Загончик при власти

Совет по правам человека при президенте превратился в ручное гражданское общество

Лилия Шевцова (член научного совета Фонда Карнеги)

Обновленный СПЧ собрался в ситуации, когда произошло усиление репрессивного уклона власти. Более того, в России создана законодательная основа для движения к диктатуре. Страна вернулась в эпоху политзаключенных, слежки, внесудебных обысков и похищения неугодных режиму людей за границей. Именно в этой ситуации в консультативный орган при президенте Путине решили войти знаковые представители гражданского общества и интеллектуальной элиты, известные своим либерализмом, среди них Ирина Хакамада, Павел Гусев, Николай Сванидзе, Леонид Парфенов, Станислав Кучер, Леонид Никитинский, Елена Масюк, Сергей Пашин, Лилия Шибанова.

Вхождение в президентский совет означает согласие его членов стать партнером власти и играть по ее правилам. И ни у кого нет сомнений в том, кто определяет эти правила. Членов совета не смутила необходимость говорить о правах и свободах с властью, которая предпринимает усилия, чтобы общество о своих правах и свободах не вспоминало. Членов совета не смутила и история этого органа, который известен тем, что ни одна из его основных инициатив не была поддержана властью. Кремль проигнорировал и экспертизу по делу Ходорковского, и выводы группы по делу Магнитского, и призывы отправить Чурова в отставку, и беспокойство совета в связи с процессом Pussy Riot. Совет не смутил и выход из его состава достойных людей (в том числе Людмилы Алексеевой, Светланы Сорокиной, Ирины Ясиной, Алексея Симонова, Дмитрия Орешкина). А еще до этого исхода СПЧ покинула его первый руководитель Элла Памфилова. Новые участники действа могли бы прислушаться к тому, о чем предупреждала Людмила Алексеева: «Путина мы знаем — и знаем, что при нем неэффективно работать».

Словом, совет уже имеет определенную историю, и нельзя сказать, что те, кто присоединился к нему, и те, кто продолжает там работать, не имеют понятия, с чем они имеют дело и какая роль им уготована. При предыдущих президентствах, когда Кремль еще любил заниматься имитационными играми, можно было заблуждаться и питать иллюзии относительно свободолюбия власти. После произведенной в этом году Кремлем антиоранжевой «контрреволюции» основания для наивности либо надежд были убедительно исчерпаны.

Сам Путин сказал своему совету честно: «В нашей работе будет преемственность». Следовательно, будет то, что и было: совет будет рекомендовать, а власть будет его игнорировать.

Кремль, загнавший общество в душный чулан, хочет подправить свою репутацию за счет репутации приличных людей. Но все еще находятся оптимисты, которые говорят: «Глядите, что Путин позволяет! И кто скажет, что у нас нет свободы слова!» Правда, в обмене мнений, который мы наблюдали, важнее не то, что говорили отважные члены СПЧ, а что отвечал им Путин. А он обещал: «Мы с вами еще подискутируем по этой теме». Вот и весь разговор. Так было на предыдущих встречах с президентом, так будет на следующих. Пока Путину не надоест делать себе политический макияж.

Президент предложил своим собеседникам сделку: вы говорите о проблемах (но не выходя за понятные всем пределы), а я делаю что хочу. И мы не обижаемся друг на друга. Это было предложение войти в карманное гражданское общество. И оно было принято: ведь никто по завершении встречи из СПЧ не вышел.

Правда, президент проигнорирует не все предложения. Одно ему должно уж точно понравиться — предложение Пушкова побороться за права и свободы за рубежом. И прежде всего в Америке. Было видно, что эта идея Путина вдохновила сразу. После того как американский конгресс одобрит «закон Магнитского», гражданскому обществу при президенте будет чем заняться. Заранее сочувствую!

Ирина Хакамада, обосновывая свое участие в совете при Путине, заявила о необходимости диалога и компромиссов с властью. Но ведь диалог предполагает равенство сторон и их ресурсов. А какой может быть диалог на площадке власти?

