фильтр
по дате
10 ноября 2011

Радиопрограмма «Сухой остаток» // Россия вступает в ВТО. Аргументы за и против

в гостях: Наталья Волчкова, профессор Российской экономической школы; Сергей Хестанов, управляющий директор ГК «Алор»

Юрий Пронько
Письмо от Владимира из Петербурга: «В эфире одной из известных радиостанций губернатору Ленинградской области Сердюкову задан вопрос: …поскольку уже 18 лет Россия ведет переговоры о вступлении во Всемирную торговую организацию, вроде вот-вот это должно произойти, для Ленинградской области больше плюсов или минусов? Ответ губернатора, внимание: Вы знаете, трудно говорить, потому что мы не знаем условия, на которых Россия соглашается вступать, или тех условий, на которых Россию примут в ВТО… Я замечу: вот уровень интеллекта российских чиновников! Вот это принципиальный момент! Вот это вот их пресловутая вертикаль власти.

Радиопрограмма «Сухой остаток» // Россия вступает в ВТО. Аргументы за и против

в гостях: Наталья Волчкова, профессор Российской экономической школы; Сергей Хестанов, управляющий директор ГК «Алор»

Юрий Пронько
Александр пишет: Неконкурентоспособные компании — это наши любимые естественные монополии. В других отраслях такой проблемы не существует, главная беда — коррупция. Так о какой конкретно конкуренции говорят ваши гости? То есть существует, действительно, российская специфика. Ну, вот вступили, да? Но специфика ведь она никуда не исчезла.
Сергей Хестанов
Специфика никуда не исчезла, но надо понимать, что западные компании, если речь идет о достаточно крупных и сильных компаниях, обладают достаточным ресурсом, в том числе, и в плане привлечения соответствующих юристов, для того чтобы так или иначе решить эту проблему. Вспомните, сколько лет IKEA не могла ввести соответсвующий комплекс в Поволжье, да? Но фактически же IKEA настояла на своем?
Юрий Пронько
Ну, а я знаю другие компании, которые в том числе…
Наталья Волчкова
Да, и Wal-Mart все-таки взял и ушел.
Юрий Пронько
Да. Это, кстати, своеобразная лакмусовая бумажка.
Наталья Волчкова
Но я согласна, что усилится давление.
Сергей Хестанов
Да, кто-то сможет, а кто-то не сможет. Но в традициях классического западного бизнеса — все-таки взяток не давать. Да, отдельные отрицательные инциденты случаются. Кстати говоря, довольно жестко пресекаются, в том числе, и в судебном порядке. Но в массе своей все-таки стремление крупных серьезных компаний не платить взяток само по себе определенное очищающее влияние на нашу экономику все-таки окажет.
Наталья Волчкова
И более того, вот Восточная Европа это продемонстрировала очень хорошо. Показано было на данных, что приход прямых инвесторов иностранных очень сильно вынудил принимать меры местной администрацией для улучшения бизнес-климата и уменьшения коррупции. Это доказанный результат, и я надеюсь, что мы тоже увидим это в российских регионах.

Радиопрограмма «Сухой остаток» // Россия вступает в ВТО. Аргументы за и против

в гостях: Наталья Волчкова, профессор Российской экономической школы; Сергей Хестанов, управляющий директор ГК «Алор»

Слушатель
Хотел вопрос задать экспертам. На их взгляд, придут ли какие-нибудь зарубежные строительные компании на наш вновь открытый рынок, и скажется ли это на стоимости жилья?
Сергей Хестанов
Очень интересно сравнить стоимость жилья в России, даже не обязательно в Москве и в Санкт-Петербурге, даже в других крупных городах, допустим, со стоимостью немецкого жилья. Потрясающе, но там оно стоит в разы дешевле! Поэтому если предположить, что когда-нибудь придут, — а я думаю, что рано или поздно после вступления в ВТО это чудо все-таки произойдет — то, соответственно, стоимость жилья должна не просто упасть, а сильно упасть. Потому что в такой хорошо развитой федеральной земле ФРГ как Гессен, допустим, город Франкфурт-на-Майне, стоимость хорошего жилья эконом-класса, кстати, с ремонтом и кухонным гарнитуром, составляет порядка 700–800, до тысячи, евро за квадратный метр. Это дешевле, чем не только в Москве и в Санкт-Петербурге, а и во многих российских городах-миллионниках.

Но вопрос в том, как, каким образом западные строительные компании будут решать вопросы с российской так называемой — я обтекаемо выражаюсь — административной рентой.

