фильтр
по автору
Андрей Колесников

Перебить все горшки в доме

Олимпиада — единственный фактор, который сдерживает государство от превращения страны в поле перманентной Бородинской битвы

Андрей Колесников (обозреватель «Новой газеты»)

Раковина путинского режима естественным образом закрывается. Конечно, закрыться до конца она не может — на носу Олимпиада. Но это, пожалуй, единственный фактор, который сдерживает государство от превращения страны в поле перманентной Бородинской битвы с невидимым супостатом. В остальном же идет формирование железной гвардии со страхом и упреком, единственная цель которой — самооборона режима. Для того и чистятся элиты, призванные под знамена, и концентрируется государственный капитал — берется под окончательный госконтроль «Газпром», надувается «Роснефть», пишется единый учебник истории под руководством РЖД, готовится пушечное мясо, проверяемое на качество нормативами ГТО, отсеивается ненужная гражданская активность, заменяемая на подконтрольные структуры, которым будут выделяться государственные гранты.

Команда «Окапываться!» дана, страна медленно, но уверенно движется к режиму осажденной крепости и опоре на собственные силы. Как сказала «одна прокурор», изучая документы одной НКО, занимающейся просветительской деятельностью, в том числе и на деньги иностранных организаций: «В своем доме мы можем бить свои горшки». Беда только в том, что рационального смысла в таких действиях нет и в один прекрасный день горшков, полезных в хозяйстве, может не оказаться вовсе.

Андрей Колесников (обозреватель «Новой газеты»)

Пугать Горбачевым, соблазнять Сталиным — ничего, кроме исторических образцов, в этой театральной пропаганде «На досках» не осталось. И все только ради того, чтобы на манер Альхена из «Двенадцати стульев» защитить «сирот», пообедав потом «чем бог послал» за кремлевский (то есть налогоплательщиков) счет и победив «ювенальную юстицию», придуманную не то «белоленточниками», не то «перестройщиками», не то «закулисой».

Госпропаганда становится клиповой — чем бессмысленнее аргументы, редуцированные до абсурда, тем лучше. Чем крикливее пропагандист, ударенный перестройкой и придавленный глыбой культурной матрицы («Возможно ли такое себе представить в Северной Корее и Китае, чтобы люди выходили на улицы и публично ставили под сомнение национальную культурную матрицу?»), тем убедительнее. Чем больше слов о «закулисе», тем отчетливее дело попахивает кулисой, дешевым провинциальным театром (в случае Кургиняна-режиссера — театром, который был популярен именно благодаря перестройке).

В последнем романе лауреата Нобелевской премии по литературе Сола Беллоу (американца и еврея — о ужас! Да и роман называется с последней прямотой: «Равельштейн») есть замечательная мысль: «Всякий, кто хочет управлять страной, должен развлекать ее». Кажется, управление Российской Федерацией времен четвертого срока Владимира Путина свелось исключительно к эстрадному шоу. Что, кстати, и подтвердило «неожиданное» появление на родительском «собрании» в Колонном зале самого главы государства.

Кроме «антиперестроечной» клоунады Кургиняна предъявить больше нечего.

Что у Путина слабое? У него есть ресурсы на то, чтобы бряцать оружием в газетных статьях, все больше напоминающих многотомник Леонида Ильича «Ленинским курсом», но нет ресурсов на то, чтобы это оружие применить. «Мягкой силы» он за 12 лет не нарастил — даже в географических пределах «исторической Руси».

У Путина слабая социальная база. После того как средний класс — основа былого «путинского большинства» — ушел на площадь, Путин, по сути, перестал быть национальным лидером, потому что остался с некачественным электоратом, «наемниками», чью поддержку надо в буквальном смысле покупать.

У Путина слабые управленческие рычаги — он принимает решения сам с помощью или во благо друзей и их родственников. Государство-семья в отсутствие дееспособных институтов (нечестные выборы — это как раз развалившийся институт представительства) работает плохо.

