фильтр
по автору
Дмитрий Орешкин

Так или иначе, ситуация плоха тем, что это судилище окончательно подорвало доверие к суду у тех, кто питал относительно этого института хоть какие-то иллюзии. Надежда на то, что суд более-менее независим и исходит из норм права, а не из звонка сверху, благополучно уничтожена — вопрос в том, как скоро это осознается общественным мнением. Некоторые люди до сих пор говорят, что если на выборах случились нарушения, «так надо идти в суд». Мне кажется, что значительная часть такого рода людей после дела Pussy Riot поняли, что в суд идти с такими делами, как, например, фальсификация выборов, абсолютно бессмысленно.

Некоторые прогнозируют рост протестной активности после этого процесса. Вы разделяете эту точку зрения?

Рост протестной активности, так или иначе, будет иметь место, но она будет качественно другой. Часть людей считает, что на произошедшее надо ответить активизацией протеста, и такие люди говорят, что протестные настроения будут расти (выдавая, скорее, желаемое за действительное). Другие говорят, что все правильно, навели порядок, и не надо никакого протеста. Таких тоже немало. Третьи говорят, что все, страна обречена, здесь делать нечего, надо уезжать. Все это, между прочим, разные формы реакции на одно и то же, и как минимум две из них — протестные. Я для себя их регулирую в виде трех направлений. Первая форма протеста — «утекай», собирай вещички и уезжай из страны, у которой уже нет будущего. Вторая форма протеста — «обтекай», то есть, вот они, чугунные ноги вертикали, а между ними какая-то жизнь течет и можно решать свои проблемы, не очень обращая внимания на власть. И третья стратегия — «оккупай», это линия выбранная молодыми людьми, полагающими, что с помощью протеста можно что-то изменить. Возможно — да, возможно — нет, я не уверен.

Я сам хожу на митинги и даже на них выступаю, но у меня все время такое ощущение, что этого недостаточно, хотя это очень важно. Да, мы вышли, мы сказали, нас не услышали и разогнали. Мы опять вышли, мы опять сказали, нас опять не услышали и опять разогнали. Начиная с какого-то момента, это возвратно-поступательное движение начинает терять смысл. Я думаю, что процесс идет и он необратим, просто он приобретает новое качество. Ведь одновременно с разочарованием в массовых протестах социологи фиксируют и падение рейтинга Паутина. То, что, в широком смысле слова, протест будет углубляться, расширяться и как чернильное пятно по промокашке расползаться от центра все глубже к провинции, для меня представляется совершенно очевидным.

Нельзя ли исключать того, что после дела Pussy Riot судебные процессы по делу о беспорядках на Болотной площади пойдут в том же режиме, скидок и поблажек не будет — будут реальные сроки?

Мне кажется, здесь и гадать-то особенно нечего, будут сажать или не будут. Конечно, будут. Они не могут, к примеру, не посадить Навального — он слишком популярен, слишком публицистичен, как угодно можно это назвать. Он хорошо говорит, он четко мыслит, он хорошо держится. На любых выборах он набрал определенное количество голосов, поэтому до выборов его допускать не надо. Да, он популист, он такой, этакий и прочее, но он является порождение этого нового поколения, и он более конкурентоспособен в этой среде, чем они. Власть это прекрасно понимает. Что делать с Навальным? Его надо дискредитировать, выдавить из страны, на худой конец посадить. При товарище Сталине его бы просто расстреляли и никаких проблем. Сейчас это труднее сделать, техника другая, но изолировать Навального необходимо, иначе он обыграет власть. Отсюда ответ на ваш вопрос: будут запугивать, будут сажать, будут изолировать, будут руки ломать. Что им еще остается делать, если они проигрывают конкуренцию? Они ее истребили на выборах, на телевидении, сейчас будут истреблять на радио, потом попытаются задушить в Интернете. Свободная конкуренция для них заведомо проигрышна.

