люди, думающие о чем-то еще, кроме того, чтобы перед ним прогнуться, если бы он сам был более вменяемым, потому что кажется, что он неадекватно оценивает ситуацию в стране, они бы пошли очень простым путем. Они бы провели эти выборы так, что комар бы с точки зрения подсчета результатов носа не подточил. Они бы выиграли выборы, если не в первом, то во втором туре. При таких соперниках Путин бы победил даже и на честных выборах. Другое дело, что честность выборов — это не только честность подсчета голосов, это честность всего предшествующего. Но после нечестной кампании Путин мог победить и без фальсификаций на избирательных участках. Это, кстати, сразу резко бы снизило митинговую активность в стране. Представьте себе, что мы возвращаемся с избирательных участков, получаем протоколы наблюдателей, залезаем на сайт Центральной избирательной комиссии и видим, что все совпадает, ничего не подделано. С чем идти на митинг, против чего протестовать? Этого не было сделано. И я думаю, не было сделано просто потому, что Путин не воспринимает общество как партнера. Он воспринимает общество как толпу людей, частью которых надо манипулировать, а с частью которых нужно бороться.

Радиопрограмма «Время гостей» // В какой стране мы будем жить в ближайшие годы

гости: научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий Травин, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, член бюро партии «Яблоко» Борис Вишневский

Я не считаю, что в России все предопределено. Есть люди, которые считают, что предопределено в худшую сторону, но я знаю и тех, кто все время уверяет, что власть пойдет на изменения, потому что она не может не пойти. Я считаю, что возможны разные варианты, которые зависят как от объективных обстоятельств, прежде всего экономических… Я, как экономист, считаю, что экономика важна. Так и от субъективных, от того, что в голове у лидеров, какие они просчитывают варианты, насколько они при смягчении власти опасаются, что их потом привлекут к какому-нибудь трибуналу, или они не опасаются этого. Есть масса вариантов, которые определяют развитие ситуации.

А 4 марта точно не был никакой фатальной датой. Не надо придавать датам какой-то фетишистский смысл. 4 марта у нас абсолютно ничего не изменилось. Власть могла попытаться в ходе этих выборов решить какие-то проблемы, но она отказалась от этой идеи. Поэтому либо власть все правильно посчитала, и она еще долго будет сидеть — это возможно, либо власть сильно ошиблась, и тогда она еще очень пожалеет, что в ходе этих выборов не решила свои проблемы, потому что придется срочно устраивать другие выборы, непонятно как и на каких условиях.

Радиопрограмма «Время гостей» // В какой стране мы будем жить в ближайшие годы

гости: научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий Травин, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, член бюро партии «Яблоко» Борис Вишневский

Борис Вишневский
Я тоже думаю, что эти варианты возможны. Я думаю, что для того, чтобы были мягкие варианты, необходимо сочетание нескольких условий, одно из которых уже выполнено. Путин надоел — это самое страшное, что может произойти с политиком, от него устали. Даже люди, вполне лояльно к нему относившиеся, узнав о перспективе его воцарения еще на непонятно сколько лет, приходили в ужас. И чем дальше, тем больше. А если он будет пытаться падение популярности и отсутствие уважения компенсировать «закручиванием гаек», то резьбу может сорвать рано или поздно. Я не исключаю, что он пойдет на какие-то послабления, но думаю, что эти послабления будут декоративными. Типа реформ Дмитрия Медведева, когда под видом либерализации на самом деле сохраняется все то же самое: вот вам партии по 500 человек, но без права создания избирательных блоков. И ведь понятно, что формально это либерализация, а по существу это издевательство.
Виктор Резунков
А призыв принять закон о конституционном собрании? Ведь сейчас в «Яблоко» создается общественный комитет для политической реформы, которая направлена на конституционные…
Борис Вишневский
Конституционное собрание — это не политическая реформа. А вот на реальную политическую реформу Медведев, очевидно, не готов. Реальная политическая реформа, на мой взгляд, сводится к двум простым словам — политическая конкуренция. Это именно то, категорически против чего выступают и Медведев, и Путин. Вы введите политическую конкуренцию, тогда будет не очень даже важно, какой у нас конституционный строй в стране имеет место быть. Могут быть и парламентские республики, и президентские. Я лично сторонник первого варианта. Я считаю, что он более соответствует европейскому пути, к которому мы, вроде бы, стремимся, и обеспечивает меньше возможностей для авторитаризма. Но если есть конкуренция, есть честные выборы, то жизнеспособны самые разные версии. А когда их нет, конституционное собрание — это просто отвлекающий маневр, чтобы показать, что кто-то наверху тоже может говорить о политической реформе. Это не реформа, это политическая нанореформа, не более того.