У Путина слабое понимание происходящих общественных процессов. Он не понимает, «про что» площадь, чего ей не хватает. Он видит крикунов, сутяжников и проплаченных деятелей. (Каждый понимает в меру своей испорченности.) И полагает, что можно откупиться, разбив парк — Гайд-парк. Таков уровень восприятия им общественных процессов. Свое восприятие он принимает за реальность.

Лидер, уверенный в своей легитимности, не идет во власть на «нашистах», не въезжает в нее на автобусах «Роснефти» и «Мосводоканала», не берет ее с помощью проверяльщиков из ЦБ и ФСБ, не продвигается к ней с мигалочным кортежем и с помощью ФСО. Когда-то Борис Ельцин въехал во власть на троллейбусе. Способ популистский, спору нет. И лидер был слабый. Но он мог себе это позволить, потому что до поры был гиперлегитимным.

В революционной Москве и ее окрестностях все чаще обсуждается вопрос: если будет второй тур президентских выборов и в него выйдут Владимир Путин и Геннадий Зюганов, голосовать ли за лидера коммунистов?

История России почти всякий раз так замысловато складывается, что приходится выбирать из двух зол. Только в ситуации второго тура нет «наименьшего зла». Нет даже рационального выбора. А есть уже чисто вкусовая дилемма (нравится/не нравится), которая отягощена моральными сомнениями. Как образованный современный человек с твердыми демократическими убеждениями и внятными нравственными принципами может голосовать за Путина? Никак. А как — за Зюганова? …

Один мой бывший коллега, большой любитель горячительных напитков, любил посреди рабочего дня спросить: «Выпить хочешь?» Получив отрицательный ответ, спустя три секунды он уточнял: «А теперь?» Вот так и с Зюгановым: антипутински настроенный интеллигент поначалу решит «чашу эту мимо пронести». Но, подумав, вполне может проголосовать за Зюганова в логике «лишь-бы-не-Путин». И такую готовность уже выражают очень многие достойные коллеги. Ибо: «Видеть больше этого… не можем».

…как говорят многие, и Зюганов теперь не тот, что в 1996 году, и коммунисты сегодня — «плюшевые», озабоченные в большей степени личным интересом, нежели общественным. И приход их вряд ли принесет масштабную национализацию, репрессии и проч. А хуже, чем при Путине, все равно не будет.

Кому-то из наших друзей-интеллигентов даже кажется, что Болотная непременно должна закончиться полевением власти, потому что народ мечтает о левом повороте. (Хотя, на мой взгляд, мы сейчас уже живем при левопопулистском лидере Путине, последовательно строящем систему под названием «государственный капитализм», который является родным братом государственного социализма.) …

Выбор, как и вера, — интимное дело каждого. И он как никогда тяжелый. Зюганов в качестве альтернативы — это бумеранг, прилетевший из второй половины 1990-х. Это — месть истории за то, что Борис Ельцин выбрал в качестве преемника Владимира Путина. Уверен, что лидер коммунистов и не думал возвращаться на крыле этого расписанного народными узорами и украшенного парадным портретом Сталина русского бумеранга. До этого избирателя довели 12 лет путинского правления. Но ведь Путин не из колодца вылез, а из истории России. И за него дружно голосовали многие из тех, кто теперь видит светоч демократии в дружелюбном интерфейсе Геннадия Андреевича.

Путин больше не «национальный лидер»

Эта вакансия отныне пуста

Путин лишился поддержки «активной России», мотивы голосования за него или неголосования за альтернативных кандидатов описываются фразой: «Он все равно победит». Его «ядерный» электоральный ресурс, по выражению кремлевского политолога Дмитрия Орлова, — «остальная Россия»: среднедоходная, возрастная, малообразованная и патерналистски настроенная, то есть не рассчитывающая на собственные силы, а ожидающая поддержки государства. И эта «остальная Россия» не уходит голосовать, например, за Геннадия Зюганова или Сергея Миронова только потому, что не верит в их победу, а верит в неизбежность прихода Путина.

Так что даже избранный президент Путин будет представлять только часть России. Кстати, ту часть, которая станет уменьшаться, случись в нашей стране рост экономики и конкурентная политическая система.