Если речь зашла о Навальном, то, может быть, процесс над Pussy Riot был просто разминкой, проверкой общественной реакции до перехода к более крупным фигурам?

Можно это назвать разминкой. Я считаю, что это часть того свинцового потока мерзости, который включает в себя и законы по ограничению митинговой активности, и наезд на участников событий 6 мая, и Pussy Riot, и Навального с его «Кировлесом», и Ксению Собчак, у которой заныкали 1,5 миллиона заработанных ею евро. Тенденция совершенно очевидная — писаные законы они в гробу видали, а вот неписаные должны свято соблюдаться. А закон такой: кто начальник, тот и прав. Поскольку Навальный этому неписаному закону не подчиняется, он должен быть наказан так, чтобы все остальные боялись.

Алексей Навальный: реакция общества

Эксперты и общественные деятели называют преследование оппозиционного политика репрессиями

Политолог Дмитрий Орешкин считает, что арест Навального был предсказуем.

То, что происходит с Навальным — это очевидное свидетельство того, что власть не может выдерживать политическую конкуренцию в политическом пространстве. Власти уже не могут конкурировать с Навальным на телевидении, в Интернете, в дискуссиях, в обменах фактами. Представители власти на это не способны. Он выигрывает с явным отрывом, потому что он конкретен, четок, харизматичен, обладает даром политика-популиста и обладает понятными фактами, которые с большим искусством излагает, — рассказал в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» Дмитрий Орешкин.

По словам политолога, тенденция роста популярности Навального при снижении уровня доверия властям очевидна.

Было предсказуемо и вполне логично, что власть будет пытаться изолировать Навального при помощи уголовного кодекса, а также методами дискредитации и провокаций. К счастью, набор средств, которыми пользуется путинская элита, прост и предсказуем, — сказал Орешкин. — Удержать власть другим путем они не могут, как и не в состоянии предложить обществу позитивную повестку дня или реализовать ее. Поэтому власти приходится переходить к негативной повестке дня, которая влечет за собой изоляцию политических оппонентов, цензуру и запугивание.

Орешкин считает, что мера пресечения в виде подписки о невыезде — это метод давления на Навального.

Власти, может быть, и хотели бы его изолировать, но для начала ограничились подпиской о невыезде, — сказал политолог. — У него теперь очень неприятный выбор. Сбежать из страны — значит, испугался. Остаться — перспектива ясна.

Навальный может «повторить в миниатюре» судьбу Михаила Ходорковского, считает Орешкин.

Сейчас все как при Сталине. Статью Навальному оформили, свидетелей подберут, судья вынесет единственно правильное решение, и Навальный окажется за решеткой. То, что в долгосрочной перспективе это глупо и контрпродуктивно, никого не волнует. Глупо было сажать Ходорковского и аналогичный случай будет с Навальным. При этом ему придется какое-то количество времени провести в малоприятных местах. Такая в России плата за политику, — резюмировал Дмитрий Орешкин.

В основе путинской стратегии лежит фальшивый тезис о «великом и могучем СССР», который на самом деле был пропагандистским пузырем для «ширнармасс», раньше или позже обреченным лопнуть. Вот он и лопнул — забрызгав и ранив миллионы людей, привыкших жить в кривом советском мире и добиваться какого-никакого жизненного успеха в ложной системе координат.

Такова грустная практика. Но что практика перед мощью Ее Величества пропаганды? Ее Величество объяснило, что стена защищает нас от фашистского бундесвера. Многие поверили. Как верят и сейчас — про подъем с колен, про Госдеп и пятую колонну. Трудность в том, что для сохранения веры приходится все сильнее зажмуриваться. До боли в затылке. Тех, кто зажмуриваться не желает, власть готова подлечить дубинками. Она просто обречена на это. Иначе возникает законный вопрос: а зачем, собственно, нам эти начальники (например, из «Штази»), которые вкусные корешки оставляют себе, а нам предлагают наслаждаться недорогими пропагандистскими вершками?