Радиопрограмма «Время гостей» // В какой стране мы будем жить в ближайшие годы

гости: научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий Травин, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, член бюро партии «Яблоко» Борис Вишневский

Я думаю, что избиратель Путина — это не избиратель, который считает, что страна велика потому, что она в кольце врагов. А это избиратель, который, может быть, считает его «меньшим злом» на фоне всего остального. Он к нему привык. Он привык к тому, что жизнь как-то устроена. Это избиратель, который 20 лет назад хорошо усвоил для себя, что все перемены только к худшему. А теперь он боится любых перемен. Для него перемены — это символ ухудшения его жизни. Конечно, такого избирателя можно к себе привлечь и экономическими подачками, и увеличением пенсий, которое происходило в течение последних лет довольно серьезно. Кстати, экономисты предупреждали, что это увеличение вызывает большие проблемы, потому что в ближайшие годы Пенсионному фонду угрожает очень серьезный дефицит, и непонятно, из чего его будут компенсировать. Я думаю, что даже при увеличении бюджетных расходов на оборону, на внутренние войска и вообще на защиту Отечества от врагов внешних и внутренних, как выражались при царе, а очень серьезные деньги на это выделяются, все равно еще, наверное, хватит за счет нефти на то, чтобы подкормить бюджетную сферу, чтобы людям, по крайней мере, не становилось хуже. Но это не решит главную проблему, которую всегда имеет власть, проблему общественного сочувствия.

Что произошло в стране за последние несколько месяцев. Путин перестал быть неприкасаемым, исчез массовый страх перед Путиным у огромного числа людей. Более того, у огромного числа людей появился интерес к тому, что происходит в политической жизни. На интернет-сайтах, где обсуждались проблемы детей, семей, бизнеса, покупок, путешествий, стали обсуждать политику. В офисах стали говорить не о женщинах и не о развлечениях, а о политике. Огромное количество людей, ничего не боящихся, рванули в наблюдатели на этих выборах. Раньше, когда оппозиция говорила о том, что итоги выборов подделывают, многие ей не верили, думали, что это просто придумали, чтобы оправдать свои неудачи. А теперь люди сами пошли и убедились, что это происходит, и это вызвало у них шок. Так вот, шок этих людей — это преддверие будущей катастрофы для Путина.

Радиопрограмма «Время гостей» // В какой стране мы будем жить в ближайшие годы

гости: научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий Травин, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, член бюро партии «Яблоко» Борис Вишневский

Дмитрий Травин
… Мне кажется, что воинственная риторика Путина связана с двумя моментами. Первое: это риторика в ходе выборов. Путин нашел своего избирателя. Это тот избиратель, который хочет чувствовать себя в окружении врагов, которому так чувствовать себя комфортнее, он хочет верить в то, что мы окружены врагами. Потому что если наша страна окружена врагами, значит, мы сильные и мы, в свою очередь, представляем кому-то угрозу. Я неоднократно беседовал с американцами, и с простыми людьми, и с дипломатами, они постоянно говорят, что «ребята, вы хорошие, мы вас уважаем, но нас волнует Китай — это действительно сильный соперник». Ну и исламский мир, там невооруженным глазом конфликтность видна. Так что выдуманная американская угроза тешит наше честолюбие, и Путин на этом играет. И второй момент. Выделяются огромные средства на вооружения, потому что если выделить эти деньги на пенсии, их очень трудно украсть. Технически из финансирования пенсий украсть трудно, потому что каждая бабушка имеет четкое представление о том, сколько она должна получить, и если ей пенсию не заплатить, она будет жаловаться и искать свои деньги. А если выделяются деньги на строительство подводной лодки, то там колоссальные «откаты», там можно «распилить» эти деньги, и там никто не будет жаловаться, потому что там все заинтересованы. Те, кто «откатил», заинтересованы, те, кому «откатили», заинтересованы, и те, кто непосредственно производит все-таки эти лодки, а они все-таки построены, они тоже заинтересованы, потому что для них это заработная плата. Так что очень легко объясняется, без всякой военной угрозы, без представлений о будущей мировой войне, зачем нужны траты и зачем нужна военная риторика.
Виктор Резунков
Получается, это «предвыборная взятка» армии, грубо говоря?
Дмитрий Травин
Не только. Предвыборной, мне кажется, была не взятка, а риторика в ходе выборов. Ее, кстати, может стать меньше, хотя Путину нравится такая риторика, поэтому он совсем от нее не откажется, ему чисто по-человечески приятно говорить таким языком. Но вся наша система построена на коррупции. Вертикаль власти могла бы вообще рухнуть, если бы она не выстраивалась на коррупции. Люди повязаны коррупцией. Они крепят эту систему, потому что имеют с нее «откаты». И в этом смысле власть постоянно вынуждена выделять достаточно большие деньги на то, чтобы их «распиливали», потому что как только перестанут «пилить» — перестанут поддерживать вертикаль.