Юрий Пронько
Да вы называйте все вещи своими именами: с откатами и распилами.
Сергей Хестанов
Кстати говоря, мне довелось побеседовать с владельцами двух российских строительных компаний. Забавно, что это люди из разных регионов, один с юга России, один с Урала. И того, и другого я спрашивал о том, сколько на самом деле стоит квадратный метр. Ну, интересно же. И мне ответили, два совершенно разных человека из разных регионов, что техническая стоимость квадратного метра с прибылью собственно строителя, но не считая затрат на административную ренту — 200–300 долларов за квадратный метр. Это хорошая панель стоит столько. Это с прибылью строителя.

Радиопрограмма «Сухой остаток» // Россия вступает в ВТО. Аргументы за и против

в гостях: Наталья Волчкова, профессор Российской экономической школы; Сергей Хестанов, управляющий директор ГК «Алор»

Юрий Пронько
Вот говорят, что после вступления в ВТО в России цены на импортные товары снизятся до уровня зарубежных. А не поднимутся ли цены на отечественные товары, которые до вступления у нас стоили дешевле (бензин, металл и так далее)?
Сергей Хестанов
Дело в том, что ценообразование того же самого бензина больше зависит от фискальной политики государства, чем от собственно…
Юрий Пронько
От реальной ситуации на рынке.
Сергей Хестанов
…Стоимости тех ресурсов, из которых бензин производится. Более того, в России больший фактор влияния на стоимость — это инфляционные процессы и, соответственно, повышение стоимости тарифов, которые регулируются централизованно. Поэтому ожидать, что вступление в ВТО способно увеличить стоимость тех товаров и услуг, которые имеют чисто российское происхождение, не стоит, это до крайности маловероятно.
Юрий Пронько
Инна спрашивает: Как вступление в ВТО повлияет на безработицу? Наталья, что скажете?
Наталья Волчкова
Это вопрос очень как раз таки важный. Это в первую очередь те опасения, которые касаются кратковременных отрицательных последствий от вступления в ВТО, связанных с безработицей. Те предприятия, которые не смогут в силу — и сейчас не могут — определенных обстоятельств продолжать держаться на плаву, в силу выросшей конкуренции, они, конечно, будут уходить с рынка. И в определенных отраслях мы ожидаем несколько процентов роста безработицы. А в моногородах определенных это будет даже более высокий рост безработицы. Те города, те регионы, которые сидят на легкой промышленности, они, безусловно, неконкурентоспособны в сравнении с азиатскими странами, и, получив более легкий доступ на наш рынок, последние, конечно, этим воспользуются.

Но это неизбежно. Дело в том, что нет будущего у такого предприятия в условиях такой конкуренции. Поэтому чем быстрее мы двинемся в сторону изменений структуры экономики, связанных с ее эффективностью, тем лучше. Это, безусловно, важный момент. И еще раз повторю, что важно именно наличие переходных периодов, по всем чувствительным товарам, а это от трех до восьми лет по многим товарам. Это тот период, когда Россия, российская администрация, региональная и местная, должна приложить все усилия, чтобы смягчить эту проблему. И есть для этого инструменты, есть для этого знания, накопленный мировой опыт для решения этих проблем.

Юрий Пронько
Другими словами, есть два варианта, господа, совсем если просто говорить. Можно загонять болезнь надолго внутрь, не лечить… или лечить, не решая проблему, есть такое медикаментозное лечение, уж простите за сравнение, навеяло эфиром с 7 до 8. Либо вы решаетесь на достаточно серьезный шаг… Но здесь, простите, государство как регулятор этих всех процессов должно выступить! У нас ведь все социально ориентировано, судя по словам господина Путина и господина Медведева. Ну, вот как раз пусть они и выполняют свою социальную ориентацию. В том числе по моногородам, по тем отраслям, которые вызывают беспокойство, легкая промышленность, или ее остатки, правильнее сказать, и так далее. Но, в конце концов, не надо бояться!