Путинская пропаганда сумела преподнести естественные успехи рыночной экономики, связанные с появлением частной собственности, нормального рубля, переориентацией производства на платежеспособный спрос населения и свободой торговли, — как заслугу «вертикали». Хотя на практике всё наоборот: не вертикаль создала эффективную экономику, а эффективная экономика создала ресурсные предпосылки для появления вертикали. Напоминает конец НЭПа. В нищей стране вдруг за несколько лет откуда-то появляются материальные ценности (произведенные частником). Которые государственным людям грех не отобрать — под шумок разговоров об укреплении державы, наведении порядка и справедливости.

Советская реставрация после антисоветской революции — дело закономерное и, скорее всего, неизбежное. С предсказуемыми, но отложенными во времени последствиями: обновившаяся чекистско-партийная номенклатура, грамотно используя энергию постреволюционного разочарования, перешла в контратаку, взобралась на шею растущей экономике и принялась рассказывать привычные советскому уху сказки. Аккуратно зажимая тем временем конкуренцию, укрепляя свою монополию в самых прибыльных (естественно, сырьевых) секторах, выводя наверх силовиков, убивая независимую частную инициативу и понемножку загоняя страну назад — в русло того, что экономисты называют проциклической политикой, а политологи авторитаризмом.

Прошло время. Разрыв между пропагандой и практикой, между официальными ценностями и реальными номенклатурными интересами опять достиг критического уровня. Как накануне краха СССР. Конечно, первыми это опять осознали самые продвинутые и информированные социальные группы и территории. В нашем случае — Москва, Петербург, Калининградская область. Это проявилось на президентских выборах — несмотря на толстый-толстый слой фальсификационного шоколада.

А может, Путин проявит гибкость?

Если искать баланс между силовиками и непонятно откуда взявшимся гражданским обществом, спускать свои позиции, чтобы найти точку равновесия, то будешь мигрировать в сторону европейской политической модели. А это, в логике Путина, расшатывание вертикали, ревизия всего, что он строил. Что бы ни говорил Путин, все эти десять лет он восстанавливал советскую вертикаль. А тут эти бандерлоги, хомячки возьми и проснись. По непонятной для него причине. И он, и его команда понимают, что если и дальше отступать, то хомячки разгуляются: чтобы законы им соблюдались, прокуратура и суд работали как положено, а не по указке, пресса чтобы могла свободно писать. На снос выстроенной им системы он пойти никак не может. В том числе и по личным соображениям: если так пойдет, то в конце концов он проиграет и лишится всего того, что нажил. Не знаю, есть ли у него миллиарды, которые ему приписывают. Но не исключаю, что есть. Так что придется эту «оранжевую чуму» останавливать, хлоркой заливать. Этого соблазна простых решений он, как человек советской системы, никак не сможет избежать.

Окружение тоже будет соответствовать новому образу Путина?

Его окружение изменится. Вместо витиеватого Суркова уже пришел прямолинейный Володин. Если говорить в футбольных терминах, то Сурков — филигранный плеймейкер, который всех обведет, одурачит, на мякине разведет. А Володин — форвард таранного метода, который затопчет любого, кто не увернулся. Цель у них, конечно, одна, но методы разные. И это тоже важно. При этом Путин становится более зависимым от жестких хедлайнеров — Рогозина, Дугина, Кургиняна, Проханова.

В чем эта зависимость?

Он ощущает давление с либерально-западнического фланга и пытается нейтрализовать его поддержкой с кондово-почвенного. Идеальный вариант — возродить бы железный занавес и замкнуть городские ворота от морового «оранжевого поветрия». Но трудно, ох трудно! Бояре и княжата воспротивятся: бизнес, вишь, у них… Тяжела ты, шапка Мономаха.

Как еще Путин может «разрабатывать» так называемых хомячков? Может, и без них страна проживет?