Что касается компромиссов с Кремлем, то они предполагают уступки обеих сторон. Что готов был уступить Путин? И какие могут быть компромиссы и диалог в период репрессий?

Подозреваю, что поведение участников совета и их заготовки, которые они выложили, — все это должно показать Путину, что он владеет ситуацией и легко может манипулировать своей просительно-заискивающей (по большей части) аудиторией. Этот разговор должен был помочь ему преодолеть остатки опасений, которые могли остаться после недавних выходов москвичей на улицу. Он мог убедиться и в том, что протестная волна опала и ему не угрожает. Иначе его ручное гражданское общество вряд ли было бы столь представительным.

Но в совете есть и те, кто там смотрится естественно и на своем месте. Это те правозащитники, которые пришли решать конкретные проблемы. Скажем, помочь девочке-сироте из Нижнего Новгорода получить квартиру. Либо убедить власть выделить доктору Лизе средства на помощь бомжам. Эта деятельность укладывается в рамки структуры при персоналистской власти и не несет ни морального, ни политического ущерба. Остальные члены СПЧ — медийные персоналии, эксперты, общественные деятели в рамках такой структуры — вынуждены работать на самосохранение власти, но в ущерб своей репутации.

Что за мотивы, которые заставляют цвет нашей интеллектуальной элиты соглашаться петь в кремлевском хоре — наивность, стремление к сохранению статусной роли? Какая разница. Важнее то, что они показали, что у Путина есть ресурс и он им умеет пользоваться.

Но нет худа без добра. Формирование гражданского общества «при Кремле» при нарастании системного кризиса означает, что нам нужно активнее строить свое, независимое от Кремля гражданское общество и энергичнее искать новые авторитеты и новых лидеров.

топ авторов мнений

Юлия Латынина 26
Станислав Белковский 20
Михаил Делягин 17
Олег Кашин 13
Андрей Пионтковский 11
Михаил Ходорковский 11
Андрей Колесников 10
Юрий Пронько 7
Семён Новопрудский 6
Анатолий Лысенко 5
Дмитрий Камышев 5
Дмитрий Орешкин 5
Михаил Касьянов 5
Слава Тарощина 5
Александр Донской 4
Александр Рубцов 4
Алексей Навальный 4
Валерия Стрельникова 4
Глеб Павловский 4
Эдуард Лимонов 4
el-murid.livejournal.com 3
Simon Shuster 3
Алексей Кудрин 3
Алексей Кунгуров 3
Борис Вишневский 3
Валерий Соловей 3
Виктор Шендерович 3
Дмитрий Губин 3
Дмитрий Травин 3
Марианна Кочубей 3
Матвей Ганапольский 3
Михаил Фишман 3
Николай Петров 3
Станислав Кучер 3
Ivan Krastev 2
KermlinRussia 2
yzhukovski.livejournal.com 2
Александр Гольц 2
Александр Морозов 2
Александр Рыклин 2
Алексей Захаров 2
Алексей Левинсон 2
Алексей Макаркин 2
Алексей Мухин 2
Анатолий Баранов 2
Андрей Анисимов 2
Андрей Бабицкий 2
Андрей Бузин 2
Андрей Лошак 2
Андрей Мальгин 2
Андрей Полунин 2
Антон Носик 2
Божена Рынска 2
Булат Столяров 2
Валерия Новодворская 2
Василий Власов 2
Владислав Иноземцев 2
Владислав Наганов 2
Владислав Сурков 2
Георгий Бовт 2
Глеб Черкасов 2
Евгений Чичваркин 2
Екатерина Винокурова 2
Кирилл Рогов 2
Лилия Шевцова 2
Максим Гликин 2
Михаил Леонтьев 2
Николай Клименюк 2
Олег Козырев 2
Сергей Гуриев 2
Сергей Митрофанов 2
Сергей Шелин 2
Юрий Староверов 2