Радиопрограмма «Сухой остаток» // Россия вступает в ВТО. Аргументы за и против

в гостях: Наталья Волчкова, профессор Российской экономической школы; Сергей Хестанов, управляющий директор ГК «Алор»

Юрий Пронько
Спросите, пожалуйста, у гостей: что же ждать “простым гражданам” от вступления России в ВТО? Тема мусолится много и долго, но вразумительного ответа так и не услышал. Что вы скажете Александру и другим слушателям?
Сергей Хестанов
Ну, вот самое простое, что, скорее всего, увидят почти все обычные граждане, это некоторое удешевление импортных товаров. Поскольку совокупная пошлина будет снижена с примерно 10% до уровня примерно 7,8%. С учетом того, что 30% потребительской корзины среднего россиянина — это импортные товары (кстати говоря, значительная часть продовольствия тоже), то банально как минимум на эту величину товары станут дешевле. Причем это то, что увидят, действительно, без преувеличения, все.

Радиопрограмма «Сухой остаток» // Россия вступает в ВТО. Аргументы за и против

в гостях: Наталья Волчкова, профессор Российской экономической школы; Сергей Хестанов, управляющий директор ГК «Алор»

Юрий Пронько
… Вот ссылаются на Кристин Лагарт, которая, отвечая на вопрос о том, что даст членство в ВТО России, заявила… Ну, я буду надеяться, что вы, слушатели, достоверную приводите цитату. По крайней мере, Лагарт сказала следующее: Экономические преимущества неочевидны, ведь Россия экспортирует сырье, а импортирует готовые товары. Всемирная торговая организация в данном случае не на вашей стороне. Вот здесь закавычено…
Наталья Волчкова
Я знаю, я читала тоже это высказывание.
Юрий Пронько
Да? Было дело?
Наталья Волчкова
Все что я могу сказать — Кристин Лагарт не вполне хорошо знает российскую экономику, и, более того, она функционер, и функционер финансовый. Она, например, не знает, что, помимо экспорта нефти и газа, в России есть шесть тысяч предприятий в обрабатывающей промышленности, которые тоже являются экспортерами. И это очень успешные экспортеры. Эти экспортеры, безусловно, останутся в выигрыше от вступления России в ВТО. И я надеюсь, что эти предприятия увеличат свои масштабы и привлекут рабочую силу на свои производства. А это немаленькая сила — шесть тысяч предприятий обрабатывающей промышленности, включая металлы.
Юрий Пронько
Плюс люди, которые работают…
Наталья Волчкова
Безусловно.
Юрий Пронько
…Налоги, которые платятся — ну, и там целый маховик раскручивается.
Сергей Хестанов
Кстати говоря, невступление России в ВТО ту ситуацию, на которую ссылалась глава МВФ, консервирует. То есть, действительно, для экспорта сырья и продукции первичного передела вступление в ВТО, вообще говоря, необязательно. Почему мы столько лет и не вступали. А вот как раз для того, чтобы экспортировать что-то, что будет чуть сложнее сырья, для этого как раз ВТО и может быть подспорьем.
Наталья Волчкова
Более того, вот буквально на днях мы провели исследование и посмотрели, что было у России в 1996 году с потенциалом развить свой экспорт более технологичных товаров, и посмотрели, что произошло спустя тринадцать лет, в 2009 году: к сожалению, ситуация ухудшилась в полтора-два раза. Это означает, что мир идет вперед с этой вот скоростью, а мы даже не со скорость мира движемся — мы движемся медленнее, мы сидим на той самой нефтегазовой трубе… На следующую трубу мы вчера сели, у нас больше труб стало. Но, к сожалению, те наши возможности двинуться в сторону более высоких технологий, чем мы имеем сегодня, они с каждым годом становятся все призрачнее и все дальше от нас. И нужно хвататься, нужно садиться в последний вагон и пытаться рваться вперед.

Радиопрограмма «Сухой остаток» // Россия вступает в ВТО. Аргументы за и против

в гостях: Наталья Волчкова, профессор Российской экономической школы; Сергей Хестанов, управляющий директор ГК «Алор»

Юрий Пронько
Наташа, позвольте вас спросить об агробизнесе. Я очень часто слышал применительно к вступлению России во Всемирную торговую организацию, что вот у нас и так дохлое сельское хозяйство, и теперь оно окончательно сдохнет, и ничего не будет. Я, правда, после того разговаривал с потрясающими людьми, которые занимаются фермерством. Есть такие, оказывается, на просторах России. Ну, это к моему удивлению. Не потому, что я не видел коров и лошадей, а потому, что мне в нынешней экономической ситуации очень сложно их представить. Тем не менее: мужик в Пензенской области, вот реально мужик. Просто вот мужик занимается землепашеством. Он ждет, он мне говорит: «Я жду вступления во Всемирную торговую организацию». Я говорю: «Ты чего?! Где ты, Пенза, и где Всемирная торговая организация, большие люди с большими суммами!» Он говорит: «Да, жду, потому что это мне откроет новые возможности».