События развиваются столь стремительно, что, едва насладившись единством, неожиданным и для гражданского общества, и для власти, «Движение 10 декабря» столкнется с трудностями перехода. Перехода в новое качество, осложненного президентской кампанией — 2012.

Возникнут трудности с целеполаганием. Продолжать ли настаивать на парламентских перевыборах в ситуации, когда власть готова либерализовать законодательство, но не пойдет на отмену результатов выборов? Какую тактику выбирать на президентских выборах — голосовать за Зюганова? Вот этим молодым, продвинутым, со средним доходом и высшим образованием — и за Зюганова? Лупить в одну мишень по фамилии Чуров, понимая, что дело-то вообще не в нем, а в системе?

События загнали и власть, и площадь в кризис технологий. Алексей Кудрин, будучи одновременно системным либералом, рискнувшим выступить на митинге, и другом премьера, который ждет его в своей будущей президентской команде, предлагает посреднические услуги. Готовы ли его слушать власть и площадь? Готовы ли они к технологии круглого стола по польской модели 1989 г.? Думаю, что нет.

Площади предстоит конкурировать с «большой Россией», которая либо пассивна, либо знает только одну разновидность протеста — социальную, т. е. протест «колбасный», зарплатный, пенсионный. В этой зоне новым демократам предстоит конкурировать с традиционными партиями, прежде всего «красной» и «розовой» направленности, КПРФ и «Справедливой Россией», которые намерены завоевать симпатии тех, кто голосует сугубо по социальным мотивам.

Гражданское движение активного меньшинства ждет и кризис лидерства. То, что было преимуществом при предъявлении негативного антивластного протеста, то, что вогнало власть в ступор, — отсутствие единого лидера — может из преимущества превратиться в недостаток в тот момент, когда настанет время предъявлять позитивную программу. Площадь нащупывает лидера, но пока выбирает самого шумного и резонансного из них, ведется на форму, не очень озабочиваясь содержанием.

Владимир Путин на прощание хлопнул лодкой

Под роспуск депутаты получили премьерское послание будущей Думе

Когда были розданы благодарственные письма (депутаты получали их с таким энтузиазмом, как будто это был пропуск в гораздо лучший мир), спикер Госдумы Борис Грызлов произнес прощальную речь. Впрочем, ее можно было назвать и вступительной.

— Мы справились! — воскликнул он и после этого долго рассказывал, с чем именно.

Выяснилось, что прежде всего справились с законами, которые приняли (про те законы, с которыми не справились, Борис Грызлов ничего не сказал). Всего был принят 281 закон.

— Это рекорд! — констатировал Борис Грызлов, и стало понятно, что работоспособность депутатов далеко не в последнюю очередь связана, оказывается, с желанием навечно утвердиться в Книге Гиннесса.

Еще один рекорд состоит, по мнению Бориса Грызлова, в троекратном появлении Владимира Путина перед депутатами этого созыва. Впрочем, не исключено, что Владимир Путин побьет его, так как депутаты увеличили срок не только его новых полномочий до шести лет, но и своих до пяти.

Нельзя не обратить внимания еще на одно замечание спикера:

— Мы многое сделали для борьбы с коррупцией.

При этом очевидно, что еще больше не сделали. А что-то сделали и для коррупции.

Интеллигенция рукоплясала премьеру

Хотя Владимир Путин только и делал, что спорил с ней

Был здесь, при входе, безусловно, плакат «Единой России» с портретами выдающихся кандидатов в депутаты Госдумы от Белгородской области — Светланы Хоркиной, Евгения Савченко (действующий губернатор; к Татьяне Савченко, главврачу больницы, никакого отношения, по утверждению последней, не имеет), а также Андрея Скоча и Валерия Скруча.

Агитационных материалов других партий здесь не было — очевидно, чтоб не нервировать больных.

Перед входом в стоматологический кабинет один из врачей сказал премьеру, что им в больницу очень нужен маммограф.

— Что вам нужно? — переспросил премьер.

— Маммограф, — уже не так уверенно повторил врач.

Господин Путин позвал губернатора:

— Раздевайся! Ложись.