Гражданское общество — новый игрок. Путин попытается или возглавить его своими людьми, или остановить. Он хороший тактик, но слабый стратег. Игнорирование требований продвинутой части общества — это процесс, ведущий сначала к застою, а потом к распаду государства. Но учет этих требований — процесс, ведущий к отставке. Он выберет власть сейчас и распад потом — с кем-нибудь другим. То есть будет играть в вариант Лукашенко, Назарбаева: мы люди гуманные, но иногда надо и в рыло дать. Уже сейчас они жалеют, что допустили слабину. На уровне красноречия будет усиливаться линия на демократизацию, но реальная политика будет ужесточаться.

Пакет законопроектов о выборах губернаторов, регистрации партий — это красноречие?

Путинская вертикаль живет не по писаным законам, а по понятиям. А понятия такие, что кто начальник, тот и прав. Какая разница, сколько подписей надо будет собрать кандидату в президенты — 2 млн или 500 тыс.? Все равно проверять будет Чуров, а он проверит так, как надо Путину. Пример, как они считали людей на Болотной площади и на Поклонной горе. Я был на Болотной, и мне понятно, что официальные 36 тыс. очень далеки от реальности. Но по-другому они не умеют. Не власть будет меняться в зависимости от требований населения, а население будут подгибать под требования и возможности власти.

Новый Путин — это Путин без тандема?

Да. Путин очень прагматичен, рационален. Он смотрит на политику как на игру людей с ресурсами. На этом фоне Медведев — никто: его за руку привели из «Газпрома», усадили в теплое кресло. Сиди, говори про модернизацию. По сути, Медведева слили еще 24 сентября: он сослужил свою роль, позволил формально соблюсти Конституцию. Скорее пост премьера Путин отдаст тому, за кем есть политический ресурс. Может, не сразу, а чуть погодя — для приличия. За Медведевым ресурса я не вижу. Он мне лично симпатичен: он не злой и даже кое-что полезное для страны сделал, хотя всегда оставался в тени лидера. Что мог, он делал, но мог мало.

Прохоров — человек не маленький. Естественно, он выдвигается в президенты, предварительно посоветовавшись с главными персонами политического Олимпа — с Путиным или Медведевым, либо с ними обоими. Прохорову как бы дается карт-бланш, и понятно, почему.

Власть чувствует необходимость переконфигурации, чувствует, что «Единая Россия» перестала быть опорой и становится балластом. Она чувствует, что институт выборов дискредитирован, и обществу необходимо дать новую струю. Вполне возможно, Прохорова рассматривают в Кремле — при всей сложности личных взаимоотношений — как системный вариант привнесения разнообразия в избирательную кампанию. И — что очень важно для коллективного Путина — как вариант человека, с которым можно договориться по понятиям. Я имею в виду поведение на выборах.

Тут проблема в том, что Путину, по существу, не с кем договариваться. Он понимает, что рейтинг идет вниз. Понимает, что без ярко выраженного «волшебства» Чурова 50% в первом туре ему не набрать. А с ярко выраженным «волшебством» — если он и наберет 50% — это будут очень сомнительные проценты. Значит, маячит второй тур — хотя, конечно, это нежелательно для Путина, и он изо всех сил будет стремиться победить в первом туре.

Тем не менее, Путин должен просчитать вариант поражения — вариант, что во втором туре победить не удастся. Тогда ему надо передать власть не абы кому, а человеку, который гарантирует и безопасность, и стабильность не только лично Путину, но и всему путинскому клану. Плюс гарантирует весь набор легальных и понятийных договоренностей.

Почему именно Прохоров может стать таким человеком?

Вступать в подобные переговоры с Жириновским, Зюгановым или Мироновым Путину легко, но бессмысленно: он им не верит. А в рамках понятийных договоренностей, они — не «конкретные пацаны». Они плохо «отвечают за базар».

Соответственно, Путин не может с легкой душой допустить кого-либо из них во второй тур, с условием, что они тихо сольют свою кандидатуру, или будут плохо работать, чтобы Путин мог выиграть в первом туре. Он может на них надавить, но договориться не может. Как только они почувствуют себя в реальной силе, так тут же забудут все договоренности. Не верит им Путин, а он — вообще человек недоверчивый.