Наташа, каков ваш взгляд именно на этот сектор?

Наталья Волчкова
Ну, сельское хозяйство — это сложный вопрос и в рамках ВТО, не только в России. Сельское хозяйство в большинстве развитых стран хорошо защищается. Кстати говоря, есть страна и развитая, которая практически не защищает свое сельское хозяйство — Новая Зеландия. Это страна с одним из самых эффективных сельхозпроизводством в мире.
Юрий Пронько
Это вот там у них тоже, да?!..
Наталья Волчкова
Государство там субсидировало эту отрасль многие десятилетия, но когда премьер-министром страны стала женщина, бывшая до того фермером, она провела реформу, которая отменила субсидии. И сегодняшнее новозеландское сельское хозяйство — это самое эффективное сельское хозяйство в мире.

Радиопрограмма «Реальное время» // В России болеть строго воспрещается. Что будет с нашей медициной?

в гостях: Гузель Улумбекова, руководитель Института проблем управления здравоохранением; Василий Власов, президент Общества специалистов доказательной медицины; Максим Мищенко, член Общественной палаты РФ

И второе: когда будет налажено эффективное управление системой здравоохранения. И я еще раз скажу, что в законе слово «эффективность управления» ни разу не упоминается. … Поскольку я приветствую эту норму, централизацию управления системой здравоохранения с муниципального на региональный уровень. Мы с вами — бедная система здравоохранения. Мы финансируем здравоохранение, как минимум, в два раза меньше, нежели те же новые страны Евросоюза. Поэтому бедная система здравоохранения, конечно, должна и финансироваться, и управляться централизованно. И вот закон об ОМС — у него есть такая положительная норма, которая говорит о том, что все деньги из регионов собираются в один большой мешок на федеральном уровне и затем, справедливо и честно, распределяются в регионы. И этот наш закон «Об основах охраны здоровья граждан» в некотором роде как бы поддерживает эту норму путем централизации управления здравоохранением.

Все бы хорошо, но если бы было прописано, что при этом деньги, которые будут централизовываться, будут тратиться эффективно. Что те, кто будет управлять здравоохранением, будут отвечать за здоровье народа. А этого не прописано.

Так что к вопросу об антикоррупционности это никакого отношения не имеет. И я считаю, что, конечно, такие нормы, о том, что контроль за расходованием государственных средств, принятие решений на основе научных доказательств, вот Василий Викторович [Власов] как раз представляет Общество доказательной медицины… И во всех цивилизованных странах, прежде чем министру здравоохранения придет в голову, например, отменить интернатуру, во-первых, эти решения публично обсуждаются, или, например, как вам сказать, есть такие специальные комитеты, которые помогают органам власти отраслевым принимать правильные решения — они называются Health Technologies Assessment Committees, и вот Василий Викторович как раз принимает участие в работе таких комитетов, которые обосновывают решение здравоохранения. Ну хотя бы про это написали, что решения в здравоохранении на основе доказательств принимаются.

Радиопрограмма «Реальное время» // В России болеть строго воспрещается. Что будет с нашей медициной?

в гостях: Гузель Улумбекова, руководитель Института проблем управления здравоохранением; Василий Власов, президент Общества специалистов доказательной медицины; Максим Мищенко, член Общественной палаты РФ

Более того, в качестве примера того, как он это не делает, могу сказать, что в этом законе о здравоохранении вообще не упоминается врач. Вы не поверите, но в этом талмуде врач не упоминается ни разу. Там один раз упоминаются медицинские сестры. Там вообще речь идет только о работниках медицинских учреждений. Там вообще не упоминается врач, как человек, независимо работающий. Хотя по Конституции у нас, вроде как, имеют место быть частнопрактикующие врачи. Этот закон предназначен для того, чтобы сохранить врачей в положении рабов, неких работников с медицинским образованием, на низкой зарплате, в медицинских учреждениях.

Для этого специально и записано там, что они могут без последипломного образования допускаться к практике. Чтобы они допускались к практике и уже никуда не могли деться из этой поликлиники, потому что они никому с этим незаконченным образованием не нужны. Вот на что нацелен этот закон. На закрепление самых слабых, самых плохих черт нашего здравоохранения.

Радиопрограмма «Реальное время» // В России болеть строго воспрещается. Что будет с нашей медициной?