Радиопрограмма «Время гостей» // В какой стране мы будем жить в ближайшие годы

гости: научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий Травин, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, член бюро партии «Яблоко» Борис Вишневский

Вариант «Жесткий Путин» — это примерная экстраполяция того, что сегодня и происходит: достаточно жесткий политический режим, без каких-либо обновлений, Путин не идет на контакт с обществом, с оппозицией, формирует правительство Медведева, и живем мы так же, как жили. Что интересно в этом варианте. Существуют серьезные угрозы путинскому режиму, которые могут возникнуть на протяжении того периода, который я пытаюсь анализировать, — ближайшие 12 лет. Я имею в виду, что мы рассматриваем период будущего, и там для Путина не все так сложится, как было в предыдущие 12 лет. Допустим, люди, которые голосуют за Путина, иногда думают, что при Путине возникло такое хорошее положение в экономике, росли реальные доходы, стабильность, «лихие 90-ые» закончились и так далее, и думают, что так будет всегда. Но есть объективные обстоятельства, которые делают уже невозможным такие достижения у Путина в будущем, какие были раньше. Не факт, что цены на нефть будут держаться на нынешнем уровне, тем более — расти. В любой момент возможен кризис. В данный момент нас от серьезного ухудшения экономической ситуации удерживает только то, что американцы с Евросоюзом устроили эмбарго Ирану, цены на нефть опять подскочили. Минфин в начале года заморозил довольно крупную сумму расходов, предполагая, что у нас в стране может начаться экономический кризис, а как только обнаружилось, что цены на нефть пошли вверх, Минфин эти деньги разморозил. То есть даже правительство не знает, что завтра будет с экономикой, поэтому то замораживает деньги, то снова размораживает. То есть вполне возможны серьезные трудности.

Я при анализе этого варианта рассматриваю: если наша экономика рухнет, как может на это прореагировать Путин, какие у него есть резервы. На мой взгляд, резервы не очень серьезные. Это может быть связано либо с печатанием новых денег, что грозит нам инфляцией, либо с повышением налогов, об опасности чего уже предупреждал Кудрин, когда уходил в отставку. При таких расходах, говорил Кудрин, повышение налогов неизбежно. Либо более цивилизованный вариант возможен — это заимствования. Возможности для заимствований у нас есть, но пример несчастной Греции нам все время подсказывает, что это не панацея.

Власть находится в руках одной правящей группировки. Эта правящая группировка полностью контролирует все ветви власти, силовые органы, СМИ и все ресурсы страны. Демократическая по форме российская власть стала монолитно-авторитарной, а демократические институты — только имитацией.

Если отвлечься от этих имитационных форм, мы видим перед собой что-то вроде средневекового сословного общества.

Высшее сословие — чиновничество, сверху до низу. В том числе чиновничество военно-силовое. В том числе — промышленно-финансовое. В том числе — интеллектуально-творческое, которое обеспечивает пропагандистское прикрытие чиновничьего режима. Права и возможности высшего сословия по доступу к ресурсам и благам (которые полностью находятся в руках правящей группировки) зависят от вклада каждого в дело укрепления режима.