А Прохорову — поверит?

Не факт. Но все-таки Прохоров — человек глубоко свой. Он бизнесмен, он понимает, что в некоторых условиях слово надо держать. Он проверенный кадр, и его можно довольно прочно держать в руках, потому что он не хочет терять свой вполне удачный бизнес. Поэтому как субъект переговоров мирной передачи власти, Прохоров более интересен, чем лидеры думских партий.

Наверное, поэтому власть согласится на участие Прохорова в предвыборной гонке. Наверное, поэтому ему помогут пролезть через препоны и рогатки ЦИК.

Каковы его шансы?

В электоральном смысле сказать трудно. Он многое потерял, потому что повел себя неудачно летом. Он мог бы сохранить партию, мог бы выйти с ней на выборы, и — как сейчас совершенно ясно — неплохо на них выступить. Но Прохоров не сумел проявить необходимую гибкость, необходимую строгость, необходимую последовательность: вышел из партии, не участвовал с думских выборах, и в этом смысле — он один из проигравших на них.

Тем не менее, потенциально у него шанс есть. Конечно, набрать сколько-нибудь значимое число голосов, чтобы занять второе место после Путина, он вряд ли сумеет. Но, видимо, Прохоров решил заниматься политикой вдолгую, и для этого хочет засветиться на мартовской гонке. Это расчет на дальнейшую перспективу.

Наверное, с учетом этой перспективы на него смотрят и в Кремле. Выборы в марте Прохоров поможет сделать более интересными и конкурентными. А значит, придаст легитимность предвыборному соревнованию и, по-видимому, его победителю — Владимиру Путину.

топ авторов мнений

Юлия Латынина 26
Станислав Белковский 20
Михаил Делягин 17
Олег Кашин 13
Андрей Пионтковский 11
Михаил Ходорковский 11
Андрей Колесников 10
Юрий Пронько 7
Семён Новопрудский 6
Анатолий Лысенко 5
Дмитрий Камышев 5
Дмитрий Орешкин 5
Михаил Касьянов 5
Слава Тарощина 5
Александр Донской 4
Александр Рубцов 4
Алексей Навальный 4
Валерия Стрельникова 4
Глеб Павловский 4
Эдуард Лимонов 4
el-murid.livejournal.com 3
Simon Shuster 3
Алексей Кудрин 3
Алексей Кунгуров 3
Борис Вишневский 3
Валерий Соловей 3
Виктор Шендерович 3
Дмитрий Губин 3
Дмитрий Травин 3
Марианна Кочубей 3
Матвей Ганапольский 3
Михаил Фишман 3
Николай Петров 3
Станислав Кучер 3
Ivan Krastev 2
KermlinRussia 2
yzhukovski.livejournal.com 2
Александр Гольц 2
Александр Морозов 2
Александр Рыклин 2
Алексей Захаров 2
Алексей Левинсон 2
Алексей Макаркин 2
Алексей Мухин 2
Анатолий Баранов 2
Андрей Анисимов 2
Андрей Бабицкий 2
Андрей Бузин 2
Андрей Лошак 2
Андрей Мальгин 2
Андрей Полунин 2
Антон Носик 2
Божена Рынска 2
Булат Столяров 2
Валерия Новодворская 2
Василий Власов 2
Владислав Иноземцев 2
Владислав Наганов 2
Владислав Сурков 2
Георгий Бовт 2
Глеб Черкасов 2
Евгений Чичваркин 2
Екатерина Винокурова 2
Кирилл Рогов 2
Лилия Шевцова 2
Максим Гликин 2
Михаил Леонтьев 2
Николай Клименюк 2
Олег Козырев 2
Сергей Гуриев 2
Сергей Митрофанов 2
Сергей Шелин 2
Юрий Староверов 2