в гостях: Гузель Улумбекова, руководитель Института проблем управления здравоохранением; Василий Власов, президент Общества специалистов доказательной медицины; Максим Мищенко, член Общественной палаты РФ

Гузель Улумбекова
… Значит, как говорят врачи: Да, мы давали клятву Гиппократа, — это к вопросу о неформальных платежах, — но клятву голодать себе и своим семьям мы не давали. Конечно, я их не оправдываю, но ведь, понимаете, их к этому толкает нищенское существование. Сегодня зарплата медицинского работника в стране на 22% ниже, нежели чем средняя оплата труда в стране. А, между прочим, в тех новых странах Евросоюза…
Максим Мищенко
В пять-семь раз больше.
Гузель Улумбекова
Не так. Отношение средней заработной платы врача в два, в полтора раза выше по отношению к средней заработной плате в стране. А эти страны имеют такой же валовый внутренний продукт на душу населения, как и мы. В некотором роде так же относительно богаты, как мы.
Василий Власов
А в Европе во сколько раз выше?
Максим Мищенко
Там еще выше.
Гузель Улумбекова
В пять, в четыре раза выше. Это соотношение…
Юрий Пронько
В Европе — это имеется в виду в старой?
Гузель Улумбекова
Соотношение, я не говорю про зарплату, я говорю про отношение заработной платы врачей к средней оплате труда в стране. Это первое. Теперь давайте к вопросу об эффективности управления. По завышенным ценам на томографы.
Максим Мищенко
Тот проект, который мы реализуем, он повышает зарплату, вы же знаете.
Гузель Улумбекова
Я слово «эффективность» в этом законе ни разу не встретила. Вы можете себе представить, о какой эффективности и управлении здравоохранением может идти речь, если у нас сегодня… Понимаете, что приходится нашему руководству страны делать: в ручном режиме разруливать стройки здравоохранения, хватать за руку тех, кто закупает компьютерные томографы по завышенной цене.
Максим Мищенко
Да, сажают этих людей, правильно.
Гузель Улумбекова
И при этом в главном документе страны о деятельности системы здравоохранения…
Василий Власов
Ни одного не посадили, кстати.
Максим Мищенко
Да ладно! Посадили.
Василий Власов
Нет, ни одного.
Максим Мищенко
Посадили, я вам приведу…
Юрий Пронько
Господа!
Гузель Улумбекова
Еще раз скажу. И при этом в главном документе страны не написано, во-первых, кто отвечает за здоровье народа, а во-вторых, ни слова не сказано о том, как принимаются решения в здравоохранении.

Например, в других странах написано, что в здравоохранении управленческие решения принимаются на основании доказательств, — прозрачны, публичны. И установлен контроль за эффективностью расходования средств. Ни слова!

Радиопрограмма «Реальное время» // В России болеть строго воспрещается. Что будет с нашей медициной?

в гостях: Гузель Улумбекова, руководитель Института проблем управления здравоохранением; Василий Власов, президент Общества специалистов доказательной медицины; Максим Мищенко, член Общественной палаты РФ

Самый яркий пример, это ограничение прав женщин на получение помощи при прерывании беременности. Такого в нашей стране никогда еще не было, и эта новелла появилась уже тогда, когда депутаты Государственной Думы улучшали проект. В августе месяце они вдруг решили, что они создадут неделю тишины. Была идея — две недели тишины, ограничились потом где двумя сутками, где неделей тишины.

Что это означает? Это означает, что когда женщина, и так замученная своей жизнью и внезапно свалившейся на нее нежелательной беременностью, приходит к врачу, а врач, вместо того, чтобы выписать ей направление на аборт, он направляет ее к священникам и аффилированным с церковью так называемым психологам, которые в кризисном центре будут ее мучить и заставлять пересматривать свое решение.

Обращаю ваше внимание, что это увеличивает количество визитов в медицинские учреждения. А у нас в медицинских учреждениях, в том числе в амбулаторно-гинекологических отделениях, в консультациях, у нас довольно большая нагрузка. Значит, туда женщины будут приходить два и три раза, а за углом будут сидеть в так называемых центрах кризисной беременности вот эти православные психологи для того, чтобы у этой женщины выматывать взятку для того, чтобы поставить ей подпись за то, что она прошла эту консультацию.