Губернатор снял куртку и без лишних раздумий лёг в стоматологическое кресло. Владимир Путин взял в руки бормашину. Губернатор машинально открыл рот. В глазах его было всё то же, что бывает в глазах человека, который приходит на приём к зубному врачу. То есть в них было всё то же, что бывает в глазах губернаторов во время встречи с премьером.

— Ну что, купишь маммограф?! — спросил премьер, нацеливаясь сверлильным прибором в рот губернатору.

Евгений Савченко энергично кивнул глазами.

— Маммограф, — на всякий случай пояснил он потом премьеру, — это для женщины…

— Знаю, — перебил его господин Путин.

Было бы очень странно, если бы премьер чего-то не знал.

15-летие «Озера» эти люди должны были бы праздновать как подлинный, а не выдуманный в сурковских алхимических лабораториях, ноябрьский праздник «народного единства». Ведь в эти дни ноября 1996 года «народное единство» промеж себя учредили люди, которые составили костяк несменяемой политической и финансовой власти России последних лет.

«Озеро» стало символом непотизма. «Озеро» стало символом демократии по-русски — то есть демократия есть, но не для народа, а для узкого круга.

Наконец, «Озеро» просто стало символом России, где власть приватизирована кланами сослуживцев и однокурсников. И — дачников.

В конце концов, национализм — это государственная монополия, и всякие там «здоровые» националисты существуют до тех пор, пока они своими коловратами эту самую монополию не нарушают. В этих ситуациях государство внезапно вспоминает о том, что у него есть Уголовный кодекс. А так оно, государство, и само не имеет ничего против «Русские, вперед!», «Прости, распятая Россия!», «Русский марш — за русскую империю!».

По данным Левада-центра, к идее «Русского марша» положительно относится 26% опрошенных, отрицательно — 30%, 45% — затрудняются ответить. «Русские, вперед!» — говорили в Люблине. Вот только — куда?

топ авторов мнений

Юлия Латынина 26
Станислав Белковский 20
Михаил Делягин 17
Олег Кашин 13
Андрей Пионтковский 11
Михаил Ходорковский 11
Андрей Колесников 10
Юрий Пронько 7
Семён Новопрудский 6
Анатолий Лысенко 5
Дмитрий Камышев 5
Дмитрий Орешкин 5
Михаил Касьянов 5
Слава Тарощина 5
Александр Донской 4
Александр Рубцов 4
Алексей Навальный 4
Валерия Стрельникова 4
Глеб Павловский 4
Эдуард Лимонов 4
el-murid.livejournal.com 3
Simon Shuster 3
Алексей Кудрин 3
Алексей Кунгуров 3
Борис Вишневский 3
Валерий Соловей 3
Виктор Шендерович 3
Дмитрий Губин 3
Дмитрий Травин 3
Марианна Кочубей 3
Матвей Ганапольский 3
Михаил Фишман 3
Николай Петров 3
Станислав Кучер 3
Ivan Krastev 2
KermlinRussia 2
yzhukovski.livejournal.com 2
Александр Гольц 2
Александр Морозов 2
Александр Рыклин 2
Алексей Захаров 2
Алексей Левинсон 2
Алексей Макаркин 2
Алексей Мухин 2
Анатолий Баранов 2
Андрей Анисимов 2
Андрей Бабицкий 2
Андрей Бузин 2
Андрей Лошак 2
Андрей Мальгин 2
Андрей Полунин 2
Антон Носик 2
Божена Рынска 2
Булат Столяров 2
Валерия Новодворская 2
Василий Власов 2
Владислав Иноземцев 2
Владислав Наганов 2
Владислав Сурков 2
Георгий Бовт 2
Глеб Черкасов 2
Евгений Чичваркин 2
Екатерина Винокурова 2
Кирилл Рогов 2
Лилия Шевцова 2
Максим Гликин 2
Михаил Леонтьев 2
Николай Клименюк 2
Олег Козырев 2
Сергей Гуриев 2
Сергей Митрофанов 2
Сергей Шелин 2
Юрий Староверов 2