Низшее сословие — все остальные граждане России. Их права и возможности по доступу к ресурсам и благам жестко ограничены высшим сословием. На их долю достаются крошки с барского стола высшего сословия. Кому крошки покрупнее, кому — помельче, а кому — одна пыль… Главная функция низшего сословия — платить налоги, которые обеспечивают жизнедеятельность высшего сословия, и помалкивать.

Так когда-то русские крестьяне (90 процентов населения дореволюционной России) содержали высшие сословия. И помалкивали большей частью. Иногда, правда, вспыхивал русский бунт, — кровавый, беспощадный и непродолжительный.

Сегодня правящая группировка составляет те же 10%. Эти люди знают и понимают, что происходит. Они готовы на всё, чтобы обеспечить для себя «стабильность».

А что же остальные 90 с лишним млн взрослого населения современной России?

Процентов 20–25 тоже хорошо понимают, что происходит, — и это их не устраивает. Это люди образованные, активные, с гражданской позицией. Они готовы на протесты в мирных формах. Но они не готовы на революционную борьбу, это обычные люди с обычными жизненными планами.

Процентов 20–25 — не понимают, что происходит. Зомбированные тотальной пропагандой российских СМИ, они полагают, что правящая группировка выражает их реальные интересы. Они за «стабильность», хотя для них содержание этого термина совсем другое, нежели у правящей группировки.

Остальные 50–60% от россиян «низшего сословия» — это так называемое «болото». Масса переходных состояний от «зомбированности» к «активности». Особенностью этой группы является нравственная и политическая беспринципность. Они в той или иной степени сознают безнравственность и лживость власти, но легко мирятся с этим. Это как раз они участвуют в выборных махинациях, они работают в СМИ на средних и низших должностях и вносят свой немалый вклад в оболванивании своего собственного сословия. Они — везде. Они осторожны, хитры и всегда готовы присоединиться к сильному, к победителю. Но не готовы шевельнуть пальцем, если это угрожает их интересам хоть в самом малом. Они голосуют за того, кто кажется им самым сильным, или вообще не ходят на выборы.

топ авторов мнений

Юлия Латынина 26
Станислав Белковский 20
Михаил Делягин 17
Олег Кашин 13
Андрей Пионтковский 11
Михаил Ходорковский 11
Андрей Колесников 10
Юрий Пронько 7
Семён Новопрудский 6
Анатолий Лысенко 5
Дмитрий Камышев 5
Дмитрий Орешкин 5
Михаил Касьянов 5
Слава Тарощина 5
Александр Донской 4
Александр Рубцов 4
Алексей Навальный 4
Валерия Стрельникова 4
Глеб Павловский 4
Эдуард Лимонов 4
el-murid.livejournal.com 3
Simon Shuster 3
Алексей Кудрин 3
Алексей Кунгуров 3
Борис Вишневский 3
Валерий Соловей 3
Виктор Шендерович 3
Дмитрий Губин 3
Дмитрий Травин 3
Марианна Кочубей 3
Матвей Ганапольский 3
Михаил Фишман 3
Николай Петров 3
Станислав Кучер 3
Ivan Krastev 2
KermlinRussia 2
yzhukovski.livejournal.com 2
Александр Гольц 2
Александр Морозов 2
Александр Рыклин 2
Алексей Захаров 2
Алексей Левинсон 2
Алексей Макаркин 2
Алексей Мухин 2
Анатолий Баранов 2
Андрей Анисимов 2
Андрей Бабицкий 2
Андрей Бузин 2
Андрей Лошак 2
Андрей Мальгин 2
Андрей Полунин 2
Антон Носик 2
Божена Рынска 2
Булат Столяров 2
Валерия Новодворская 2
Василий Власов 2
Владислав Иноземцев 2
Владислав Наганов 2
Владислав Сурков 2
Георгий Бовт 2
Глеб Черкасов 2
Евгений Чичваркин 2
Екатерина Винокурова 2
Кирилл Рогов 2
Лилия Шевцова 2
Максим Гликин 2
Михаил Леонтьев 2
Николай Клименюк 2
Олег Козырев 2
Сергей Гуриев 2
Сергей Митрофанов 2
Сергей Шелин 2
Юрий Староверов 2