Подчеркиваю, Министерство здравоохранения, готовясь к реализации этого закона, уже организует эти центры кризисной беременности на площадях наших медицинских организаций, где нет достаточных площадей. И туда посадят людей, которые будут получать зарплату из того же нищего регионального бюджета только для того, чтобы поиздеваться над этими женщинами, которые и так находятся в трудной ситуации. Вот к чему приходит законотворчество.

Радиопрограмма «Реальное время» // В России болеть строго воспрещается. Что будет с нашей медициной?

в гостях: Гузель Улумбекова, руководитель Института проблем управления здравоохранением; Василий Власов, президент Общества специалистов доказательной медицины; Максим Мищенко, член Общественной палаты РФ

Василий Власов
… В качестве примера такого плохого положения в законе, который всем очевиден, я этот пример привожу, не уставая уже больше года, и его так и не исправили, там записано: Граждане России имеют право на получение обезболивания при болезни и при медицинских процедурах с помощью доступных средств. Более идиотической фразы в документе записать невозможно, потому что недоступными средствами все равно нельзя оказать. Попробовали бы так законодатели записать про лечение туберкулеза доступными средствами. Нет, они написали про обезболивание доступными средствами. И мы знаем почему, потому что они хотят ограничить доступ граждан к потенциально эффективным средствам, которые им хотелось бы зарегулировать, к средствам обезболивания.
Максим Мищенко
Продуктов фармацевтических компаний, которым надо продавать эти средства.
Василий Власов
К средствам обезболивания. Сегодня у нас в России потребление средств для обезболивания, по сравнению с развитыми странами, ниже в 30–40 раз. По современным средствам, по удобным и эффективным средствам — в 50–100 раз. Вот мы сегодня здесь разговариваем про умные вещи, а в это время у нас десятки тысяч людей по всей стране воют от боли, потому что они не могут получить доступа к обезболивающим средствам.
Юрий Пронько
Почему?
Василий Власов
Потому что создали такие условия, по которым люди не могут получить доступ. Ну, смотрите…
Максим Мищенко
Просто стоят они дорого.
Василий Власов
У нас по старому закону о…
Максим Мищенко
И компании их по высоким ценам…
Василий Власов
Ничего подобного, морфин стоит копейки, но вы создали такие законы, по которым…
Юрий Пронько
Василий, но почему человек не может получить этой помощи?
Василий Власов
Потому что от аптеки требуется, чтобы у нее были железные шкафы, изолированные помещения с железными дверями, сигнализация, договор с милицией, решетки на окнах и так далее. Это создает для аптеки такие условия, что она не может нормальным образом функционировать. Это очень дорого получается. В результате, даже в больших городах, даже если у больного есть рецепт, он не может нормальным образом получить это лекарство. Более того, созданы такие документы, по которым можно получить это лекарство по рецепту, который действует только пять дней. Человеку осталось жить год, а он должен каждые пять дней бегать за новым рецептом. Установлены максимальные дозы обезболивающих препаратов. Эти максимальные дозы такие, что они не позволяют нормальным образом обезболивать. И это все сделано в руководящих документах, которые исходят из существующих законов и установлены постановлением Правительства.

Радиопрограмма «Реальное время» // В России болеть строго воспрещается. Что будет с нашей медициной?

в гостях: Гузель Улумбекова, руководитель Института проблем управления здравоохранением; Василий Власов, президент Общества специалистов доказательной медицины; Максим Мищенко, член Общественной палаты РФ

Гузель Улумбекова
Меня привязали к этому закону, и поэтому я очень хочу серьезно высказаться. Ну, Максима можно простить, он не врач, не организатор здравоохранения, поэтому некоторые неточности в его речи были допущены, поэтому поясню. Вот к вопросу, что болеть нельзя. Но вот наше население болеет.

Приведу несколько цифр. Мы на 50% больше болеем, чем болели в советское время, в 80-е годы. У нас смертность на 30% выше, нежели чем в советское время, мы с вами ежегодно теряем миллион граждан трудоспособного возраста, из которых полмиллиона умирает мужчин и 100 тысяч женщин, остальные сокращаются за счет того, что меньшее число граждан вступает в трудоспособный возраст из-за низкой рождаемости в 90-е годы. И, наконец, у нас с вами рождается практически последние 15 лет 40% детей больными, или заболевают в период новорожденности. Именно поэтому руководство страны поставило нам такие цели: снизить смертность и увеличить ожидаемое продолжение жизни с 69 нынешних лет до 73 лет.

