Конфискация «агентского» миллиарда

Кремль решил финансово уничтожить своих критиков

Николай Петров (ведущий эксперт Московского центра Карнеги)

Если раньше речь шла о том, чтобы президенту докладывали о нарушениях, выявленных в ходе проверок НКО, то сейчас Путин изложил новую концепцию взаимодействия. Она сводится к тому, что Кремль вправе делать в стране что хочет, и вправе припугнуть западных партнеров, «наехав» и на их организации. Думаю, это не заранее выбранная стратегия, просто последовательность шагов власти привела к выстраиванию более жесткой авторитарной модели в России.

Есть два политических сюжета, которые заставляют власть активно атаковать НКО. Первый — антикоррупционная кампания. В ней Кремль хочет быть борцом-монополистом, хочет сам выбирать цели и демонстрировать борьбу с коррупцией. Ему не нужны другие, относительно автономные организации, которые могут заниматься тем же самым. Поэтому организации типа Transparency International Russia рассматриваются как занимающиеся нежелательной деятельностью.

Второй сюжет еще более важный и срочный — это выборы. Кремлю на выборах не нужны независимые наблюдатели, и поэтому «Голос» тоже является объектом атаки. Скорее всего, мы увидим на ближайших выборах множество прокремлевских организаций, которые будут регистрировать огромное количество наблюдателей, и затем заявлять, что выборы прошли гладко.

Как мы видим, Кремль в своей борьбе с НКО движется с двух концов. С одной стороны, он отсекает западных спонсоров, с другой — хочет повесить ярлыки на некоторые организации, всячески затруднить им жизнь, и обложить их штрафами, которые для многих окажутся фатальными.

Если НКО встанут перед выбором — остаться без денег или признать себя «иностранными агентами», они что предпочтут?

В ситуации, когда бизнес контролируется властью, источники финансирования НКО внутри страны также контролируются Кремлем. Это либо государственные гранты, либо деньги, которые по разрешению сверху выплачивают НКО определенные бизнес-структуры. В этих условиях финансировать организации, которые Кремлю кажутся нежелательными, могут либо эмигранты из-за границы, либо западные организации.

Сейчас дилемма — признать себя «иностранным агентом» и жить, либо умереть стоя — перед НКО уже не стоит. Те ужесточения, которые уже введены в отношении НКО, означает сворачивание деятельности многих из них. То, что предлагает им Кремль — полностью перейти на государственное финансирование — означает очень короткий поводок и очень жесткий контроль за деятельностью.

Ликвидируя неугодных, Кремль в чем-то проигрывает?

Кремль в очередной раз — возможно, в последний — наступает на одни и те же грабли. Пытаясь бороться с автономными критиками, он лишает себя и независимой экспертизы, и нервной системы. Раньше сигнал о неблагополучии на региональном уровне мог быстро поступить в центр по каналам НКО, и на него можно было оперативно отреагировать. Сейчас — нет, и в этом заключается глупость Кремля.

Если у вас в организме что-то болит, вы можете либо лечиться, либо пить обезболивающее до тех пор, пока не сгниет рука или нога. Ровно то же Кремль делает с гражданским обществом, будучи в плену тактических задач.

Все, что делает Москва, репродуцируется на региональном уровне. В итоге, резко сужаются возможности получения информации, неугодной властям. По сути, Кремль лишает себя сбалансированной информации об обстановке в стране. Желая избежать скандалов и борясь с призраком «оранжевой» угрозы, он сам делает себя слепым и глухим. В таком состоянии власть будет еще менее адекватной.

В России не очень любят тех, кто живет на зарубежные деньги. Кремль хочет нажить политический капитал из кампании против НКО?

Безусловно. Информация о зарубежных источниках финансирования НКО регулярно предоставляют в Минюст. Никаких секретов от власти в этой сфере нет и быть не может. Идея с «иностранными агентами» как раз позволяет вывести эту информацию в публичное пространство. Прежде всего, для дискредитации неугодных организаций.

Представьте: у вас выборы. После них десять организаций, в разной степени близкие к Кремлю заявляют, что все нормально, и только «Голос» утверждает, что нарушений много. Вот тут власть извлекает туза из рукава и говорит, что «Голос» — иностранный агент. Мол, имейте в виду, граждане, кто платит — тот и музыку заказывает, вот кое-кто и поет не со своего голоса. Это простая, но вполне действенная модель. К тому же «наезд» на НКО сочетается с весьма агрессивной западной риторикой. И то, и другое — с точки зрения Кремля — работает на повышение легитимности власти. В нынешней ситуации власть в этом крайне нуждается…

топ авторов мнений

Юлия Латынина 26
Станислав Белковский 20
Михаил Делягин 17
Олег Кашин 13
Андрей Пионтковский 11
Михаил Ходорковский 11
Андрей Колесников 10
Юрий Пронько 7
Семён Новопрудский 6
Анатолий Лысенко 5
Дмитрий Камышев 5
Дмитрий Орешкин 5
Михаил Касьянов 5
Слава Тарощина 5
Александр Донской 4
Александр Рубцов 4
Алексей Навальный 4
Валерия Стрельникова 4
Глеб Павловский 4
Эдуард Лимонов 4
el-murid.livejournal.com 3
Simon Shuster 3
Алексей Кудрин 3
Алексей Кунгуров 3
Борис Вишневский 3
Валерий Соловей 3
Виктор Шендерович 3
Дмитрий Губин 3
Дмитрий Травин 3
Марианна Кочубей 3
Матвей Ганапольский 3
Михаил Фишман 3
Николай Петров 3
Станислав Кучер 3
Ivan Krastev 2
KermlinRussia 2
yzhukovski.livejournal.com 2
Александр Гольц 2
Александр Морозов 2
Александр Рыклин 2
Алексей Захаров 2
Алексей Левинсон 2
Алексей Макаркин 2
Алексей Мухин 2
Анатолий Баранов 2
Андрей Анисимов 2
Андрей Бабицкий 2
Андрей Бузин 2
Андрей Лошак 2
Андрей Мальгин 2
Андрей Полунин 2
Антон Носик 2
Божена Рынска 2
Булат Столяров 2
Валерия Новодворская 2
Василий Власов 2
Владислав Иноземцев 2
Владислав Наганов 2
Владислав Сурков 2
Георгий Бовт 2
Глеб Черкасов 2
Евгений Чичваркин 2
Екатерина Винокурова 2
Кирилл Рогов 2
Лилия Шевцова 2
Максим Гликин 2
Михаил Леонтьев 2
Николай Клименюк 2
Олег Козырев 2
Сергей Гуриев 2
Сергей Митрофанов 2
Сергей Шелин 2
Юрий Староверов 2