И вот через эту призму давайте рассмотрим этот законопроект. Время есть у нас? О каких 40 годах? У нас и года с вами нет, нам надо буквально с завтрашнего дня приступать к тому, чтобы сделать здравоохранение эффективным. Потому что в ситуации снижения рождаемости мы должны воздействовать на смертность. Во сколько раз у нас сегодня предотвратимая смертность выше, чем в новых странах Евросоюза? Это, напомню, бывшие страны соцлагеря: Чехия, Словакия, Венгрия. У нас выше в 1,8 раза. Из 2 миллионов ежегодно умерших половину миллиона жизней мы обязаны сохранить усилиями системы здравоохранения. Медицинская помощь должна быть бесплатной, доступной и качественной.

Я совершенно ответственно заявляю, что этот законопроект, который приняли в третьем чтении, Совет Федерации также его одобрил, он не позволит увеличить доступность бесплатной медицины. Гарантии, которые сегодня дает государство по бесплатной медицинской помощи, останутся примерно на том же уровне. Это первое. Он не позволит повысить существенно качество медицинской помощи. Я могу пояснить сейчас или потом.

Юрий Пронько
Сейчас, не отходя от кассы.
Гузель Улумбекова
Почему? Расскажу, потому что, что у нас определяет качество медицинской помощи? Квалификация врача. Вот что в законе современном прописано по поводу повышения квалификации врача… Более того, там заложены опасные нормы, такие, как отмена обязательной послевузовской подготовки для врачей первичного звена — это участковые терапевты, участковые педиатры и врачи общей практики.

Гузель Улумбекова
Так вот, врачей первичного звена надо очень качественно образовывать, а мы отменяем обязательную послевузовскую подготовку. Это что такое? Это значит, у нас есть риски, что диагноз в первичном звене может быть поставлен неправильно.

А от этого зависит дальнейшая судьба больного: будут ли осложнения, выздоровеет ли он или нет. У нас сегодня, по данным общества патологоанатомов, расхождение диагнозов, тех, которые врачи ставят в первичном звене, 40%. Мы что, хотим 100%? Вот этого делать было категорически нельзя.

Дальше. Врачей надо образовывать не как это принято сегодня, один раз в пять лет, а как это принято во всем мире. Сегодня Россия подписала Болонскую конвенцию в части образования. Это что означает? Это значит, наши нормы, в том числе и в части медицинского образования, должны гармонизироваться с международными. Значит, мы врачей должны обучать не раз в пять лет, а ежегодно, как минимум, на рабочих местах в том числе, с помощью дистанционных технологий. Вот ни слова про это нет.

Юрий Пронько
Вообще этой темы нет?
Гузель Улумбекова
Нет, есть тема — это фиксация архаичной нормы, что врач должен повышать свою квалификацию один раз в пять лет. Это неправильно. Мы должны были двигаться вперед, мы должны были заложить прогрессивные нормы в этом законопроекте. Теперь по поводу платности и бесплатности, значит…
Юрий Пронько
Самый такой циничный вопрос, меркантильный, который у всех.
Гузель Улумбекова
Да, давайте так. То, что бесплатно, то и останется бесплатным, но то, что платно прописано нечетко, а в ситуации, когда то, что платно прописано нечетко, это объективно приведет к росту платности медицинских услуг,

особенно в тех медицинских учреждениях, когда «а что же, не прописано, что платно-то»… … Это по поводу времени я высказалась. А теперь по поводу гарантий, станут ли они больше или меньше. Понимаете, объем медицинской помощи, собственно бесплатной, зависит о того, сколько мы денег на это потратим. Вот сколько будет денег, столько и будет гарантий. Так вот, к сожалению, этот законопроект не предусматривает увеличение расходов на государственную бесплатную медицинскую помощь и даже не устанавливает, или не делает отсылку, какими должны быть минимальные расходы на бесплатную медицинскую помощь.

Мне 22 года, но про замужество я, если и думаю, то мимолетом и как про нечто отдаленное. Поэтому было немного странно, когда в Нижнем [Новгороде] мои сверстники и люди постарше наперебой спрашивали, есть ли у меня в Англии жених, а если нет, то не собираюсь ли я найти жениха в России.

Согласно статистике, средний возраст, в котором британцы женятся или выходят замуж — это 30 лет для женщины и 32 года для мужчины. В России иная статистика: половина браков приходится на возраст 18–24 (для невест). Хотя тенденция к более позднему замужеству стала наблюдаться после развала СССР. Раньше женщины старались выйти замуж, так как это был практически единственный способ выживания в обществе. Сегодня причины, мне кажется, все еще схожи (старые традиции умирают медленно). В постсоветском обществе, где все завязано на получение прибыли, женщине все еще трудно найти работу, потому что работодатель старается избегать лишних расходов (оплату декретного отпуска, например). Женщины в России зарабатывают на 40% меньше, чем мужчины. Не удивительно поэтому, что они стремятся найти мужа, как можно раньше.

Другая проблема — демографическая. Я вычитала, что в России женщин на десять миллионов больше, чем мужчин. На одном из первых своих занятий на филологическом факультете я отметила, как хорошо выглядят нижегородские женщины: даже зимой они одеты с иголочки и все время носят туфли на шпильке. Моя преподавательница Елена тут же ответила: Так это же джунгли. Хорошие мужики погибли на войне и не оставили потомства. Поэтому чтобы найти хорошего мужчину, женщине приходится делать все, чтобы привлечь к себе внимание, а мужики, наоборот, могут позволить себе выглядеть, как угодно. Если он хороший, не пьет и не курит, этого уже достаточно, — заключила Елена.

Получается, что женщины убеждены, что им нужно как можно быстрее найти «хорошего», выйти замуж и радоваться тому, что им вообще удалось найти мужа.

комментарий

Похоже, что Лондонский суд выносит приговор самой российской власти, правящей последние 20 лет. В борьбе за $5,5 млрд два члена одной ОПГ сдают с потрохами всех своих кремлёвских подельников и покровителей. Выставив на всеобщее обозрение свои грязные кальсоны, они всему свету демонстрируют, что из себя представляет российский бизнес и его интимные отношения с властью. Путин страну поднял с колен, чтобы поставить в более удобную для себя позу. А выборы напоминают имитацию женщиной оргазма, чтобы её партнер считал себя полноценным участником процесса. Зато откровения Абрамовича могут быть полезными для грядущего Европейского суда по делу ЮКОСа. Все его показания сводятся к утверждению, что преступления, которые инкриминируют Ходорковскому — липа: «Все так делали. Тогда это было законно». Жаль, что судья Элизабет Глостер не вправе спросить, если это так, почему один имеет пять яхт, старинный лондонский и французский замки и футбольную империю, другой — лагерную шконку, а третий — и вовсе целую богатейшую страну?

страница 1 из 2

топ авторов мнений

Юлия Латынина 26
Станислав Белковский 20
Михаил Делягин 17
Олег Кашин 13
Андрей Пионтковский 11
Михаил Ходорковский 11
Андрей Колесников 10
Юрий Пронько 7
Семён Новопрудский 6
Анатолий Лысенко 5
Дмитрий Камышев 5
Дмитрий Орешкин 5
Михаил Касьянов 5
Слава Тарощина 5
Александр Донской 4
Александр Рубцов 4
Алексей Навальный 4
Валерия Стрельникова 4
Глеб Павловский 4
Эдуард Лимонов 4
el-murid.livejournal.com 3
Simon Shuster 3
Алексей Кудрин 3
Алексей Кунгуров 3
Борис Вишневский 3
Валерий Соловей 3
Виктор Шендерович 3
Дмитрий Губин 3
Дмитрий Травин 3
Марианна Кочубей 3
Матвей Ганапольский 3
Михаил Фишман 3
Николай Петров 3
Станислав Кучер 3
Ivan Krastev 2
KermlinRussia 2
yzhukovski.livejournal.com 2
Александр Гольц 2
Александр Морозов 2
Александр Рыклин 2
Алексей Захаров 2
Алексей Левинсон 2
Алексей Макаркин 2
Алексей Мухин 2
Анатолий Баранов 2
Андрей Анисимов 2
Андрей Бабицкий 2
Андрей Бузин 2
Андрей Лошак 2
Андрей Мальгин 2
Андрей Полунин 2
Антон Носик 2
Божена Рынска 2
Булат Столяров 2
Валерия Новодворская 2
Василий Власов 2
Владислав Иноземцев 2
Владислав Наганов 2
Владислав Сурков 2
Георгий Бовт 2
Глеб Черкасов 2
Евгений Чичваркин 2
Екатерина Винокурова 2
Кирилл Рогов 2
Лилия Шевцова 2
Максим Гликин 2
Михаил Леонтьев 2
Николай Клименюк 2
Олег Козырев 2
Сергей Гуриев 2
Сергей Митрофанов 2
Сергей Шелин 2
Юрий Староверов 2